Лекции
Кино
TED BBC
Елена Ханга об увольнении с НТВ, возвращении «Про это» и истории жизни отца — от революционера до премьер-министра Танзании
Читать
52:09
0 32951

Елена Ханга об увольнении с НТВ, возвращении «Про это» и истории жизни отца — от революционера до премьер-министра Танзании

— Синдеева

К Наталье Синдеевой пришла телеведущая, ведущая легендарной программы «Про это» Елена Ханга. Она обсудила с Синдеевой вероятность возрождения «Про это» на Дожде, прошлое телевидения и будущее интернета, а также поделилась историями о том, как уволилась с НТВ в день 25-летия канала, отказалась от работы в CNN и уехала из Нью-Йорка из-за Парфенова. Помимо этого Ханга рассказала о своем происхождении: ее отец был революционером, премьер-министром Танзании, сыном имама и жертвой переворота в стране. 

  • «Я пошла и уволилась»: Елена Ханга о том, как встретила 25-летие НТВ (Смотреть)
  • Революционер, премьер-министр и сын имама: Елена Ханга рассказывает историю своего отца из Танзании (Смотреть)
  • Елена Ханга о том, ждать ли возвращения программы «Про это»​ (Смотреть)

Синдеева: Еще солнышко за окном, мы все так же в бутике Bork, чувствуется, что за окном лето. И сегодня у меня в гостях телеведущая, журналист, и в маленький период даже ведущий телеканала Дождь, не очень длинный, но это было прекрасное время, Елена Ханга. Лена, привет.

Ханга: Привет. Спасибо за приглашение.

Синдеева: Ты знаешь, я тут недавно вдруг, когда начала вспоминать, мне кажется, что вот этот период, когда ты работала на Дожде, это было просто в какой-то вообще другой жизни.

Ханга: Конечно.

Синдеева: И это было, вроде и было-то всего восемь лет назад, но это другая жизнь была.

Ханга: Я же еще пришла до того, как Дождь начался.

Синдеева: Да.

Ханга: Мы же еще занимались дыханием, мы изучали…

Синдеева: Да, с Анной Николаевной.

Ханга: Ой, она великолепна. Я половины не понимала, что она говорила, у меня ничего не получалось, но мне так нравилось, и люди, которые окружали, это была атмосфера. А потом начались эфиры, и за мной как-то заехал приятель, и он вошел в эту студию, он не поверил своим глазам. Он говорит: «А можно, я тут поживу? У вас такая атмосфера, это совсем не телевидение, это что-то другое, это что-то параллельное». Хорошие были времена.

Синдеева: Да, хорошее было время. Ты знаешь, очень многие приходили тогда, я помню, особенно большие телевизионные начальники, с больших каналов, с которыми я дружу и дружила, говорили, можно, мы к тебе придем, чуть-чуть попитаемся этой энергией? Я говорила, приходите. Знаешь, на Флаконе ты же у нас была?

Ханга: Да.

Синдеева: Но ты, наверное, ты так, прошла по каналу?

Ханга: Да.

Синдеева: В общем, мы попытались сохранить этот дух, но очень тяжело.

Ханга: Я думаю, время. Дело в том, что время изменилось. Мне напомнило это немного девяностые… Нет, не девяностые, 1987 год, когда передача «Взгляд» начиналась, и вот тогда меня пригласили три мушкетера — Любимов, Захаров и Листьев, и вот тоже такое же настроение было, вот тоже пора надежд, ощущение, что все возможно. Ощущение, что, в общем, достаточно оттолкнуться, и ты полетишь, просто не очень хочется, но в принципе это можно. Вот у вас на Дожде было тоже такое настроение.

Читать
Комментарии (0)
Фрагменты
Другие выпуски
Популярное
Интервью с самым узнаваемым репортажным фотографом Стивом МакКарри