Лекции
Кино
TED BBC
Что такое Cпециальная Олимпиада, на которой сборная России выиграла 175 медалей, и какие дети туда попадают
Рассказывает Катя Жукова, золотая призерка Специальной Олимпиады в ОАЭ
Читать
38:01
0 8626

Что такое Cпециальная Олимпиада, на которой сборная России выиграла 175 медалей, и какие дети туда попадают

— Синдеева
Рассказывает Катя Жукова, золотая призерка Специальной Олимпиады в ОАЭ

На Специальной Олимпиаде 2019 года в Абу-Даби российская сборная завоевала 175 медалей, тем самым показав лучший результат в истории соревнований. В Специальной Олимпиаде принимают участие спортсмены с особенностями умственного развития. В гостях у Натальи Синдеевой — Катя Жукова, золотая и бронзовая медалистка Специальной Олимпиады в ОАЭ. 

Синдеева: Совсем недавно наша сборная вернулась со Всемирных летних игр, олимпиады.

Жукова: Специальной олимпиады.

Синдеева: Специальной олимпиады, которая прошла в Абу-Даби.

Жукова: Да, 2019 года.

Синдеева: Да. И вообще очень мало людей знают про эти специальные олимпиады. И, к сожалению, вот я, например, тоже об этом узнала совершенно случайно. При этом наша сборная вернулась с огромным количеством медалей, и, в общем-то, триумфаторами вернулись. И вот в связи с этим я очень захотела рассказать нашим зрителям про то, что такое специальные олимпиады, и пригласила тебя. У меня сегодня в гостях Катя Жукова, она на этой олимпиаде получила золото по велоспорту.

Жукова: Золото и бронзу.

Синдеева: Класс! Ну, Катя об этом расскажет в программе. А так как у нас есть прекрасный партнер компания De'Longhi, и каждый раз я задаю своим гостям вопрос: а что и какой кофе вы любите пить? Катя, что ты любишь?

Жукова: Капучино.

Синдеева: Есть еще приложение, которое можно установить, и, в общем-то, можно, не подходя к машине, выставить кофе, который ты любишь, определить, например, количество кофе, крепость, количество молока, зафиксировать его, и кофемашина умная будет с одной кнопочки это делать.

Жукова: Неплохо.

Синдеева: Да, да. Сейчас посмотрим. А потом он очень красивый получается.  

Синдеева: Ну, что, Кать. Фантастический получился у меня, конечно, капучино. Поэтому я тебя приглашаю к разговору, сейчас мы с тобой пойдем в студию.

Жукова: Хорошо.

Синдеева: Я сегодня пригласила в гости очень красивую девушку Екатерину Жукову, которая не просто красивая, молодая и юная, она еще золотая и бронзовая медалистка специальной олимпиады. Только что наша сборная вернулась со dсемирных игр по специальной олимпиаде в Абу-Даби. Прилетела сборная с огромным количеством наград, и золотых, и серебряных, и бронзовых. И на самом деле движение вот этой специальной олимпиады уже существует больше 50 лет, и когда-то основано было сестрой Джона Кеннеди. Но к моему огромному огорчению в России вообще мало об этом кто знает. Я, например, тоже совсем недавно узнала о том, что есть такая специальная олимпиада, и то только потому, что сын моих друзей, он участвует в этой олимпиаде. И больше я нигде об этом никогда не слышала. Поэтому, Кать, я очень хотела бы, чтобы ты про это рассказала. Вообще, что это такое – специальная олимпиада? Потому что даже очень многие, когда я рассказывала о том, что я хочу поговорить об этом, все путают. Параолимпиада — это, параолимпийская сборная? Нет, это совсем другое. Это олимпиада для людей с особенностями ментального развития.

Жукова: С ограниченными возможностями, но есть также юнифайд. Это с общеобразовательных школ. То есть, тоже берут.

Синдеева: Когда смешанные, да, выступают?

Жукова: Да, смешанные.

Синдеева: Ну, расскажи, все, что ты считаешь нужным рассказать про специальную олимпиаду, расскажи мне и нашим зрителям.

Жукова: Ну, про специальную олимпиаду я сама узнала вот не так давно. Ну, стремилась к ней, естественно. Были 4 года назад отборочные соревнования в Лос-Анджелесе. Я, к сожалению, не смогла попасть. А сейчас спустя 4 года вот был в Абу-Даби. И меня вот как раз отобрали, и за год мы проходили всякие диспансеризации, чтобы попасть туда, чтобы не было никаких проблем. Специальная олимпиада, она дает возможности как раз быть, как говорится, выше и сильнее. То есть, отборочные, они проходят, ну, просто ты приезжаешь тоже в город, катаешься, тебе дают места, но толку ноль. Вот. А так бывает раз в 4 года отборочные.

Синдеева: Катя, а что такое все-таки специальная олимпиада? Почему она специальная?

Жукова: А потому что дети с ограниченными возможностями, которые не могут попасть как раз, ну, в какие-то другие там сборные. Собирают, как это сказать?

Синдеева: Дают возможность таким детям действительно попасть, не просто поучаствовать в соревновании в школе, а попасть…

Жукова: Да, не как обычно проходит, а чтобы были какие-то награды более уже. Не как просто там медалька, как вот у нас.

Синдеева: Да, покажи, пожалуйста, свои медали. Это золотая?

Жукова: Это да, вот это золотая, первое место. То есть, она еще и весит, вот попробуйте.

Синдеева: Катя получила золотую медаль за велоспорт.

Жукова: Также бронза тоже.

Синдеева: А бронза тоже за велоспорт?

Жукова: Да. То есть, я выступала только по велоспорту.

Синдеева: А в разных видах?

Жукова: Нет. Один вид.

Синдеева: А какой?

Жукова: Нас от России было 215 человек. И у нас было 24 вида спорта. То есть, разновидные. Там нету вот, что едут только по одному. Но от велоспорта было 205. То есть, со всего мира велосипедистов.

Синдеева: Класс!

Жукова: И вот мы соревновались между собой.

Синдеева: А сколько нужно было проехать?

Жукова: У каждого дистанция своя. Есть 5 км, есть 10, есть 15, 25 и 40.

Синдеева: Сколько у тебя была?

Жукова: Там было на 40, из девушек никто не ехал, потому что сейчас у всех, ну, у большинства, то есть, погода не позволяет кататься на открытой местности. То есть, мы занимаемся в зале. Но в зале ехать, ну, намного проще. А когда ты выходишь на открытую местность, ты глотаешь вот этот воздух, и потом начинается…

Синдеева: Ну, плюс Абу-Даби, там, наверное, все-таки песок и жарко.

Жукова: Там сразу кашель, все. Вот. И другие страны приехали уже подготовленные, а мы только вот в зале. То есть, на улице тяжелее намного. Так я проехала 5 км и 10 км.

Синдеева: А золото за что?

Жукова: Золото за 5 км.

Синдеева: Кто-то еще из сборной был? В российской сборной, кто ехал с тобой соревноваться?

Жукова: Ну, я вообще соревновалась против других.

Синдеева: Против других.

Жукова: А так мы были объединены с Костромой. Кострома ехала по велоспорту и Москва.

Синдеева:, это были твои первые такие большие соревнования?

Жукова: Да.

Синдеева: Расскажи, вообще какие там вокруг тебя были ребята? С кем-то ты подружилась? Насколько было страшно?

Жукова: Ну, страшно мне не было, потому что, ну, я знала, куда я поеду, что как будет. Ребята… Там было вот очень много видов спорта. В принципе, мы уже давно друг друга знали, потому что мы встречались в школах как раз, когда участвовали в соревнованиях. Вот, допустим, я играла в мини-волейбол, и постоянно к нам приезжали школы.

Синдеева: А школы – это тоже были интернаты специальные?

Жукова: Да.

Синдеева: То есть, это всегда?

Жукова: Но бывали и юнифайды приезжали.

Синдеева: Юнифайды – это когда смешанные?

Жукова: Смешанные, да.

Синдеева: Дети из обычных школ.

Жукова: И с интернатов. То есть, я даже участвовала как юнифайд постоянно. Там куда-то меня тоже пропихивали, и… Я говорю, вот так, в принципе, если посмотреть, говорю, нормально.

Синдеева: То есть, это дало невероятные тебе возможности?

Жукова: Очень большую возможность.

Синдеева: Скажи, но перед соревнованием был мандраж? Вот сейчас ты очень волновалась перед эфиром. А перед соревнованиями?

Жукова: Нет, ну, тут это другое дело. Тут, конечно, я буду. А там… Перед соревнованием нет, какое-то было, ты же не знаешь, как соперник ездит. То есть, ты первый раз с ними. Вот. Но у нас было время. То есть, там давалось. Я, допустим, 10 км проезжаю за 19 минут. И у каждого было время, то есть, у нас сначала первая дистанция это была 5 км, это была квалификация. И как раз ставили с твоим уровнем. То есть, не было там такого, что тебе давали девочку быстрее или, наоборот, которая слабее тебя. То есть, все наравне. Вот.

Синдеева: Сколько у вас в заезде было человек?

Жукова: 8 человек. И все получали медали. То есть, там никого не оставляли без.

Синдеева: А вот я тоже прочитала, что как раз в специальной олимпиаде на подиум всегда выходят все.

Жукова: Да.

Синдеева: Независимо от того, у тебя золотая медаль или условно ты забрал подиум, или ты просто участник.

