Лекции
Кино
BBC
Стоит ли заставлять детей учиться? Лекция психолога Ирины Гарбузенко
Читать
14:06
0 15854

Стоит ли заставлять детей учиться? Лекция психолога Ирины Гарбузенко

— Психология на Дожде

В своей новой лекции психолог фонда «Арифметика добра» и мать восьми приемных детей Ирина Гарбузенко рассказывает, стоит ли заставлять своего ребенка зубрить уроки в эпоху гаджетов и открытого доступа к всевозможной информации.

Здравствуйте. Меня зовут Ирина Владимировна Гарбузенко, я психолог, и сегодня мы поговорим на тему, стоит ли заставлять детей учиться. Немножечко вернемся в прошлый век. Как было раньше, как добывались знания? Нужно было завязать книжки веревкой и идти в школу, которая находится за несколько километров, к учителю, который один мог дать эти знания. Теперь дети, приходя в школу, все, что говорить учител, могут спокойненько погуглить и еще сделать ему замечание.

Можем ли мы говорить детям, что это единственное место, где они получают знания? Не можем, потому что очень многое они получают из интернета, из планшетов, из компьютеров, из книг, которые мы им сами читаем, из рассказов. Они сейчас много общаются, и вокруг них столько же опытных, знающих людей, как и учителя. Поэтому не нужно тоже создавать детям такие двойные стандарты и говорить, что вот если ты не будешь ходить в школу, то все будет совсем плохо, и ты никогда ничего не добьешься, дети тоже понимают, что здесь мы где-то лукавим.

Конечно, хорошо к первому классу, когда ребенку все интересно, как пахнет карандашик, какой пенал у него будет, какой у него будет рюкзачок, собрать его в школу. Он пойдет для того, чтобы быть успешным, чтобы быть успешным в социуме, потому что мама его любит, бабушка говорит, что он вообще самый лучший, папа говорит, что он прекрасный сын, а вот социум ему еще ничего не говорил. И в школу он идет не для того, чтобы получать вот эти знания, а для того, чтобы там его оценил уже непосредственно учитель, этот гуру, который его проведет в большую взрослую жизнь, потому что все взрослые ходят во взрослую жизнь. И там будут его сверстники, и он там будет успешен.

И все дети ходят тусить в школу, не для того, чтобы получать оценки, а для того, чтобы тусить. Оценки для родителей, да, окей, вы спрашиваете меня, у вас загораются глаза на пять минут, когда я вам говорю про оценки, да, я получу вам пятерки, четверки, тройки, нарисую свои вот эти вот каракули сначала, потом буду и стараться, потом по физкультуре, буду удачный, успешный. И дети начинают играть вот в эту игру, вообще дети обучаются игре. В те школы, где с детьми с первого класса играют, они более успешны, более интересны, потому что дети играют в этом возрасте по правилам. Игра по правилам, мы договорились, что вы сидите тихо, мы договорились, что два — это вот так вот, что плюс это складывать вот так вот, то есть учитель начинает играть в определенную игру, и дети соглашаются.

Потом дети хотят поменять правила игры, они начинают болеть, они не хотят ходить в школу. Мы начинаем злиться, спрашивать, в чем дело, почему, лечить, а на самом деле детям эта игра уже немножечко надоела. Но учителя тоже, у них нет возможности постоянно разыгрывать вот этот спектакль. Я знаю такие школы, когда учитель каждый день, к каждому уроку отдельно к каждому классу готовится, каждый вечер вот сидит и готовится. Есть такие школы, когда специально дают знания, но это очень сложно сделать в каждой школе, чтобы вот так учитель готовился.

Поэтому наша задача тоже интересоваться тем, что сейчас проходит наш ребенок. Он же смотрит на нас, если мы говорим: «О, эта математика неинтересна, иди делай, это твоя война», «О, мне это не нравится, иди где-нибудь погугли, посмотри». Нам тоже должно быть интересно, мы тоже должны читать книжки, должны спрашивать, что там у ребенка. Вот это вот «должны, должны», очень многое действительно на родителях лежит, хотя за дисциплину в классе, за интересный урок отвечает учитель. И тут тоже мы не можем надавить, и с другой стороны, мы не можем сказать, «ой, да этот учитель плохо им преподает, он плохой», мы роняем его авторитет.

Если нас вызывают, родителей, если учитель вызывает в школу, то разговариваем с ним, как с профессионалом, с точки зрения родителя мы должны привести ребенка одетого-обутого, привести в школу, а задача учителя дать материал. И домашняя работа не должна занимать больше 10% от классной, то есть он должен интересно и хорошо рассказать ребенку.

