Лекции
Кино
TED BBC
Борис Акунин: «Смысл существования российской политической модели — обеспечение пожизненной власти Путина»
Писатель о превращении России в тоталитарное государство, жизни в эмиграции, унизительном договоре Москвы с Чечней, Навальном, сериале «Спящие» и Фандорине
Читать
48:57
0 84272

Борис Акунин: «Смысл существования российской политической модели — обеспечение пожизненной власти Путина»

— Синдеева
Писатель о превращении России в тоталитарное государство, жизни в эмиграции, унизительном договоре Москвы с Чечней, Навальном, сериале «Спящие» и Фандорине

В гостях у Натальи Синдеевой побывал писатель Григорий Чхартишвили, известный под псевдонимом Борис Акунин. Он рассказал о том, почему уехал из России, как жизнь в Лондоне помогает ему писать, объяснил, почему ему нравится идея со сдачей экзамена на получение избирательного права, порассуждал о том, что было бы, если бы к власти в 1996 году пришла КПРФ, и почему допуск Ксении Собчак на выборы не имеет отношения к политике, а также заявил, что Россия сможет стать демократией только после выхода из «ордынской матрицы».

Синдеева: Программа «Синдеева» на короткое время переехала в Лондон. И сегодня у меня в гостях Григорий Шалвович Чхартишвили (мне всегда очень сложно произносить фамилию) и Борис Акунин, писатель.

Григорий Шалвович, здрасьте!

Акунин: Здравствуйте!

Синдеева: Очень я рада, что мы с вами здесь встретились, потому что мы соскучились. И, несмотря на то, что вы бываете у нас иногда в эфире и по Скайпу как-то комментируете, но все равно наши зрители вас любят. И поэтому я очень вам благодарна, что пришли.

Акунин: Спасибо, спасибо. Я тоже соскучился.

Синдеева: Григорий Шалвович, вот я тут прочитала, что вы фактически живете так на три страны, может быть, даже больше, но вот это три страны, в которых вы пишете. И мне это показалось очень интересным. В Испании вы пишете приключенческие романы, во Франции – серьезные романы. В Англии вы пишете историю государства Российского. Вы можете объяснить, почему? И как этот выброс случился?

Акунин: Тут есть две истории отдельные. Одна история заключается в том, что я когда-то уже очень давно понял, что человеку пишущему не нужно все время писать что-то одно. Потому что ты от этого устаешь, а в нашей работе усталость или там скука – это вещь совершенно невозможная. Ты должен, тебе должно быть все время очень интересно, тебе все время должно хотеться об этом писать, да? Все время должен чувствовать этот драйв. Через какое-то время ты, естественно, устаешь. И большинство там литераторов, писателей, которые я знаю, так сказать, вот они устают, вот они перестают писать, вот у них начинается депрессия, вот некоторые уходят там, в запой там или еще что-то, потому что они все ждут, пока к ним это вернется. А я когда-то давным-давно обнаружил, что на самом деле делать перерыв совершенно не нужно. Нужно просто начинать писать что-то другое. По жанру другое. И тогда включается у тебя другой участок мозга, другая, там, не знаю, зона души. Вот. Но две книги писать одновременно – это мало. Ты не успеваешь соскучиться. Поэтому опытным путем я понял, что надо. Я все время пишу одновременно три книги, очень разные по жанру. И поэтому, значит, я никогда не отдыхаю, и я никогда не работаю. Потому что у меня вот эта вот усталость наступает обычно там две-три недели в зависимости от жанра, да? И я немедленно беру ноутбук и перемещаюсь в другое пространство, где меня ждет кабинет, где все разложено. И это как бы второе дыхание, третье дыхание. То есть, у меня нет ощущения, что я работаю, никогда. Поэтому я и пишу так много, и много народу уверено, что у меня работает там команда литературных…

Синдеева: Вот я и хотела спросить. Нет?

Акунин: Невольников, да? Нет. Нет. И так было давно, так было еще там во времена, когда я жил, там, не на три страны, я жил в двухкомнатной квартире, да? И я перемещался, в одной комнате я делал одно, в другой другое, а еще была кухня, где можно было делать что-то третье. Это не важно. Важно еще окружающая среда, важно, что тебя окружает, да? Здесь, поскольку, когда у меня появились для этого возможности, я стал с этим работать. Я понял, например, что вот в Англии, в Лондоне энергетика, атмосфера лучше всего помогает тебе писать что-то вот такое вот.

Синдеева: Историческое.

Акунин: Нон-фикшн, да? Нехудожественную литературу. Север Франции идеален для серьезных романов, а вот юг Испании со своей легкомысленностью, там 400 солнечных дней в году, располагает к тому, чтобы писать беллетристику. Ну вот, когда я это открыл, это отлично для меня работает.

Читать
Комментарии (0)
Фрагменты
Другие выпуски
Популярное
Гастропутешествие по местам «Левиафана»: кулинарные открытия от шефа из топ-100 лучших ресторанов мира
Вторая серия проекта «Скатертью дорога»