Поддержать программу
Синдеева
36:50
10 сентября

Юлия Пересильд: «Почему Кирилл под стражей, как опасный преступник, а агрессивным православным организациям все позволено?»

Актриса о том, как нападки на «Матильду» отвернут молодежь от церкви, почему не заходит на фейсбук и на какие компромиссы не стыдно идти
15 464
0
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик?   Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?
Расписание
Следующий выпуск
1 октября 21:00
среда: 13:00
воскресенье: 21:00
понедельник: 00:00, 10:00, 23:00

В гостях у Натальи Синдеевой побывала актриса и попечитель фонда «Галчонок» Юлия Пересильд. Она объяснила, почему возмущена нападениями на фильм Алексея Учителя «Матильда» и тем, что виновники остались безнаказанными, в то время как Кирилл Серебренников, который не причинял никому вреда, сидит под домашним арестом словно преступник. Она также рассказала о деятельности своего фонда и почему помощь одному конкретному ребенку для нее важнее, чем заявление об отказе от бюджетных денег и государственных наград (как призывал в своем открытом письме Иван Вырыпаев).

www.bf-galchonok.ru
Помочь фонду: отправь слово «ГАЛЧОНОК» и любую сумму на номер 3443

Синдеева: Ура! Программа «Синдеева» вернулась в BORK на «Садовую-Спасскую», и мне очень приятно, что новый сезон мы открываем с блендером и с вот этим потрясающим напитком, очень полезным, очень здоровым. И вот этот блендер – это, конечно, спасение для, во-первых, любой домохозяйки, во-вторых, для работающих девушек и женщин и особенно тех, кто увлекается ЗОЖ, здоровым питанием, потому что буквально за там полторы, две, три минуты ты можешь сделать очень быстро из любых ингредиентов, которые вы любите, потрясающий клевый смузи, соки, не знаю, болтушки. Поэтому сегодня я угощу свою гостью (а это солнце – Юлия Пересильд) вот этим прекрасным смузи из персика, мяты и банана, и малины.

Ну, что, программа «Синдеева» вернулась в наш любимый BORK, и мы открываем новый сезон в BORKе. И мне очень приятно. И, ты знаешь, сегодня у меня в гостях Юлия Пересильд – актриса кино, театра, попечитель фонда «Галчонок», и вообще невероятная энергичная талантливая девушка (женщиной у меня не поворачивается язык тебя назвать, несмотря на то, что ты мама уже достаточно взрослых детей).

Пересильд: Да, аж двоих!

Синдеева: Аж двоих. Юль, привет!

Пересильд: Привет!

Синдеева: Очень давно тебя ждала. Сегодня мы будем пить вот этот прекрасный смузи. А вот, например, с мальчиками я недавно снимала программу, нам вино тут наливали.

Пересильд: Вот так! Вот так!

Синдеева: Но мы с тобой ЗОЖ.

Пересильд: ЗОЖ.

Синдеева: Юль, когда я, собственно, вчера готовилась к программе, у меня там сложилась канва нашего с тобой разговора. Но за сегодняшний, за вчерашний вечер, ночь и там сегодняшнее утро много чего произошло, что меня совершенно не отпускает. И я эмоционально, ну, с одной стороны, так разобрана, с другой стороны, расстроена. Ты знаешь, я поняла, что я никакая не актриса, и я не могу собрать себя в кучу и начать с тобой говорить вообще о чем-то другом, а не о том, что меня сейчас невероятно волнует. Дело в том, что мы все, и в том числе телеканал Дождь, следим за процессом Кирилла Серебрянникова. С болью, с сопереживанием, с состраданием, с постоянным страхом, как бы что такое сделать, чтобы, не дай бог, не навредить. И вот мы с самого начала освещаем (мы как сейчас телеканал), освещали и освещаем этот процесс. Стараемся максимально придать ему публичность, максимально рассказывать там обо всем. И понятно, как в любой работе, особенно на таком нерве, который сейчас есть у всех, и у журналистов в том числе, которые освещают этот процесс, случаются там и ляпы, и ошибки. Вот как в этой ситуации нам всем там, с одной стороны, не навредить, с другой стороны, не знаю, помочь. Какое количество людей подписали эти письма, сколько людей пришли поддерживать, сколько людей поручились, известных авторитетных людей. И что мы видим? Что это не имеет никакого результата, и при этом каждое наше действие, вот письмо, хорошо это или плохо? Там все говорят, да плохо письмо, потому что это еще больше вызывает реакцию, потому что власть не любит, когда на нее таким образом давят, понимаешь? А, с другой стороны, а что нам остается всем делать? Вот мы каждый делаем то, что считаем возможным и нужным.

Пересильд: Ну, на мой взгляд, безусловно, сейчас об этом невозможно не думать. Ты все равно, куда бы ты ни пришел, с кем бы ты ни начал разговаривать, о чем бы ты ни хотел поговорить, все равно, к сожалению, а, может, и к счастью, не знаю, все сводится к одной теме, потому что мы все переживаем за Кирилла. Кирилл – наш друг, наш коллега. Другой вопрос, что наверняка мы все люди очень, в первую очередь, эмоциональные, безусловно. И я тоже сама себя ловлю на мысли, стоя в суде или около суда, или подписывая очередное письмо, я тоже каждый раз думаю, как бы так вот почувствовать, как сейчас нужно поступить. Потому что не хочется, с одной стороны, знаешь, представляется для многих людей, к сожалению, которые не в курсе, кто такой Кирилл, что это за человек, как он вообще жил, как он работал, как он существовал, какой он Серебрянников-бессеребреник, понимаете? Насколько его жизнь была такой демократичной, не пафосной.

Синдеева: Нет, и материальные ценности вообще никогда не были его…

Пересильд: Это вообще, и вот те люди, которые не знают этого, да, просто люди из других городов, кто не видел его спектакли, кто не видел его фильмы, конечно, у них тоже возникает такая агрессивная реакция на то, что вдруг вот сейчас якобы он что-то сделал, а мы, поскольку мы его дружки, начинаем его выгораживать, да? И чем больше ты про это пишешь, вот я выкладываю посты в инстаграме, еще что-то делаю, я же читаю комментарии многих людей! И ты вступаешь невольно в такую с ними дискуссию на предмет того, пытаясь объяснить, что это все не так. Но, конечно, конечно, они в это не поверят. И тогда в моей голове и, думаю, во многих головах возникает мысль о том, что - а вообще надо ли это делать? А вообще правильно ли это делать? И как говорить об этом так, чтобы не вызывать лишней агрессии? Лишней агрессии со стороны людей, со стороны чиновников.

Полная версия доступна только подписчикам. Подпишитесь: