Поддержать программу
Психология на Дожде
18:21
4 августа
Психология

Четыре кризиса семейных отношений

Психолог Ирина Млодик о неизбежных этапах, через которые проходят влюбленные
35 463
2
Расписание
Следующий выпуск
8 декабря 18:20
четверг: 18:20
пятница: 02:45, 08:45, 12:20, 16:20
суббота: 05:45
воскресенье: 13:40
понедельник: 03:20
вторник: 02:30, 17:10

Есть этапы развития отношений, через которые проходит каждая пара. Некоторые расстаются, некоторые выбирают закрывать глаза, но такой метод работает не слишком долго. Председатель Межрегиональной Ассоциации психологов-практиков «Просто Вместе», кандидат психологических наук​ Ирина Млодик рассказывает о развилках, которые подстерегают мужчину и женщину, и правильных путях разрешения трудностей.

Сегодня мы с вами поговорим о процессах, этапах и кризисах в отношениях или что может стать с любовью. Итак, все начинается с совершено прекрасного процесса под названием влюбленность. Влюбленность — состояние интересное главным образом тем, что влюбленность — это практически сумасшествие. Мы настолько во влюбленности придумываем друг друга, что не видим себя реальными. Но в этом есть определенный смысл. Влюбленность, как этап такой идеализации, нам совершенно необходим, иначе мы не переживем ту тревогу, неопределенность, которая у нас есть в отношениях. Потому что до того момента, когда мы решили все-таки создавать какую-то более-менее долгосрочную пару, мы испытываем столько тревоги от того, насколько у нас получится, что мы сможем или мы не сможем по отношению друг к другу и т.д., что влюбленность позволяет преодолеть эту неопределенность, и это особенное состояние позволяет нам впасть в такую, как говорят психологи, слиятельную позицию.

То есть мы создаем некое пространство под названием Мы. Я схематически нарисовала его так. Это два человека, и они объединяются в некое Мы. Два человека, которые обладают собственным ядром личностным и собственными границами, начинают размывать свои границы для того, чтобы создать некое объединяющее Мы. И то, что мы здесь видим, на этапе влюбленности мы, прежде всего, ищем похожести, нам становится так совершенно важно то, чтобы мы любили одно и то же, чтобы нам нравилось что-то похожее, и когда мы находим эти похожести, мы говорим: «Значит, мы можем создать пару, значит, мы можем превратиться в Мы». И поэтому все какие-то различия на этапе влюбленности мы отметаем. Более того, особая галлюциногенность этого состояния, сумасшествие в этом состоянии состоит в том, что мы бессознательно отсекаем все то, что нам не подойдет под это состояние Мы.

После того, как мы все-таки решаем, что мы становимся парой, наступает следующий этап. Например, пара переезжает и начинает жить вместе или она вступает в брак, и уже невозможно поддерживать это состояние идеальности и состояние того, что мы абсолютно похожи. «Я люблю то же, что любишь ты, ты любишь то же, что я люблю, я хожу на футбол, хотя он мне не нравится, ты ездишь к моей маме, хотя ты ее терпеть не можешь». Здесь начинают проявляться различия, и здесь уже на этом этапе все зависит от того, как мы преодолеем этот кризис.

Как обычно он преодолевается? С помощью двух процессов. Либо мы все-таки понимаем, что придется расстаться с иллюзией о полном единении и принять наши различия, и тогда, собственно, начинать двигаться дальше, либо мы пытаемся переделать друг друга. То есть «Давай, - мы говорим, - у тебя не будет все то, что выпирает, все то, что мне не подходит, давай ты все-таки поедешь к моей маме или давай ты все-таки будешь смотреть футбол» и т.д. Мы пытаемся переделывать друг друга. Но психика устроена так, что человек пытается все-таки сохранить свою идентичность. Есть ядро, и если мы пытаемся его менять, человек начинает сопротивляться, мы все очень боимся и не хотим переставать быть теми, кто мы есть. Мы можем пойти на уступки, мы можем, конечно, посмотреть футбол, но мы будем при этом раздражены или недовольны, или нам это будет не нравиться. Поэтому пара, находясь в этом этапе или кризисе, она начинает активно пытаться переделать друг друга и сопротивляться этому переделыванию.

Выходы из кризиса таковы. Пункт №1: эта пара решает, что различия — это слишком страшно, она возвращается в прошлое и пытается сохранять идеализацию, сохранять ощущение, что мы слиты, что мы одинаковы, что мы любим одинаковое. № 2: разрыв отношений, когда мы говорим: «А я думал, что ты такая, а я думала, что ты такой, и тогда, ты знаешь, ты мне не подходишь, мы расходимся». И пункт № 3: когда мы все-таки начинаем восстанавливать личностные границы. То есть мы начинаем все-таки как-то пунктирно эту границу закрывать, говоря о том, что: «Мы, конечно, вместе, смотри, у нас есть поле совместности, здесь мы бываем вместе, нам есть что обсуждать: финансовое состояние нашей семьи, дети, если они появляются, наш дом, может быть. Но есть огромное пространство, где мы не слиты, где мы отдельны и где у каждого из нас какая-то своя профессия, свои увлечения» и т.д. И когда пара в состоянии пережить это закрытие тех границ чуть-чуть, по сути, немножко разъединенность по сравнению с тем слиятельным состоянием, она может двигаться дальше.

