Лекции
Кино
BBC Галереи SMART TV
Все ли со мной нормально? Психолог Екатерина Бойдек о страхе быть собой
Читать
14:41
0 11584

Все ли со мной нормально? Психолог Екатерина Бойдек о страхе быть собой

— Психология на Дожде

У многих из нас есть тайные страхи, сексуальные фантазии и желания, которые мы тщательно скрываем ото всех, даже самых близких, из страха быть непонятыми и отвергнутыми. Однако делают ли они нас ненормальными, неполноценными, как нам зачастую кажется? Психолог Екатерина Бойдек объясняет, какие самые распространенные страхи мешают нам быть собой и как с ними бороться. 

Здравствуйте. Меня зовут Екатерина Бойдек, я психолог. И не зная вас, хочу поговорить на такую тему — все ли с вами нормально, все ли со мной нормально? Вот хочу с чего начать. Ирвин Ялом, американский известный психотерапевт, он в одной из своих книжек рассказывает о таком эксперименте, который он проводил с участниками обучающих групп своих, с медсестрами, студентами. Анонимно надо было написать на бумажке свою самую страшную тайну, вот что бы вы не доверили людям в группе, вообще другим людям. И потом, когда собрал ответы, в общем, неудивительно, но обнаружилось, что все ответы чрезвычайно похожи. И самые страшные тайны в основном делились на три группы, лидеры самых страшных тайн были такие. На первом месте было то, что человек сам себя считает каким-то неполноценным, ненормальным, неадекватным. На втором месте были какие-то признания в том, что очень сложно строить отношения и открываться, и сближаться. И на третьем месте были какие-то сексуальные тайны.

И вот про эту ненормальность, неадекватность, неполноценность, про это чувство я и хочу поговорить. Почему я рассказала про этот эксперимент? Его проводили в определенной группе, но в принципе я даже по своей работе, по людям, которые приходят к психологу, и по себе самой я понимаю, что это действительно универсальный страх, страх вот такой, что адекватна ли я, полноценна ли я, все ли со мной в порядке, такое сравнение с другими людьми и ощущение, что что-то не так. Страх универсальный и абсолютно нормальный.

Действительно, почему мы так боимся, почему какой-то такой общечеловеческий страх быть ненормальным, каким-то неполноценным, неадекватным? Если разбираться, чего мы боимся, когда боимся быть ненормальными, то можно увидеть несколько вещей. Мы боимся, что таких нас, ненормальных, неполноценных, нас не будут принимать, нас как-то отвергнут люди, группа людей, которая для нас значима, либо они не отвергнут нас, но как-то будут осуждать и оценивать негативно. И вот этот страх отвержения, обесценивания, оценки — это то, что очень пугает, нам очень нужны другие люди, мы хотим быть среди них, и вот этот страх, что мы будем изгнаны, такие ненормальные, неполноценные, он действительно очень глубоко сидит, он очень универсальный для людей. Также вот в этой ненормальности можно бояться какого-то своего несовершенства, что вот все такие нормальные, а я какой-то не уродился. Но если я несовершенен, то опять же, будут ли меня любить такого несовершенного? И вообще, справлюсь ли я с этой жизнью, если я несовершенен?

То есть, как видите, какие-то страхи, они действительно такие общечеловеческие, хотя чувствительность к этому страху у кого-то больше этот страх звучит, у кого-то он меньше звучит. Это, как правило, определяется уже какой-то личной историей, действительно принимали нас или не очень в семьях и какое-то близкое окружение. Если этот страх такой нормальный, страх быть ненормальным, неполноценным, то тогда вообще чего о нем говорить? Когда он может стать не то чтобы ненормальным, но когда он может, скажем так, мешать в жизни, этот страх? Как и любой страх, он может мешать тогда, когда мы очень следуем этому страху и чего-то в жизни не делаем из-за того, что нам очень страшно.

Чего мы можем не делать, когда нам страшно быть ненормальными? Мы можем очень стараться быть нормальными, очень подстраиваться под других людей, очень следовать каким-то гласным и негласным нормам. И в этот момент, где мы сами, мы как-то теряемся, свою жизнь не очень проживаем, места никакого не занимаем. То есть вот за этой нормальностью теряюсь я сам.