Жукова: Вот, да, они сделали дивизионирование по 8 человек. И 8 человек получают, каждый там с 1 по 8 место.

Синдеева: Класс! Скажи, пожалуйста, какая медаль была сложнее, золотая или бронзовая?

Жукова: Если честно, была бронза.

Синдеева: Почему?

Жукова: Это было 10 км, и там поставили соперниц, они были на секунды быстрее меня. Вот. И там просто все зависело от воздуха. Там была очень большая горка, и как раз…

Синдеева: Какой уклон? Я езжу на велосипеде, я пойму.

Жукова: Склон, очень огромный. И как раз в этом месте был ветер. То есть, ты когда едешь, этот ветер на тебя, и ты как будто крутишь педали не вперед, а назад наоборот.

Синдеева: А вы едете на сцепке? Вы на шоссейниках ездите?

Жукова: Да, шоссейный специальный.

Синдеева: С креплением?

Жукова: Да, все, педали пристегиваются.

Синдеева: Я так понимаю, что ты же могла и не только в велоспорте поучаствовать, судя по тому, каким количеством ты занимаешься.

Жукова: Да, то есть, там можно выбрать различные виды, но если бы у меня произошел отборочный, да, соревнования, мне все равно пришлось бы выбирать. То есть, я бы не смогла приехать на два вида, потому что могли бы поставить гонку в один день, с, допустим, там…

Синдеева: А с чем бы еще ты могла?

Жукова: С мини-волейболом. Вот я тоже люблю играть. То есть, и не состыковка была бы. То есть, мне пришлось бы все равно что-то одно выбрать.

Синдеева: Хорошо. А какой из видов спорта тебе больше всего нравится?

Жукова: Вот сейчас плотно я занимаюсь велоспортом, и больше он мне нравится.

Синдеева: Катя, а ты можешь все-таки сказать, с какими диагнозами, дети попадают? Потому что это очень важно для родителей, у которых есть дети с особенностями, да? И для них это невероятная, на мой взгляд, возможность, поэтому хочется об этом обязательно рассказать. И как родителям узнавать о том, куда отдать своего ребенка?

Жукова: На самом деле, я вам могу сказать, что у меня не было такого, чтобы родители меня куда-то отдавали. Я просто попала в школу-интернат №102, вот.

Синдеева: А это что за интернат был?

Жукова: Это интернат 8-го вида для умственно отсталых. Вот.

Синдеева: Как ты туда попала?

Жукова: Очень часто многие задаются этим вопросом. Врач мне попался, который…

Синдеева: Который поставил такой диагноз?

Жукова: Просто, да, увидел. Там, я не знаю, может, что-то я… Ну, я уже, было это, конечно, давно.

Синдеева: А когда это было? В каком возрасте?

Жукова: Ну, вот, когда перед школой. 7 лет мне было. Меня отправили как диспансеризация. И сказали, что у тебя там что-то. Ну, хотя вот. Да, очень странно было. Мои родители там пытались бороться. Но я говорю, я, когда попала в эту школу, тоже сначала я плакала, не хотела, потому что хотела, как мои там сверстники, чтобы все нормально было. Но могу сказать то, что эта школа дала очень огромный плюс. То есть, я, конечно, не буду некоторых подталкивать, что идите туда, вот. Но так как со мной это произошло, плюсы в том, что вот спортивные соревнования. То есть, тренер сразу заметил у меня потенциал, и она начала меня везде там. Ты участвуешь тут, ты участвуешь тут. Вот. И так у меня, ну, больше ста грамот, и примерно доходит уже до 40 медалей. Вот. То есть, я постоянно, я везде участвую.

Синдеева: То есть, родителям даже не нужно было условно ничего думать и искать, да? Это все случилось в интернате.

Жукова: Да, не надо было, то есть, отдавать в какой-то определенный вид спорта. То есть, я занимаюсь всем вообще. Дай мне мяч в руки – я с ним все сделаю. Я и в волейбол с ним поиграю, и в баскетбол, и в футбол.

Синдеева: Кать, а вот как ты, подожди. Вот ты, ну, то есть, допустим, я думаю, что врач поставил какой-то неверный диагноз, или тогда там непонятно, как сталось. Но ты оказалась с детьми, у которых, может быть, были диагнозы там более сложные.

Жукова: Да, очень. Бывают дети, которые ходить не могут.

Синдеева: И они все учились в интернате?

Жукова: Все диагнозы. Вот ДЦП, дауны. Это вот все в одном. Все в одном.

Синдеева: То есть, в твоем случае фактически у тебя-то как раз инклюзия случилась. То есть, ты в себе человек, у которого я не вижу никаких особенностей, и ты оказываешься как раз с людьми с особенностями. Потому что вот мы же сейчас очень много говорим о том, что важно инклюзивное образование, когда детки с особенностями учатся с детками без особенностей. И как важно их соединять в школе. Очень многие школы отказываются от инклюзии, несмотря на то, что, ну, что движение в эту сторону есть. И, в общем-то, сейчас большая там проблема как раз вот с психоневрологическими интернатами, потому что, ну, по большому счету, их надо закрывать, и надо детей распределять по нормальным школам.

Жукова: Ну, я вам могу сказать то, что если их закроют, это будет очень сложно учителям, потому что в интернатах каждому уделяют время. То есть, если в общеобразовательных на весь класс учитель, а там мало человек в классе. То есть, у меня был класс, он состоял только из 12 человек. И у нас было больше половины вот нормальных, как я. То есть, мы все, да, удивлялись, как, что.

Синдеева: А родители никогда не пытались вас?

Жукова: Пытались, что-то говорили, как, что. Снимали диагнозы, очень много ребят. Ну, я говорю, если посмотреть на эту ситуацию, она, вроде, и плачевная, но, с другой стороны, если бы не школа, допустим, ну, в Абу-Даби я бы точно не поехала. Вот.

Синдеева: Скажи, пожалуйста, а вот шанс из вот, из специальной вот этой сборной попасть в обычную сборную вообще бывает у спортсменов? Такой был опыт?

Жукова: Есть специальная олимпиада, а есть ЛИН. ЛИН – это, ну, тоже как дети с ограниченными возможностями, но там можно получить мастера спорта. И КМС. Вот. И я стремлюсь туда.

Синдеева: Но тоже по велоспорту?

Жукова: Тоже, да, по велоспорту. Я там уже знаю просто соперников, как они ездят, и к чему мне готовиться.

Синдеева: Кать, извини, я все равно не могу тебя не спросить. Ты красивая девочка без каких-либо вообще отклонений. Как ты вот, условно, живешь с этим определением этого диагноза? Насколько часто тебе приходится объяснять, что вот так получилось? Или тебе не нужно этого делать?

Жукова: С возрастом, еще когда я была, уже перешла как бы во взрослые классы, я старалась скрывать, да, потому что я знала реакцию людей, что они там могут потыкать пальцами, сказать, вот.

Жукова: Потом я уже смирилась с этим. То есть, у меня не было такого. Если ко мне подходили, говорили что-то про интернат, ты там умственно отсталая, я говорила то, что диагноза у меня нету, вот. И если сравнить общеобразовательную, у меня было возможностей намного больше, чем у вас. Вот. Поэтому они как-то потом старались, не трогали меня уже.

Синдеева: Ты с кем-то из своих одноклассников, с кем ты была в группе в интернате, продолжаешь общаться?

Жукова: Да, есть одна подруга, я с ней до сих пор общаюсь, узнаю, как у нее, что у нее. У нее тоже работа там.

Синдеева: Скажи, а вот у детей, у которых более тяжелые диагнозы и подтвержденные, как у них складывается жизнь после интерната? Вообще так следишь за этим?

Жукова: Ну, я могу сказать, ну, я приезжаю в школу все равно, то есть, я вижусь с учителями, я вижусь с тренером со своим. Могу сказать так, что у нас не 11 классов, как в общеобразовательной, у нас 12. Потому что у нас с трудовым уклоном школа.

Синдеева: То есть, вам сразу дают какую-то профессию?

Жукова: Нам, да, дают профессию. То есть, у нас швея, столяр, переплетчик, что-то там с земледелием. Я просто на курсы не пошла, я пошла в колледж в нормальный, вот. Так дают профессию, и потом спокойно работают. Нету никаких там. Самое главное, ну, не особо, конечно, упоминать об этом.

Синдеева: Понятно, не рассказывать просто.

Жукова: Да, то есть, в открытую. Ты можешь когда поработать, ты скажешь, а потом человек тоже, да, посмотрит, скажет, ну, ты же нормальная, как вообще произошло? Очень много спрашивают, интересуются. Но ошибки, как, я не знаю, детства. То есть, ну вот врач, я говорю.

Синдеева: А ты больше не видела этого врача, нет? Тебе не хотелось?

Жукова: На самом деле, я бы, конечно, хотела к ней придти, сказать «посмотри на меня», и как бы да. Единственное вот с образованием. То есть, у меня, как бы я училась, да, конечно, на одни пятерки, но это не то. То есть, если до общеобразовательной, я не дотягиваю.

Синдеева: А у тебя есть желание наверстать?

Жукова: Да. Я думала вот в вечернюю школу пойти, вот. Но пока что там…

Синдеева: Кать, тебе надо все делать, у тебя все получится.

Жукова: Конечно, я знаю. Но сейчас пока что работа.

