Лекции
Кино
BBC
Кто кому отравляет жизнь — и можно ли называть отношения с близкими «токсичными»?
Читать
12:40
0 7405

Кто кому отравляет жизнь — и можно ли называть отношения с близкими «токсичными»?

— Психология на Дожде

Семейный психотерапевт Екатерина Бурмистрова объясняет, почему не стоит описывать свои отношения или близких как «токсичные», а также почему это практически неизбежно приводит к разрыву. 

Здравствуйте. Меня зовут Екатерина Бурмистрова, я семейный психотерапевт, детский психолог, писатель. У меня есть онлайн-школа, психологический центр и много поддерживающих программ для семейных пар, родителей и просто людей. Я психотерапевт в первую очередь, я много лет работаю с индивидуальной и семейной психотерапией, и когда это долгая исследовательская психотерапия, а не просто мы какую-то проблему решаем, а это такая большая работа, фактически с переосознанием всей своей биографии, с переосознанием каких-то ключевых моментов жизненного пути, обязательно, обязательно люди доходят в какой-то момент до исследования отношений с родителями.

С тех пор как Фрейд, больше ста лет назад, начал писать о том, что от родителей может быть что-то, кроме пользы, сменилась целая эпоха, и идеи Фрейда о том, что виноваты родители, дали какие-то невероятно кустистые плоды. Мы теперь только так и думаем, что конечно же все наши проблемы от того, что что-то родители с нами делали не то, не так держали, не так говорили, не так реагировали, была не та привязанность. Теория привязанности добавила серьезный такой кусок в дело Фрейда.

Я не против теории привязанности, она очень полезная и очень востребованная, но на русской почве теория привязанности дала странные плоды, и, в частности, мне кажется, что вот этот вот понятие «токсичных отношений», что это такое я сейчас расскажу. Токсичными сначала стали называть родителей, «токсичные родители», термин «токсичные» не русскоязычного происхождения, ядовитый, токсикум — яд, ядовитые отношения. Любые отношения, которые так описаны, начинают восприниматься определенным образом. Смотрите, токсичный, он не может перестать быть токсичным, токсичный не может стать чем-то другим, он токсичный, он, значит, на всю жизнь токсичный, он однозначно токсичный. И тот, кто так описывает отношения, вот этим самым словом, этим самым описанием отделяет себя от того, о чем говорит.

По сути, мне кажется, что правильный термин, описывающий какую-то химическую проблему, экологическую проблему, токсичность, в приложении к отношениям, такой живой ткани, особенно близких отношений, он работает слишком жестко, иногда парадоксально, и в терапии он точно вреден. Я за последние годы, с тех пор, как этот термин начал популяризироваться, видела многократный сбой прогресса в индивидуальной и семейной терапии после того, как люди узнавали термин «токсичные» и начинали его использовать.

Вот, смотрите, живет пара, у них есть проблемы. В каждой паре есть проблемы, это нормально, это как шум работы двигателя. Они могут быть разной степени тяжести, но чтобы было без проблем, это исключение, это может быть медовый месяц, какие-то периоды затишья, обычно проблемы есть. Ну и с ними надо что-то делать, их не надо коллекционировать, как-то культивировать, их надо, конечно, решать. Но как только люди описывают — слушай, ты токсичный человек, наши отношения токсичны, я не понимал, что происходит, а это ты токсичный, — бесполезно работать с отношениями. Как только отношения называются токсичными, как только на человека вешается ярлык токсичности, все, это стоп в дальнейшем продвижении.

Понимаете, в некоторых ситуациях использование этого слова, этого наименования абсолютно оправданно, потому что невозможно ничто другое. Вот, например, ребенок только вырастает, ребенок, скажем, жил в ситуации насилия, иногда эмоционального, иногда даже сексуального, этого совсем немало в России, и он не понимал, что с ним происходит, потому что был маленький. Потом вырастает, начинает с кем-то говор ить про свой опыт, идет первый раз к психологу, и он понимает, что это было. Та степень боли, та степень травмированности, та степень беды, которая с ним произошла, в этом случае на первых порах может быть описана словом «токсичный». Для того, чтобы как-то жить дальше, нужно отделить себя от этого опыта, и тут слово «токсичный» подходит, потому что это временно, называя термином «токсичный» ставят эмоциональную блокаду. Это моя точка зрения, коллеги могут поспорить. Есть же сейчас большие сообщества, которые используют термин «токсичность» для переописания своих историй, для переописания своих проблем, есть группа в фейсбуке гигантская. Просто это уже устойчивый термин, это даже название есть сокращенное «токс», уже даже не токсичный, а как это, «мой папенька тот еще токс» или «мой первый муж был настоящим токсом», все, дальше описание не идет.