Можем, из желания быть нормальным, не открываться в том, что мы считаем ненормальным, не сближаться с людьми. И тогда создается такой порочный круг: я ненормальный, я боюсь об этом рассказать, мне стыдно, этот стыд заставляет еще больше прятаться, у меня нет шанса проверить с другим человеком, как вообще будет принята эта ненормальность, как ему это. И вот такое, что это ненормально, стыд, они заставляют меня прятаться и не проверять с другими людьми, как вообще им, может быть, они такие же ненормальные рядом, это тоже создает такой круг отчуждения, изоляции, отсутствия каких-то близких настоящих отношений в жизни. В общем, такая цена достаточно высокая за вот эту попытку быть нормальным и скрывать свою ненормальность.

И что удивительно, когда люди говорят о своей ненормальности, они говорят об очень нормальных человеческих вещах. Расскажу, о чем говорят люди, когда говорят о ненормальности. Они в первую очередь говорят о чувствах. Они говорят, что ненормально же испытывать такой страх, или ненормально злиться, или ненормально тревожиться, то есть какие-то чувства объявляются нормальными, ненормальными, правильными или неправильными в какой-то ситуации. Такое отношение, что как бы чувства, есть какой-то свод, где и что надо чувствовать. Мужчинам нельзя бояться, женщинам нельзя злиться, вот этому своду мы часто следуем, и нам действительно кажется, что если я женщина, и я впадаю в гнев, со мной что-то ненормально как с женщиной. Или если я мужчина, и я боюсь, со мной что-то ненормально, настоящие мужики не бояться.

Но что такое чувства, и для чего они вообще нам даны? Чувства — это сигналы, это то, что дает нам знание о том, как нам этот внешний мир, как нам то, что происходит. Эти сигналы индивидуальные, эти сигналы уникальные, в одной и той же ситуации один человек разозлиться, другой обрадуется или испугается. И чувства — это то, что вообще позволяет нам узнать самих себя, как мне вообще этот мир, вот что за сигналы я получаю, и как он мне. То есть это то, не с чем стоит бороться, а то, что стоит узнавать, и понимать, и расшифровывать. И чем больше вы этим занимаетесь, пониманием своих чувств, расшифровкой своих чувств, тем больше вы вообще понимаете, какая жизнь вам подходит, какие люди вам подходят, что вы хотите, что вы не хотите, тем больше, на самом деле, в жизни смысла, удовольствия и полноты.

Что еще называют люди ненормальным? Люди называют ненормальным фантазии или сны. Как правило, это фантазии или сны либо агрессивного характера, либо тревожного характера, либо сексуального характера. То есть это такие сферы — агрессия, тревога, секс — которые очень пугают, и кажется, что если я о чем-то фантазирую или мне что-то снится, то со мной что-то не в порядке. Но это мой личный опыт, я не встречала людей, у которых совсем нет сексуальных фантазий или нет совсем тревожных фантазий, или агрессивных временами фантазий, то есть это очень опять же нормально, когда наша психика пытается что-то воплотить. Как в случае с агрессивными или тревожными фантазиями, как будто наша психика пытается проиграть ситуацию до конца, чтобы успокоиться, чтобы понять, а, ничего не произошло, я кого-то убил, нормально. Это ничего не значит о том, что вы действительно хотите убить, это, скорее всего, что в вас сидит какая-то тревога, какой-то страх, какая-то злость на кого-то. Это опять же свидетельство каких-то чувств, но это не свидетельство того, что вы убийца, извращенец, ненормальный человек, это то, что у всех есть.

То же самое касается сексуальных фантазий. Одна из частых женских сексуальных фантазий, например, это фантазия про изнасилование. Это не значит, что женщина хочет быть изнасилована, это, как правило, фантазия о некой, как сказать, отдаться во власть сильному мужчине, отпустить какую-то ответственность, контроль, это, как правило, фантазия про это. И фантазии и сны не следует трактовать буквально, следует опять же, как и чувства, их изучать, смотреть, что за этой фантазией, какая моя потребность скрывается за этой фантазией, что, опять же, может привести к гораздо более насыщенной и полноценной жизни.

