Поддержать программу

«Для меня это боль! Это просто какая-то дичь!»: Ирина Горбачева о влиянии радикальных преподавателей на молодых актеров, а также о деле Серебренникова

3 887
0
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Расписание
Следующий выпуск
24 декабря 21:00
понедельник: 23:00
вторник: 15:00
воскресенье: 21:00
понедельник: 00:00

Актриса Ирина Горбачева, которая сыграла одну из главных ролей в «Аритмии» Бориса Хлебникова, побывала в гостях у Натальи Синдеевой и рассказала о том, как складывались взаимоотношения между студентами и преподавалетями в Щукинском училище в годы ее собственного обучения и что думает о последних скандалах вокруг театральных деятелей.

Синдеева: Я очень хочу тебя спросить про, собственно, твою альма-матер, про Щукинское театральное училище, с которым за последнее время как-то несколько лет связано много ярких, ну, историй, не очень каких-то симпатичных. Года три назад, ваш преподаватель Павел Любимцев очень резко на федеральных каналах выступил по поводу нового поколения режиссеров. И Саша Молочников, который, собственно, режиссер МХТ и сейчас «Мифов», вот он у меня был в программе, и он мне как раз об этом рассказал. Он говорит: «Я тогда поехал к студентам в «Щуку».

Горбачева: Да, я видела этот ролик.

Синдеева: Понимаешь, о чем? Когда он говорит: «Я-то думал, что сейчас студенты там скажут, мы больше не подадим руки, там, не знаю, этому преподавателю», ну, то есть, будут защищать свою позицию. А оказалось, они все, никто не видел фильмы, спектакли Серебренникова, Богомолова, молодых режиссеров, но все осуждают, все плохо. Недавно буквально, там, несколько недель назад была история с брусникинцами.

Горбачева: Жесть! Это жесть!

Синдеева: А во время твоей учебы это было в «Щуке»? Что-то произошло, изменилось? И вообще почему?

Горбачева: Нет, нет, ничего не изменилось. На самом-то деле, для меня моя альма-матер консервируется. Ну, то есть, просто с каждым годом. И чем радикальнее становятся педагоги, тем радикальнее становятся студенты. Потому что авторитет педагога – это же… Ну, то есть, педагоги же могут некоторые купаться, измещать свои какие-то чувства в том, что я вообще для них светило Всея Руси, и так далее, и так далее, и так далее. Человек, который просвещает, направляет, знает толк в искусстве. А между тем, очень много людей, которые не в профессии. То есть, не по-настоящему действующие режиссеры или артисты, и так далее, и так далее. То есть, они достаточно отстранены от реальности, от того, что, куда идут студенты, что будет с ними. В принципе, что в театр практически уже никто не попадает. Но, тем не менее, эти же педагоги, они набирают с каждым годом все равно студентов. То есть, тут такая вообще двоякая позиция. Ну, то есть, как бы, что они делают.

Синдеева: То есть, неужели педагог имеет такое сильное влияние на студентов, что они говорят: «Я не пойду смотреть спектакль Богомолова или Серебренникова, потому что это ужасно!»

Горбачева: Так у нас то же самое, так нет…

Синдеева: У вас было то же самое?

Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?