Смотрите, в травматических ситуациях, в ситуациях первого осознания опыта, сложного опыта, возможно, использование слова «токсичный» оправданно. Но если вы описываете как токсичные, отношения, которые длятся, свои актуальные отношения, вы создаете очень большую проблему стратегического характера. Смотрите, на время от того, что вы назвали отношения токсичными, стало легче, тактически легче, стратегически хуже.

И я, и большинство семейных психологов убеждены, что эмоциональная блокада в семье, когда мы прерываем с кем-то общение, отделяемся, перестаем контактировать, перестаем разговаривать, вычеркиваем как бы человека из списка живых и заносим его в черный список, вот это называется эмоциональной блокадой, эмоциональные блокады не полезны не тому, кто оказался за стеной блокады, а тому, кто сам эту блокаду создал. Не знаю, сталкивались ли вы с ситуациями, когда действительно кто-то оказался за стеной эмоциональной блокады? Часто это бывают именно родители, часто это бывают бывшие супруги, часто это происходит в братско-сестринских отношениях, самые близкие отношения иногда — раз, и там блокада. Вот это не полезно тому, кто блокаду создал.

Я убеждена, что на эмоциональную блокаду человек тратит на самом деле очень много сил. Он может этого даже не понимать, он может не осознавать, что на поддержание этой эмоциональной стены тратится колоссальное количество эмоциональной энергии. Использование термина «токсичные отношения» — это вербальное и интеллектуально-ментальное установление блокады. Все, мы вычеркиваем человека, он токсичный, он не изменится, он всегда был токсичным и всегда токсичным будет. Я против того, чтобы в живых отношениях, с живыми еще людьми использовались окончательные термины.

Понимаете, да, если было насилие, если был абьюз, если было какое-то, то, что может квалифицироваться как уголовное преступление, возможно, так и оправданно поступать. Но если речь идет об эмоциональном взаимодействии, описание как «токсичный» работает очень резко. Плюс, смотрите, он токсичный, а я в белом пальто, с ним проблемы, а со мной все хорошо. Мне не надо меняться, со мной все в порядке, он токсичный, и с этим ничего не сделаешь, можно только порвать. Следующий шаг, что с токсичным человеком бесполезно налаживать отношения, его нужно от себя отделить. Происходит жесткая сепарация, отделение, фактически, отношения рвутся. Хорошо ли жить вот с этими порванными отношениями? Как это влияет стратегически на биографию, как это влияет на следующее поколение?

Я считаю, что очень плохо. Я считаю, что вот любой разрыв это демонстрация бессилия, демонстрация как-то ассимилировать отношения, что-то в них найти, выпутаться. Отношения в паре — это совместный танец, это не танец, который танцует кто-то один. Там не того, что тебя прямо затянули в эти отношения, связали, мы же не находимся в ситуации восточной семьи, когда там видят мужа после свадьбы, и все, он может оказаться каким угодно. Мы же с этим человеком договаривались быть. Понимаете, часто в термине «токсичные отношения» говорят, что он сначала казался нормальным, а потом он показал свое истинное лицо, и он настоящий «токс». По сути, как мне кажется, это, сейчас скажу снобистское высказывание, но это именно то, что я думаю, это описание «от бедности», что называется. Потому что, как сказать, проще, нечего разбираться, проще вырезать. Сестра, может, в реанимацию? Доктор сказал — в морг, значит, в морг. Вот это вот описание отношений, как токсичных, это в морг, по сути. Это не сразу видно, но по сути, это смерть отношениям.