Синдеева: Так, а скажи, работа – что ты имеешь в виду? Спорт или нет? Ты получила специальность в колледже повара?

Жукова: Да.

Синдеева: Да? И что, расскажи? Где работаешь?

Жукова: И работаю пока что на повара-кондитера.

Синдеева: Прям уже работаешь?

Жукова: Да. Я хотела пойти фитнес-тренером, но там просто тоже свои загвоздки, и поэтому пока что есть работа – работаю. А когда будет возможность, сразу пойду, отучусь и уже буду вся в спорте.

Синдеева: Вот скажи, все-таки как ты видишь перспективы? То есть, спорт это же все равно не вечно, да? То есть, это в какой-то момент можно просто оставить как любительский спорт. Вот сколько ты видишь себя в профессиональном спорте?

Жукова: Ну, я вам могу сказать, что вот я была в Абу-Даби, да? Там была женщина, ей было, если я не ошибаюсь, 58 лет. И она все катается на велосипеде.

Синдеева: Да?

Жукова: То есть, я думаю, что до 58 я еще могу кататься.

Синдеева: Но это же позволяет, наверное, обеспечивать себя? Там же нету каких-то премиальных выплат?

Жукова: А ты просто, ты работаешь, ты тренируешься и все.

Синдеева: То есть, ты все равно должен иметь постоянную работу.

Жукова: А потом берешь отпуск на 2 недели и все.

Синдеева: Ну, потому что, например, профессиональные спортсмены в сборных, да, понятно, что там есть еще гонорарный фонд. И когда ты выступаешь, у тебя могут быть рекламные контракты. То есть, это форма заработка. То есть, ты для себя это не рассматриваешь?

Жукова: Это в ЛИНе как раз. Там вот получают мастера спорта, и им как раз за это и деньги платят, и все. То есть, там можно продвинуться. А здесь, это как цель: попасть в специальную олимпиаду, а потом выйти в ЛИН.

Синдеева: Скажи, а вот сейчас в Абу-Даби, там же были спортсмены со всего мира. Там было порядка, по-моему, 7 тысяч спортсменов. Вы общались между собой как-то вообще?

Жукова: Было очень сложно, потому что я не знаю английского. Вот.

Жукова: Как бы переводчик был. То есть, ну, общалась спокойно. То есть, мы подходили, спрашивали что-то. Вот даже на велогонке у нас было очень много там человек, я не знаю, сколько. Я знаю, что именно вот от России велосипедистов было 8 человек. Вот. А так очень много стран было.

Синдеева: Как ты готовишься к соревнованиям?

Жукова: Хожу в зал, постоянно на велосипеде кручу педали.

Синдеева: Но вы едете по треку или на тренажере?

Жукова: Зимой на тренажере. В школу вот нам привезли как раз тренажер специальный, я ездила. А так летом улица.

Синдеева: А на улице-то где? Вот я люблю велосипед, я не знаю, где ездить.

Жукова: По Москве.

Синдеева: Я боюсь. Ты в шлеме ездишь?

Жукова: Сейчас, да, сейчас сделали очень много парков для велосипедов, очень много. То есть, можно кататься.

Синдеева: Скажи, а вот тебе спорт вообще легко давался всегда, да? Было какое-то преодоление, что вот это не получалось, нет, ты прям поставила себе цель «здесь должна»?

Жукова: Ну, бывало что-то, что там не получается, и хочется, конечно, чтобы получилось там. Работала, работала. Так всегда, беру в руки мяч, я знаю, что с ним делать.

Синдеева: За то время, пока ты опять же жила в интернате и училась там, ты сталкивалась с какими-то такими сложностями, которые были обусловлены твоей, ну, в общем-то, неожиданной, может быть, ситуацией, то, что ты попала в интернат?

Жукова: Да я говорю, я уже смирилась потом. То есть, у меня не было уже, что там это интернат, как бы… Старалась даже не думать ничего. Некоторые у меня друзья уже знали о том, что я в интернате. Они, конечно, удивлялись, но не было такого, ха-ха-ха, там, ты умственно отсталая.

Синдеева: А с кем-то ты дружишь вне интерната?

Жукова: Да, конечно. Ну, много ребят.

Синдеева: А откуда, как они появлялись в твоей жизни? Ты же жила в интернате, ты же там жила?

Жукова: Я жила там до 4 класса, а потом я стала уезжать домой. То есть, мне разрешали. Мама написала записку о том, что можно там моя дочка после уроков будет уезжать домой? Они сказали да. Я говорю, в то время, когда я была в этой школе, там были абсолютно все нормальные.

Синдеева: Как так могло быть?

