Поддержать программу
Россия – это Европа
07:21
24 декабря 2014

Посол ЕС в России: у нас нет цели разрушить российскую экономику, но ей нужны реформы

2 318
0

Глава представительства Евросоюза Вигаудас Ушацкас рассказал Дождю о проектах в России, санкциях, визовом режиме и сигналах со стороны Москвы.

- Евросоюз реализует в России самые разные проекты, тратит немалые деньги – для чего? Каковы цели такого сотрудничества?
 

- Проекты представляют принципы и ценности Европейского Союза. И, как нам кажется, им же привержена и Россия. Ведь это универсальные права, которые закреплены в разных международных договорах, членством России в Совете Европы, в ОБСЕ. Мы надеемся, что это будет маленький, но конкретный клад для продвижения тех ценностей, той практики, которая утвердит присутствие гражданского общества, прав человека в России.
 
 В этом году мы начинаем новую программу,  которая называется Erasmus+, сумма достигает 12 млн евро. Мы уже знаем на основе нашего опыта,  на основе представления этой программы в разных городах, разных университетах, студенты очень заинтересованы. Мы уверены, до 3 тысяч студентов из разных российских вузов смогут каждый год посещать университеты Европы и там учиться от трёх месяцев до года. Это очевидный и конкретный вклад, чтобы сохранять  и развивать мосты между новым поколением европейцев и новым поколением будущих лидеров России.
 
Мы продолжаем свои программы в поддержку демократического общества, выделяется 5 миллионов евро. Ещё одна программа направлена поддержку прав человека. Очень разные проекты, они проводятся открыто, любые некоммерческие организации могут участвовать в этих конкурсах. Это не только в России, проекты реализуются и в других странах мира – от США до Китая.
 
- Как складывается взаимодействие с российскими властями? Чувствуете ли вы поддержку с их стороны?
 
- До сих пор существуют основополагающие договорённости между ЕС и Россией. Это договор о партнёрстве и сотрудничестве. Там как раз закреплено наше сотрудничество в с сфере продвижения и уважения прав человека, прав меньшинств, продвижение и укрепление опыта гражданского общества. С другой стороны, мы с беспокойством отмечаем, что принимаются законы, которые каким-то образом затрудняют продвижение принципов защиты прав человека. Имеется ввиду закон о так называемых иностранных агентах.  Это тоже является одним из барьеров.  Я встречаюсь со многими людьми, которые работают в некоммерческих организациях. Которые борются с коррупцией, борются за права человека. Для них существуют трудности, во-первых, психологические, возможно даже, политические. Им трудно выполнять свои задачи по защите прав человека и закреплению принципов гражданского общества.
 
- То есть стало сложнее работать в России?
 
- К сожалению, сложнее самим гражданам страны, тем, кто возглавляет некоммерческие организации, кто делает большую работу, кто помогает людям по всей стране.  Это нас беспокоит. К сожалению,  в этом году так и не случился диалог по правам человека между представителями правительства  России и ЕС. Это как будто стало частью антисанкций со стороны России. Но мы надеемся, что в следующем году такой диалог всё-таки состоится.
 
- Вы ездите по российским регионам. С кем вы встречаетесь, какие вопросы обсуждаете?
 
- За полтора года я посетил много городов и рад этому. Россия – это ведь не только Москва, как бы ни была важна столица. Я ездил по стране от Калининграда до Владивостока, был в Хабаровске, Воронеже, Калуге, Петербурге, Пятигорске, Новосибирске, Барнауле и других городах. Для меня это и возможность лучше узнать, понять Россию, познакомиться не только с губернаторами и мэрами, но и с молодёжью, в развитии отношений с которой мы очень заинтересованы. Ведь будущее зависит от будущих поколений, как европейцев, так и россиян. Плюс это возможность посетить некоторые наши проекты. Например, во Владивостоке мы финансируем огромнейший проект по созданию новой ТЭЦ. На строительство через Европейский инвестиционный банк выделено 50 миллионов евро. В результате в домах людей будет свет и горячая вода.
 
Я встречаюсь с бизнесменами, узнаю, что их интересует, чем они озабочены: как европейцы, которые там работают, так и россияне.
 