Ребенок приходит домой и не хочет делать уроки. Я предлагаю, с первого же класса, «Тебе нужна помощь?», «Я должен тебе помочь?», «Ой, как хорошо ты сделал!», «Давай вот это, давай тут помогу. А, все, ты тут можешь», как можно больше отдавать ребенку свободы, потому что учителя очень любят переложить все на родителей — вы должны делать уроки, вы будете по пять-шесть часов вечером сидеть клеить, вы будете гербарий, если он не принесет, то он будет худшим в классе, он будет стоять перед доской. У ребенка невроз, и потом в конце вы выходите утром в школу, ребенок вспоминает, что гербарий, и все вместе с бабушкой бегают эти листья наспех собирают. Пусть у ребенка это будет такая игра по правилам, в которой вы спрашиваете: «Что сегодня задали?», и он говорит, собирает, делает. Ну, в этот день не получилось, он что-то забыл. Вы говорите: «Ну, в следующий раз», не всегда все выигрывают.

Иногда очень родители заставляют детей играть в игры по правилам, что ты должен победить. Ребенок никому ничего не должен, он должен кушать, спать, радоваться, улыбаться, интересоваться и быть вообще активным. Чтобы быть активным ребенком в классе, конечно, нужно, чтобы он занимался и спортом после школы, чтобы он высыпался, чтобы у него было хорошее настроение. И вот такая игра, когда он ходит в школу и там у него хороший коллектив, она очень хорошо проходит, если действительно в форме такой вот игры. Ну не бывает, чтобы ребенок сидел на уроке и ничего не услышал, научите его, что просто сиди, смотри в глаза учителю, уже ты не зря сидишь. Просто просиживать уроки тоже плохо, договоритесь с другими родителями, чтобы на время уроков забирали телефоны, чтобы не было наушников в ушах. Все равно это уроки, все равно ты пришел в школу, ты прослушал, будьте в курсе.

Тоже не нужно уж очень включаться вот в эти чаты, потому что учителя, «Что нам задали?». Вам-то не задали, вы что, тоже в третьем классе учитесь. А дети идут за родителями, слушают, переживают, и конечно, можно надавить в младших классах, ребенок будет учиться в общем-то неплохо, потому что учится для нас. Потом эта игра заканчивается, ребенок понимает, что ничего не случится, учителя начинают жаловаться и говорить, а куда мы денемся, все равно мы тебе поставим эту оценку, игра становится такой неинтересной и скучной. Я тоже говорила с учителями, зачем вы говорите, что вы все равно поставите, они вообще перестанут заниматься. «Ну, это же так».

Существует второй год, существует какая-то альтернативная подготовка в школе, можно дома заниматься, и самое главное, что ребенок возьмет материал, если он сам этого хочет. Как бы мы не нанимали, каких бы мы не нанимали преподавателей, которые будут там по скайпу или лично заниматься с ребенком, да, ему будет приятно, что это личное внимание, что обратили внимание на него. Но все равно у него сидит в определенном возрасте вопрос о том, что заметят ли завтра прыщ, и как вообще вся школа на это среагирует, потому что у него на лбу прыщ, и как он вообще пойдет, и что вообще случится, и наверное, школа остановится, и наверное, лучше он все-таки не пойдет в школу, потому что у него прыщ.

Вот этот детоцентризм, который подкрадывается, сейчас подростковый возраст немножечко убирается, уже с 12, с 13 мы уже говорим, что это прямо вот подростки-подростки. Они думают о том, как они выглядят, сколько лайков собрали их посты в интернете, и конечно, не так уж они переживают за несделанные уроки. Ну, отдаем ребенку на его игру, на его совесть то, что он не успешен. Да, у тебя тройки, давай подумаем, есть много специальностей, можно уже подумать о специальности водителя, механика, дворника, продавца, да, это очень хорошие, уважаемые специальности. Понятно, что с такими оценками нам сейчас пока лучше готовится к таким специальностям. «Нет, я не буду, я буду сидеть в офисе». — «Кем ты будешь сидеть в офисе? Значит, будешь сидеть на охране, охранником, тогда надо к армии готовится». То есть спокойно-спокойно говорим с ребенком о будущем, что будет, если он сейчас будет учиться на тройки.

Тут еще в чем дело, что в восьмом, в девятом классе мальчики не очень учатся, а десятый-одиннадцатый класс у них мозги подвозят, им прямо уже хочется, но тут уже тройки, их уже выгоняют из школы, потому что они плохо учились. Они идут в техникум, и там уже учатся. В общем-то, можно научиться и читать, и скорее научишься в 20 лет читать, чем в три года, но вот так построено образование, сколько взял ребенок, столько взял, мы не можем больше запихнуть, чем есть. Можно дополнительно с ребенком заниматься, можно водить его на разные кружки, можно злиться, что он меняет кружки, он все равно на какую-то дорожку, которая будет протоптана, будет вставать. А успешен он где? Где он с телефоном, где он лежит и гуглит там что-то или играет, или в ВКонтакте сидит. И посмотреть на себя, потому что если наш муж лежит с телефоном, мы говорим, «Он отдыхает», а если ребенок лежит с телефоном, то «Вот, вставай, развалился, ты совсем уже с ума сошел, тебе надо учиться, поднимай свою попу».