Жукова: Я тоже не понимала, то есть, я говорю, как это может быть интернат, если здесь ребята просто вот, если мы выйдем, да, все отсюда, ну, никто не ткнет в нас пальцем, потому что мы все нормальные. Было, да, очень много удивления, и я спрашивала учителей. Я говорю, как вообще? Вот. Сейчас они стараются, чтобы такие дети не попадали. Туда только попадают вот с ограниченными возможностями или сочень плохим поведением, который вот, ну, не может учитель справиться.

Синдеева: Психически неуравновешенные.

Жукова: Да, там, и родители. И они оставляют его там.

Синдеева: Кто тебя тренировал все это время? И это тренер из интерната, который продолжает тебя тренировать, или это другой тренер?

Жукова: У меня вот учитель по физкультуре Татьяна Федоровна. Вот она меня везде, и там, и там.

Синдеева: И вот сейчас продолжает она тебя тренировать?

Жукова: Да, за что ей очень огромное спасибо. То есть, если бы не она, я, мне кажется, просто сидела за партами там и дома бы валялась.

Синдеева: Гордится тобой?

Жукова: Да, конечно.

Синдеева: А скажи, а она не ездила сейчас?

Жукова: Ездила как раз со мной.

Синдеева: А, так можно? Ну, то есть, может?

Жукова: Да.

Синдеева: Что в России со специальной вот этой олимпиадой? Я знаю, что 20 лет в этом году, как была создана, собственно, организация, которая занимается вот как раз специальной олимпиадой. Насколько в России, в принципе, уделяется этому внимание? То есть, вот что, ты как чувствуешь?

Жукова: Уделяется этому внимания много, потому что, опять же, есть дети, которым нужно намного больше внимания. Вот. Так вот обычно мы участвуем, ну, летом где-то. То есть, кто-то ездит в Санкт-Петербург, кто-то в Кострому. Мы постоянно ездим в Кострому по велоспорту. То есть, летом ездят все в различные города и участвуют в соревнованиях. Это, ну, именно на нас это распространено уже. То есть, интернаты знают про специальную олимпиаду. Если родители готовы, то есть, они вот, я хочу своего ребенка, там, чтобы вы, ну, пропихнули его куда-нибудь, то пожалуйста. Там нету такого, что нет, ваш ребенок не может.

Синдеева: А есть дети в сборной, которые без родителей, которые только в интернате?

Жукова: Есть. Есть из детдома ребята. Вот у нас, с нами мальчик ездил. Ну, как мальчик? Мужчина. Ему 30 лет. Он из детдома, как бы он катается каждый год. То есть…

Синдеева: Крутая возможность.

Жукова: Да, там нет никаких ограничений.

Синдеева: Скажи, пожалуйста, а как ты отнеслась к тому, что нашу сборную не пустили на зимние олимпийские игры? Когда из-за допингового скандала. Вообще как-то обсуждали между собой? Переживали? Или это там далеко где-то?

Жукова: Ну, это вообще далеко, но вот я говорю, самое главное про допинг все обсуждают, потому что самое главное, что да, ребята наши не столкнулись с этой проблемой, вот, чтобы не было такого. Потому что, ну, всем нужны медали, все хотят показать свое достижение, что мы можем и так далее.

Синдеева: Вокруг вашей олимпиады никаких допинговых же скандалов, слава богу, не было никогда.

Жукова: Не было.

Синдеева: То есть, вас не затронуло вообще это, слава богу.

Жукова: Я знаю, что мне рассказали, это было в Лос-Анджелесе. Там проверили кого-то. Мне рассказали. Мне сказали, у меня, ну, у каждого есть своя бутылочка воды, и говорят: «Держите ее при себе, вообще никуда не оставляйте». Потому что могут открыть, закинуть, а ты выпьешь, ты же не узнаешь. А потом это все проверится. Слава богу, у нас в этот раз ничего не было.

Синдеева: А вас проверяют все равно на допинг? То есть, обязательно тесты есть?

Жукова: Конечно, все проверяют, чтобы ничего не было. А так, я говорю, нет, все хорошо было.

Синдеева: За какими видами спорта ты наблюдаешь со стороны? Вот, не знаю, что тебе больше всего нравится? Есть ли любимый спортсмен?

Жукова: Любимый спортсмен у меня это я.

Синдеева: Молодец! Класс!

Жукова: То есть, так могу посмотреть волейбол как раз, футбол. Ну, идет по телевизору.

Синдеева: А видела Чемпионат мира по футболу?

Жукова: Да, конечно, все смотрела. Там у меня и папа смотрит, все. Вот. То есть, наблюдать могу, но интересно, конечно, наблюдать за собой.

Синдеева: За собой, да?

Жукова: Как у тебя, достижения какие.

Синдеева: Сколько раз в неделю ты тренируешься?

Жукова: Ну, 5 точно. Могу хоть все 7.

Синдеева: По сколько времени?

Жукова: Ну, по 2 часа.