Для меня это, разумеется, возможность представить позицию Евросоюза по самым разным вопросам. По таким основополагающим как отношения между ЕС и Россией. Поделиться своим видением ситуации вокруг Украины, услышать их мнение. Это сейчас, к сожалению, горячая, болевая точка.
 
- И какие там настроения?
 
- Мнения очень полярные. Конфликт между братскими народами. У многих россиян родственники в  Украине, и наоборот. Второй момент – я вижу, что мнение людей формируется государственными СМИ, с моей точки зрения, очень односторонне.  И со своей стороны, я считаю долгом представить оценки и позицию Европейского Союза – по вопросам истоков конфликта, и главное – того, как его решить. Кровопролитие продолжается почти год, унесло почти 6 тысяч жизней, более 10-ти тысяч ранено, никто точно не знает, сколько беженцев – миллион или полтора. Это неприемлемо, чтобы не где-то там в далёких странах, а в центре Европы, в 21-м веке. Я надеюсь, что политическую волю проявят все стороны, в том числе и руководство России, чтобы выполнять те договорённости, которые были достигнуты в Минске, чтобы было перемирие, чтобы люди могли жить в мире и спокойствии.
 
- Какой вам видится возможность разрешения конфликта? Какие меры должны быть предприняты, как много времени может уйти  на то, чтобы хотя бы снять напряжение?
 
- К концу этого года я увидел первые обнадёживающие сигналы со стороны Москвы, заинтересованность в исполнении положений минских договорённостей.  Мы вчера услышали это в выступлении президента Путина. Он выразил свою позицию. Она заключается в том, что военнопленные до конца года должны вернуться домой, к своим семьям.  Это одно из положений Минского договора. Другое – полное прекращение огня и отвод тяжёлой техники из так называемой буферной зоны. Я надеюсь, всё это даст новую возможность для диалога, для того, чтобы ситуация успокоилась. В этом смысле я вижу позитивные сигналы. Их нужно всячески поддержать. Надеюсь, что после такого сурового года, год следующий даст новые возможности: возрождения для Украины, налаживания отношений между Евросоюзом и Россией.
 
- Тему совсем недавно вы обсуждали в Таллине на заседании Гражданского форума ЕС-Россия. Давайте пройдёмся по ключевым моментам. До чего удалось договориться?
 
- Во-первых, я очень рад тому, что это форум всё же состоялся, независимо от всех турбулентных явлений в отношениях между ЕС и Россией. Особенно важно именно в этих условиях диалог между представителями гражданского общества продолжать. Это первое.
 
Второй момент – заинтересованность со стороны россиян и даже просьба к ЕС помочь решить проблему отсутствия диалога между гражданским обществом России и Украины. Это было их предложение, мы его, конечно, рассмотрим. В данный момент нет обмена мнениями, нет площадок, где украинцы и русские – представители НКО, гражданского общества - могли бы встречаться и делать свой вклад в понимание и поиск решения сложнейших проблем конфликта на востоке Украины. Российские представители попросили включить их в наш параллельный форум – ЕС-Украина. Мы должны делать всё возможное, чтобы содействовать более глубокому взаимопониманию не только между руководством России и Украины, но и между гражданским обществом.
 
И третье. К сожалению, приходится признать, что ситуация с правами – гражданскими и политическими, со свободой СМИ в России ухудшается. Из-за принятия таких норм, как, например, закон об иностранных агентах нашим партнёрам становится сложнее выполнять свою миссию. Мы по возможности будем поднимать эти вопросы, разговаривать об этом с руководством России. Нужно признать очевидный факт: здоровье государства зависит от здоровья гражданского общества, присутствия разных мнений  в печати и на телевидении, разных  политических сил, оппозиции.  С нашей точки зрения, это делает государство более сильным, а общество – более открытым и здоровым.
 
Со своей стороны мы надеемся вернуться к нашим совместным с Россией амбициозным планам. Всё-таки мы создавали общее экономическое, гуманитарное пространство. Самое главное, чтобы мы разделяли принципы и нормы уважения прав человека и гражданского общества.
 