А разбираться сложнее, понять, что это у тебя не «токс», а травмированный человек. Он себя так ведет, потому что его в детстве прикладывали башкой о стену, запирали, держали по три смены в лагере или, наоборот, постоянно контролировали, кормили с ложки, «похороните меня за плинтусом», все помнят. Вот по сути, это не «токс», а «травматик», и он не виноват, он сам жертва. Да, он ведет себя, как агрессор, возможно, как жесткий насильник эмоциональный, но при этом он жертва, и он может измениться. Вот это то, что меня не устраивает, токсичный человек измениться не может, а мне кажется, что потенциал к изменению и прорастанию сквозь личные травмы и модели есть у каждого, кто не окончательно спился, скололся, кто находится в контакте с собственным сознанием. Термин «токсичные отношения» все это рубит, он лишает человека, который так описывается, возможности стать другим. И он ставит на слишком высокий постамент того, кто так говорит и судит об отношениях.

Это очень понятно, понимаете, фактически вот эти вот описания — это спасение себя, это когда шлюпка, плот один, и ты второго сталкиваешь, сам на этом плоту уплываешь. Он «токс», я поехал в свою дальнейшую счастливую жизнь. Сейчас я жестко говорю, может быть, чуть мягче, и никто этого не понимает, но по сути, когда нет сил разобраться, когда нет желания вкладываться и преодолевать, вот сейчас используется этот термин. И он активно популяризуется. Люди не понимают стратегических последствий.

И может быть, тут еще стоит сказать, что действительно есть случаи, насилия физического, алкогольной, наркотической зависимости, игровой зависимости, кстати говоря, экранной, когда можно вначале вот этот термин использовать. Что, да, для меня токсично то, что ты играешь по пять часов в день, потому что ты не работаешь, ты там, не знаю, не следишь за детьми, ты не обращаешь на меня внимания. Но нужно пройти дальше описания токсичности, оно очень поверхностное. Использование термина «токсичность» — это гороскоп в газете, можно, конечно, ему верить и его использовать, но это недорого стоит.

Мне кажется, что нужно понимать, что да, я отделился, назвал отношения токсичными, но за этой токсичностью скрываются самые разные вещи. От психиатрических диагнозов, когда человек токсичен, потому что у него обострение шизофрении приступообразной, и вот он себя ведет неадекватно, потому что ему таблеточки нужны, до детской травмированности и страха потери отношений. Иногда абсолютно парадоксально, сложно, невменяемо, как бы токсично, в этих терминах, ведет себя человек, который боится потерять отношения, и как только у него страх проходит, уходит вот эта вот самая агрессивность.

Понимаете, мы очень долго росли в стране и жили в стране, где культура наблюдений за душой была просто под запретом. У нас была под запретом практическая психология, все это знают. Теоретическая, пожалуйста, но никакой практики. И мы не привыкли наблюдать за собой, у нас культуры наблюдения, какой-то культуры осознанности в принципе нет, и нет много поколений. И здесь, когда человек открывает, что у него, ага, душевная жизнь, взаимодействие, очень легко использовать простые термины. Вот термин «токсичный», он очень, это как ролтон, заварил и готово. Другое дело, что это некачественная еда, будешь ее все время есть, плохо себя чувствовать начнешь.

Мне кажется, термин «токсичность» — это кусок черно-белой картинки мира, где нет оттенков. Кому-то она подходит, но по сути, жизнь гораздо сложнее и многоцветнее. Я бы очень предостерегла, можно сказать, или не рекомендовала использовать термин «токсичность», если это слышат растущие дети, подростки, те, кто старше 7-8 лет, вот те, кто еще не достаточно взрослый, но при этом уже очень хорошо ловит то, что слышит от родителей. Понимаете, это то, что вам прилетит «ответкой», это тот бумеранг, который вам вернется и очень быстро. Если вы при детях кого-то описываете, как токсичного, употребляете это в семейном кругу, за столом, при описании ситуаций, ждите, через пару-тройку месяцев или лет вас опишут как «токса». И это будет эмоциональная блокада. Никому это не нужно, мне кажется, это блокирует возможность изменений.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
«Дудь и Баженов сделали из меня того, кто я есть сейчас». Режиссер Юрий Быков — о России, власти и компромиссах