Синдеева: Когда ты находишь время? То есть, ты целый день работаешь?

Жукова: Ну, не целый день. Я работаю полдня, а потом иду в зал спокойно, а вечером прогулка. То есть, у меня нет такого, что я прям загружаю себя. Мне всего хватает.

Синдеева: Куда любишь ходить? Кроме спорта. Где гулять?

Жукова: Очень люблю катки. Езжу постоянно на них, как на закрытые, так и на открытые. Так гулять по парку. Вот сейчас лето, сейчас будет очень много возможностей, то есть, можно и пойти в волейбол там поиграть. Ну, я говорю, то есть, у меня вот все больше со спортом связано.

Синдеева: Какое впечатление на тебя произвел Абу-Даби? Вы успели там что-то посмотреть?

Жукова: Да, у нас было два дня, это когда мы только приехали, 8 числа, у нас были экскурсии. Экскурсии, мы ходили в мечеть. Там самая главная мечеть, шейха Зайда, по-моему, как-то так. Вот. Потом нас на аттракционы привели, мы там были просто как маленькие дети. Вот. Ну, красивый город, очень.

Синдеева: Кать, ты вот сейчас видишь свое развитие в спорте и работа. При этом ты говоришь, что тебе легко удаются разные виды спорта, ты сказала уже, что все-таки велосипед, это, наверное, основное. Но вот я просто смотрю на тебя, я понимаю, что есть какие-то еще возможности. Ты бы все-таки направила бы еще свои силы куда-то?

Жукова: Ну, я говорю, если есть возможность, я везде. Меня много обычно.

Синдеева: Скажи, на следующие игры чтобы попасть, нужно будет опять проходить отбор?

Синдеева: Отборочные соревнования всегда, всегда отборочные.

Синдеева: Какие амбиции? Что на следующих играх будем брать?

Жукова: Ну, конечно, будем стараться, чтобы все получилось. Как бы еще, конечно, неизвестно, куда они будут, вот. Но, думаю, ближе к этому времени посмотрим. Я обычно говорю, я знаю своих соперниц, я знаю, какая у них подготовка, поэтому мне легко.

Синдеева: Про вот эту специальную олимпиаду очень мало знают. Как ты думаешь, что нужно сделать для того, чтобы об этом больше узнавали?

Жукова: Ну, вообще у нас есть страничка в инстаграме, есть «ВКонтакте» в группах.

Синдеева: А как называется?

Жукова: Все «Специальная олимпиада» называется.

То есть, ничего сложного. Я просто думаю, что многим, не знаю, может, неинтересно, поэтому как бы они не интересуются, не знают. Но так.

Синдеева: Как у нас? Если по телевизору не показывают, значит, этого нету, да? То есть, показывают ли какие-то российские каналы специальную олимпиаду?

Жукова: Ну, вообще у нас было в Костроме, приезжало тоже телевидение.

Синдеева: Нет, одно дело просто приехали. Мы тоже, знаешь, когда вы прилетели сейчас из Абу-Даби, у нас журналист ездил туда и снимал встречу как раз спортсменов. И фактически он был один журналист там. И опять же, это не потому, что мы такие офигенные и крутые, хотя мы стараемся всегда такие темы освещать, а просто потому, что мы об этом тоже не знали. Я узнала только от своих друзей, которые просто мне написали об этом, сказали, ты представляешь? Наши какие молодцы, приехали? Вот. И мы с удовольствием прям сделали сюжет об этом. Но как соревнования это не показывается, большое телевидение.

Жукова: Ну, это было все, в Абу-Даби показывали.

Синдеева: То есть, там показывают, а здесь нет?

Жукова: Там все показывали, все наши виды спорта. То есть, не только велоспорт. На каждой, как сказать, точке, где участвовали дети, везде все снимали. То есть, мы приходили, могли посмотреть по телевизору, как мы ездим, награждение.

Синдеева: Ну, да, это там, а здесь не показывают. Потому что, ну, когда олимпиада большая, показывают все.

Жукова: Я знаю, вот я говорю, я знаю, что в Костроме снимали и показывали в Москве. А там, конечно, не думаю, что будут.

Синдеева: А в Абу-Даби удалось с ребятами опять же из других там регионов, ну, не знаю, просто всем потанцевать, послушать музыку?

Жукова: Да, мы приезжали в школу, которая находится в Абу-Даби, там мы устроили как раз между собой, ну, как? Маленькие турниры такие. То есть, кто-то играл в баскетбол, мы играли волейбол как раз. Вот. Потом мы выходили на улицу, да, там включили колонки, музыку. То есть, там очень было здорово.

Синдеева: Но строгая мусульманская страна. Нормально?

Жукова: На самом деле…

Синдеева: Вы это почувствовали, кстати?