Самим тоже читать, самим интересоваться, спрашивать, ведь любой предмет, который вы ему по-другому объясните, запомнится. «Давай мы с тобой вместе. А что ты проходишь?», «Вот папа физику, а я тебе историю интересно расскажу, давай посмотрим, ведь это же так интересно», «Это здорово, ой, я тоже учился. А у вас сейчас такие учебники?». Я знаю, что учебники истории вообще не меняются. И если ребенок хочет учиться, он будет, а если ребенок не хочет, ну, можно будет тянуть, можно будет дотягивать, но потом, ну не будете вы до сорока лет его заставлять ходить на работу, собирать его, звонить, дошел ли он на работу. Там просто уволят с работы, и все, если он не будет трудиться. Так что готовьте его, что у него есть две дороги — или он играет на скрипочке упорно, и вы тогда сами все делаете дома, и убираетесь, и пусть играет, потому что он готовится в консерваторию, или он физику зубрит, и вы тогда тоже уж обеспечьте ему тылы, а если он не учится, значит, и дома у него обязанности выросли, потому что нужно готовиться, наверное, ты пойдешь после девятого класса в какое-нибудь ПТУ, быстро отучишься и будешь работать, так начинай, давай.

Нам почему-то кажется, что все рухнет, если дети наши не пойдут дальше в университеты, да, мы переживаем, да, мы хотим чтобы они их закончили. Дети это воспринимают немножечко по-другому, для них это престижный вуз, не престижный, а ездить поближе к дому, а может, я с другом вместе за компанию куда-то пойду, а потом как-то все перекрутится. Дети не живут будущим, они живут здесь и сейчас, и вот сейчас в данный момент им хочется, чтобы было спокойно, весело, не шумно, чтобы он пошел в школу и все от него отстали, и все было здорово.

А мы думаем на будущее, мы живем уже будущим, мы взрослые. Поэтому поговорить с детьми, спросить, что ты хочешь, и да, подготовить их к тому, что скорее всего, если будет так продолжаться, если ты не будешь ходить в школу, то будет так и так. Я не против, я тебя все равно люблю, и ты будешь подметать улицы, ты будешь сажать цветы, ты будешь работать на рынке, я буду с радостью приходить и громко говорить, что это мой сын продает овощи и фрукты, это здорово. Но для этого давай уже сейчас, может быть, где-то пойдем работать? Как правило, дети не готовы к физическому труду, и мы их к этому не готовим, и немножечко у нас такой перекос, то есть они и не трудятся физически, и не хотят учиться, ни гуманитарные, ни технические предметы.

Очень много от родителей зависит показать пример, потому что иногда они просто не могут встряхнуться, нужно взять, посчитать, составить план, вычеркнуть то, что сделал, сейчас мы вот это, иногда их прямо нужно встряхнуть и помочь им собраться, потому что сидеть ждать, что он сам поднимется и сделает, тоже вряд ли. Хорошо помогают молодые преподаватели, с кем-то поговорить, со студентом, который скажет «Да я уже в Оксфорд готовлюсь, я уже был и там-то, и там-то», то есть такой пример какой-то положительный, веселый, хороший и легкий, то есть я просто быстро выучил математику, прошел ее всю, а теперь я вот езжу, я фотограф, я путешествую, потому что я закончил этот университет, а мне нужно было быстро, и я за два года прошел программу десятого класса, то есть на таком позитиве. И самое главное, что сказать родителям, не нужно быть уж очень включенным в ребенка, «мы не учимся, нас в школу вызывают, мы опять прогуляли», я тоже говорю родителям: «Вы тоже гуляли, тоже под партой сидели? Вы тоже ничего не делали, вы тоже выкинули все из дневника тетрадки?».

И поймите, им очень тяжело, если мы считаем понедельник, вторник, среда, четверг, пятница, суббота, воскресенье, многие вот по дневнику мы как-то считаем, когда дни недели, то у них сейчас даже дневников нет. Как они вообще дни недели будут считать, как они по электронному дневнику, там вообще трудно, им настолько тяжелее чем нам, когда у нас все было. Так что позаботьтесь о своих детях, позаботьтесь о себе, побольше отдыхайте. В конце концов, можно в пятницу не пойти, в четверг не пойти, устроить какую-то пижамную вечеринку, потом напрячься и решить, сделать. Ну и двойные стандарты, да, учителям тяжело, да, мы их понимаем, но в школу ходить надо, раз уж ты в эту игру играешь, то ты играешь по правилам, мы тебе помогаем.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
Канун трагедии: как началась Вторая Мировая война. Лекция Николая Сванидзе