- Обсуждали ведь и визовый вопрос. Это, пожалуй, то, что интересует как раз простых граждан с обеих сторон. Возможно ли  всё-таки смягчение визового режима?
 
- Во-первых, я хотел бы заверить, что даже в такие трудные политические времена нет никакого ужесточения с выдачей виз гражданам России. Наоборот, в сложной экономической ситуации, с девальвацией рубля, русские туристы, наверняка, станут меньше ездить за границу, но всё-таки мы делаем всё возможное, чтобы больше россиян посетили Европейский Союз.  Вот пример. Я недавно был в Калининграде, где ввели упрощённый режим с Польшей. И по сравнению с прошлым годом количество пересечений границы удвоилось: 8 миллионов против четырёх. Это говорит о том, что люди с обеих сторон хотят ездить друг к другу.
 
Мы работаем над новым проектом Европейской комиссии, чтобы упростить выдачу виз для всех иностранцев, не только для россиян. Мы верим в силу туризма, в силу обмена. Хочу ещё раз подтвердить: все консульские отделы стран ЕС и визовые центры делают всё возможное, чтобы граждане России получали визы как можно быстрее. Мы с удовольствием примем вас как туристов, бизнесменов, журналистов.
 
- И новости сегодняшнего дня. ЕС вводит новые санкции в отношении Крыма, а Франсуа Олланд исключает принятие новых ограничений для России. Прокомментируйте, пожалуйста, позицию ЕС относительно санкций.
 
- Европейский Союз всегда имел очень постоянную позицию  - с того момента, когда Крым был нелегально аннексирован Россией: это будет иметь последствия. Как раз последний раунд санкций – это ограничительные меры в отношении европейского бизнеса, туркомпаний, инвесторов. Им нельзя инвестировать в Крым.
 
- А есть какие-то конкретные проекты, которые закроются?
 
- Конкретные инвестиционные проекты мне неизвестны. Туристам запретят посещать Крым 20 марта.
 
- Санкции всегда отражаются на обеих сторонах. Как эти меры повлияли на ЕС? Бизнес ведь сейчас много теряет.
 
- Бизнес теряет. Но знаете, если посмотреть динамику, мы заметили, что ещё до санкций товарооборот с Россией начал уменьшаться  - из-за тех протекционистских мер, которые приняла РФ. Например, уже в 2013-м году торговля сократилась на 4%. В этом году спад будет примерно на 12%. Но по большому счёту, это не наши санкции, это санкции со стороны России: по товарам сельского хозяйства и другим. Но мы видим, что основной удар по потребителям, по гражданам России. Мы видим, как на прилавках сократился выбор. Европейский бизнес представляет свободную экономику, он ищет другие ниши. Но я уже говорил, я надеюсь и хотел бы пожелать, чтобы следующий год стал годом возрождения, годом взаимопонимания, годом доверия и восстановления тех отношений, которых заслуживают страны Европейского Союза и Россия.
 
- Когда Россия ощутит влияние санкций в полной мере, по-вашему?
 
-  Во-первых, сейчас в России девальвация рубля, экономика стагнирует. Это говорит о том, что российская экономика ожидает волевых политических решений о реструктуризации. Чтобы она не зависела только от газа и нефти. Чтобы экономика диверсифицировалась. Второе. Санкции имеют влияние. Но оно не основополагающее. У нас нет цели разрушить российскую экономику. Мы ведь взаимосвязаны. Мы заинтересованы в том, чтобы экономика в России была здоровой, развивалась, чтобы для нас был потребительский рынок.  Если бы у нас кто-то спросил, мы бы, может быть, посоветовали, какие экономические реформы нужны стране, чтобы она стала более привлекательной для иностранного капитала, чтобы экономика стала более конкурентной. Мы ведь живём в едином глобальном экономическом мире.
 
Наши санкции направлены на то, чтобы российское руководство изменило свою внешнюю политику, особенно в отношении Украины. Чтобы мы все уважали территориальную целостность страны, чтобы Россия помогла стабилизировать ситуацию.  Опять же, некоторые обнадёживающие сигналы мы получаем.  И надеемся, что совместными усилиями мы  сможем качественно изменить положение дел в восточной Украине, с уважением суверенитета и территориальной целостности.