Жукова: Мы думали, что да, когда мы ехали, нас, ну, можно сказать, немножечко так запугали, что по струнке смирно ходить.

Синдеева: В коротких юбках можно было ходить?

Жукова: Нет. Только 5 см выше колен. И когда мы туда приехали, я просто посмотрела, что нет, это хороший город, нет, в принципе, таких ограничений, о которых нам говорили. Ну, не прямо, как в Москве, конечно. Там, не знаю, люди ходят с сигаретой, там такого нет. Там вот единственный очень строгий запрет это было сигареты, алкоголь, наркотики. А так тоже говорили, что нельзя обниматься, ничего. Все это там делали прекрасно, и ничего нам…

Синдеева: Обнимались? У кого-то романы случаются?

Жукова: Нет, ну, в том плане, что приехали там, молодец, первое место, иди сюда, я тебя обниму. Ну, то есть, даже просто тренер не мог, нам сказали, там обнять. Нет, все было нормально, все было хорошо.

Синдеева: Так как много ребят учатся в интернатах, и, как мы уже говорили, и некоторые из них с более сложными диагнозами. Что посоветовать опять же вот родителям? Извини, я все время возвращаюсь к этому вопросу. Ну, видишь, вот тебе повезло, в твоем интернате прекрасный там тренер, преподавательский состав. Они знали, что существует эта олимпиада, и они начали готовиться. Но я глубоко уверена, что не в каждом интернате нашей страны об этом знают. Вот давай еще раз, где это узнать? То есть, есть, мы поняли, специальная страничка в инстаграме, «ВКонтакте», специальная олимпиада.

Жукова: Фэйсбук, везде вообще. Везде есть.

Синдеева: Как еще? Вот как пропадать? Вот, хорошо, я живу там, в Тмутаракани, у меня ребенок с ограниченными возможностями, как мне достучаться?

Жукова: В каждом интернате на самом деле это есть. С каждого интерната ездят на всякие различные соревнования. То есть, тоже там дети порой выбирают себе, либо они везде ездят, либо определенный один спорт. То есть, просто родители должны подойти к тренеру своему по физкультуре.

Синдеева: То есть, в интернатах знают об этом?

Жукова: Да, и сказать, я хочу, чтобы мой ребенок там где-то участвовал. И тренер будет заниматься. Я не думаю, что он скажет: «Нет, я не возьму». То есть, такого нет прям вот.

Синдеева: Кать, скажи, пожалуйста, о чем ты мечтаешь вот сейчас?

Жукова: Тяжелый вопрос. Ну, у меня как больше не мечты, а больше цели. Допустим, добиться чего-то. Вот я хотела вот в специальную олимпиаду попасть.

Синдеева: Ты попала. Давай сейчас следующую цель.

Жукова: Потом вот допустим вот эти соревнования, да? Уже наконец-таки попасть в них, чтобы поехать в Абу-Даби. Я попала. Но следующая цель, она будет, когда скажут, что вот отборочные соревнования. Чтобы опять попасть.

Синдеева: А в детстве о чем мечтала?

Жукова: В детстве? Ну, точно не космонавтом. Ну, я тогда не думала, на самом деле, про спорт. Когда я была маленькая, это вот только школа мне дала. А так? Ну, не знаю, я игралась в куколки, мне было весело.

Синдеева: А родители, кто-то занимается спортом?

Жукова: Родители? Ну, как бы у нас по большей части всеми было всегда как-то уличный. Виды спорта. Ну, то есть, у меня и мама, и папа. У меня брат есть. То есть, у нас все на улице. А так чтобы…

Синдеева: Что-то серьезное? Спортсменов в роду нет?

Жукова: Нет.

Синдеева: Это ты такая.

Жукова: Да, я говорю. Это, возможно, вот школа только вот, только из-за нее.

Синдеева: Класс! Ну что, Кать, спасибо тебе большое. У меня была в гостях Катя Жукова, золотая и бронзовая медалистка специальной олимпиады, которая прошла вот сейчас недавно в Абу-Даби. Кать, я тебе желаю невероятных спортивных побед. Ты большая умница. Ну, и кстати, на поварском твоем поприще я тоже тебе желаю побед. Потому что мне кажется, что это очень крутая профессия, которая всегда нужна в жизни.

Жукова: И всегда будешь сыт.

Синдеева: Да, и всегда будешь сыт, и твоя семья будет сыта. Кать, спасибо. Видишь, ничего страшного же не было? И у меня есть для тебя подарок! Компания De’Longhi, вот, смотри, она такие вот привезла красивые чашки, у нас с тобой. Они правда очень красивые, очень приятные, держат тепло.

Жукова: Спасибо.

Синдеева: Спасибо тебе, Кать.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
Любовь в деталях: почему мы не замечаем, когда обижаем родных, и как этого избежать?