Что еще люди считают ненормальным? Ненормальными считают желания и вкусы. То есть, если я хочу этого или не хочу этого, это нормально или ненормально. Тут я вкратце скажу, что все нормально, любое желание, любое нежелание. Опять же это скорее вопрос к самому себе, почему мне этого хочется, почему мне этого не хочется, как я устроен.

Вот все, что я сказала, чувства, фантазии, сны, желания, это все такие дорожки к самому себе. Мы можем все это объявлять ненормальным, стыдиться этого, захлопывать это, пытаться не жить этим и функционировать как какие-то нормальные внешние оболочки, роботы, а можем, действительно, как-то обращаться внутрь и смотреть как мы-то устроены, как наша внутренняя жизнь устроена, что нам важно, что не важно.

Получается как будто бы, что все человеческое, всю внутреннюю жизнь как будто бы мы объявляем ненормальной часто, и очень боимся, что эта внутренняя жизнь наша будет оценена как какая-то неадекватная, неполноценная. Часто так получается потому, что нет опыта, даже с раннего детства нет опыта как-то делиться своей внутренней жизнью. Часто родители заботились о том, чтобы мы были накормлены, одеты, образованы, это очень важно, но как будто про нашу внутреннюю жизнь никто не умел говорить, и мы сами часто про это не умеем говорить. И тогда нам кажется, что это что-то либо неважное, либо стыдное, либо неполноценное. Но это не так. Это просто мы не умели и не умеем об этом говорить.

Еще один важный момент хочу сказать, про поведение, желания и личность. Я уже сказала, что если мы о чем-то фантазируем, это не значит, что мы это сделаем. И фантазии могут быть самые противозаконные, это не делает нас преступником. А действия могут быть противозаконными, и это, да, может делать нас преступником. Вот все, что касается поведения, это действительно может быть нормально, ненормально, законно, незаконно, удобно, неудобно, это может какие-то нести проблемы или выгоды в отношениях. Это то, что касается внешнего поведения. Все, что касается того, что находится в нашей черепной коробке, это, в общем, наша внутренняя жизнь, она может быть какой угодно, сколь угодно свободной.

Что касается разделения поведения и личности, тоже очень важный момент. Если мы что-то чувствуем, например, злость, это не делает нас злым человеком. Есть тоже большая разница, и часто просто нас так воспитывали, и мы продолжаем так думать, что если мы что-то испытываем, или что-то делаем даже, мы вот значит какие-то, это что-то говорит о нашей личности. Я плачу — я слюнтяй, я, не знаю, не хочу кому-то давать свою вещь — я жадный, то есть идет оценка целиком личности.

И тогда с этим это как будто действительно создает ощущение, что что-то со мной не так, вот я не имею права ни чувствовать злость, ни не хотеть кому-то давать свою вещь, потому что это сразу объявляется, что я не такой, со мной что-то не так. И вот очень важно это разделять, очень важно как-то от этого избавляться. Если вы не хотите что-то давать, это всего лишь вы не хотите что-то давать, а не вы жадный глобально, тотально. Если вы злитесь, это не вы злой, а вы злитесь, и вы на что-то злитесь, что-то произошло, из-за чего вы злитесь, это опять же повод узнавать. То есть вот это разделение, оно как-то очень важно в возвращении своей нормальности, интереса к своей нормальности и ненормальности.

Последнее, что я хочу сказать, что все-таки, наверное, не то чтобы придется, это ваш выбор, но когда вы раскрываетесь в своей ненормальности, в том, что вам кажется стыдным, не таким, как у других, есть очень большой шанс, я практически никогда не встречала других примеров, есть очень большой шанс встретить кого-то столь же ненормального, как и вы, с которым будут действительно близкие поддерживающие отношения. И это то, что создает близость и радость жизни.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное