Лекции
Кино
TED BBC
Вдова Владислава Листьева Альбина Назимова: «Гильзу нашли мои подружки, убирая лестницу на следующий день после оперативников»
О жизни с журналистом, его последних днях и расследовании убийства
Читать
52:10
0 72535

Вдова Владислава Листьева Альбина Назимова: «Гильзу нашли мои подружки, убирая лестницу на следующий день после оперативников»

— Синдеева
О жизни с журналистом, его последних днях и расследовании убийства

1 марта 1995 года был убит известный телеведущий Владислав Листьев. Наталья Синдеева пригласила к себе в гости его вдову Альбину Назимову — она вспомнила последние дни совместной жизни с журналистом, рассказала о том, почему его убийство так и не было по-настоящему расследовано, а также объяснила разницу между теми проектами, которыми он искренне хотел заниматься, и теми, которые на него «вешало» руководство ОРТ.

Подробнее о речи Леонида Парфенова на Премии имени Влада Листьева можно посмотреть здесь.

  • «Андрей Разбаш сохранил телекомпанию. Если бы не он, ее бы не существовало»: Альбина Назимова — о том, как «ВИД» спасли на грани закрытия (Смотреть)
  • «Я очень хотела, чтобы он перестал вести „Поле чудес“»: Альбина Назимова — о том, как появился формат программы и почему Листьев оказался ее ведущим (Смотреть)
  • «Решение закрыть премию в Кремле приняли до того, как все разошлись зала»: Альбина Назимова — о скандальной речи Парфенова на премии Листьева (Смотреть)

Синдеева: У меня сегодня долгожданный гость Альбина Назимова. И гость неслучайный - сегодня 1 марта и 24 года со дня гибели Влада Листьева. И я, правда, знаешь, я почувствовала, что я очень хочу с тобой поговорить о нем и вспомнить его, и то время вспомнить.

Назимова: Что смогу. Потому что память вещь коварная. Ну, мы попробуем.

Синдеева: И вообще, кстати, мы только что сейчас говорили, конец зимы какой-то ужасный. Буквально на днях ушел Игорь Малашенко. 27 числа был убит Борис Немцов. 1 марта погиб Влад. Альбин, вот когда ты сейчас его вспоминаешь, вот ты о чем в первую очередь вспоминаешь?

Назимова: О радости. Конечно, о радости. Это вообще какие-то, знаете, лицом к лицу лица не увидать. Вот банальности, я, чем старше становлюсь, тем больше их люблю и уважаю, эти банальности. Потому что на самом деле, когда ты с человеком близко совсем, ты же, ну, ты эмоционально от него зависишь, ты, это твоя жизнь. Скажем так, и твоя жизнь тоже. И ты к нему требователен, и ты требователен к окружающему миру, потому что у тебя вся жизнь впереди, и т.д., и т.п. Когда проходит время, ты становишься старше, ты начинаешь какие-то вещи не оценивать по-другому, а просто вот этот вот мелкий калейдоскоп складывается в единую картинку. В общем, этот калейдоскоп, он же такой, ну, как в любом калейдоскопе эти стеклышки разненькие, да? Темненькие, светленькие, цветные, не очень. Но в узор это складывается в результате. И люди, которые любили этот предмет крутить, помнят, что не все картинки одинаково эффектны. Вдруг каждая десятая получается вау! Так вот, чем дальше ты отходишь от периода, который прожил, тем точнее складывается эта картинка. И по разные события твоей жизни она вот, для меня проявляется тоже по-разному. Какие-то картинки блекнут, и ты понимаешь, что, в общем, это было пустое. А какие-то, наоборот, проявляются. Вот все, что касалось Влада, превратилось в тотальную радость. При том, что жизнь была разная.

Синдеева: А в какие моменты вспоминается? Мы же, понятно, столько времени прошло. Мы же не думаем все время.

Назимова: Нет. Вот, к сожалению или к счастью, я не знаю, как сказать, но люди, которых мы любим, не уходят. Это касается не только Влада, да, это не единственная потеря в моей жизни. Ты с этим живешь. Я даже не могу сказать, когда вспоминаешь. Не вспоминаешь, наоборот. Для того, чтобы жить в равновесии в относительном, долгие годы я приучала себя не вспоминать: не смотреть фотографии, ничего не читать, ничего не видеть. Потому что любая визуальная, особенно голос, как ни странно, да, я уже привыкла к изображению, потому что фотографии дома стоят, но голос вообще не могла слышать. Это такие нюансы психики, да. Для того чтобы, ну, это система самосохранения. Она у разных включается по-разному. Вот у меня она работала так, что мне не нужно вспоминать, потому что забыть невозможно. Поэтому на этот вопрос не смогу ответить.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
Интервью с самым узнаваемым репортажным фотографом Стивом МакКарри