Третий этап — это этап появляющихся ожиданий. Чем больше люди живут вместе как пара, тем больше ожиданий у них появляется друг от друга. Если эти ожидания неявны и даже неосознанны парой, то тогда люди сталкиваются с тем, что их ожидания не выполняются по отношению друг к другу. Например, вы хотите, чтобы когда вы пришли домой, ваша жена сделала то или это, чтобы она принесла тапочки, ни слова не говорила о проблемах в семье, приготовила вам ужин, тепло посмотрела в глаза и побольше молчала весь вечер для того, чтобы вы могли переварить все то, что с вами случилось на работе. Но если она об этом не знает, о ваших ожиданиях, то сделать она это, соответственно, не сможет, потому что она будет в своем процессе. А жене будет, скорее всего, хотеться поговорить с вами, рассказать о всех проблемах и сложностях, которые накопились у нее за день.

И поэтому если пара не в состоянии начать говорить об ожиданиях друг от друга, то, соответственно, она возвращается либо в стадию идеализации, которую я вам уже рисовала, в которой как будто бы ожидания должны каким-то волшебным образом считываться, как-то мы должны догадываться о том, кто что хочет друг от друга. И вообще они должны у нас быть желательно какие-то общие, не выделяющиеся и не особенные. Поэтому если пара не может вернуться в стадию идеализации, они начинают ссориться. Это этап недовольства, претензий, критики и постоянных друг к другу предъявлений самых разных чувств по этому поводу.

В принципе, конечно, иметь ожидания естественно от любого человеческого существа и от отношений, в том числе. Конечно, мы хотим, чтобы наши отношения развивались, чтобы что-то происходило и т.д. Нельзя человеку запретить иметь ожидания, но можно научиться о них разговаривать напрямую. И это невозможно делать без границ, которые я тоже вам нарисовала в схеме. Если их нет, тогда вы не можете точно сформулировать, что же внутри у вас есть по поводу жизни вашей собственной и по поводу вашей пары.

Я считаю, что в отношениях долг разрушает очень многое. Как только мы говорим: «Я должен что-то делать», у нас происходит падение энергии. Когда мы понимаем, что я хочу позаботиться о своем муже, приготовить ему ужин или послушать его — это гораздо больше вызывает моей мотивации и естественного желания помочь ему. Как только я понимаю, что я должна это делать — моя энергия падает и, соответственно, желание идти навстречу тоже куда-то исчезает. Поэтому если мы не будем друг к другу предъявлять ожидания по поводу того, что в семье кто-то что-то кому-то должен, нам гораздо будет проще договориться.

Если семья все-таки способна это сделать, она переходит на следующий этап отношений. Если она не способна, как я говорила уже, она возвращается к слиятельным первоначальным отношениям, в которых все больше назревает недовольство, конфликты, обиды и напряжения. И эта семья только со стороны может казаться идеальной парой, но внутри у нее уже зреет самый настоящий вулкан из страстей, которые вот-вот прорвутся.

Этап четвертый, с которым мы можем сталкиваться, в общем, с самого даже начала жизни нашей пары, но, тем не менее, я это выделяю как определенный этап — это этап переживаний, переживаний трудностей и радостей. И, кажется, что мы все это умеем делать, кажется, что это просто, но, на самом деле, вовсе не так. Я знаю очень много пар, которые начинают расходиться именно на том, что он не умеют радоваться друг за друга. Когда один из членов семьи достигает какого-то успеха, другой может начать завидовать, он может начать конкурировать, он может начать обижаться на успех первого, далеко не все люди умеют переживать радость друг за друга.

Также кризис сопереживания настигает эту семью в процессе того, как происходят какие-то события: кто-то умирает или болеет, или кто-то стареет, происходят какие-то неприятные события. И здесь очень много зависит от того, как пара будет это переживать, смогут ли они переживать это вместе. У очень многих женщин бывает обида колоссальная на мужей, потому что они не могут их сопровождать в этом переживании. И вообще у нас культурно так сложилось в том, что у нас пара старается или семья вообще пытаться отрицать вообще какие-то события, говорит: «Это ничего страшного, это мы не замечаем, это мы не видим» и т.д. И тогда они не умеют переживать реальность вместе.

Очень много происходит расставаний на момент, когда, например, рождается ребенок с какими-то нарушениями, с какими-то особенностями. Это, конечно, трагедия, бывает первоначально паре это трудно принять, она испытывает много вины, страха, стыда, и женщина, которая решает оставить этого ребенка и заботиться о нем, продолжает переживать это. Многие мужчины не в состоянии переживать это эмоционально, уходят и покидают эту семью, потому что они не могут переживать это вместе, пережить это и начать воспитывать этого малыша, который может, тем не менее, очень много радости принести в эту семью и сплотить их вместе.

То же самое происходит, когда, например, женщина теряет привлекательность, и она может начать переживать из-за этого, и мужчина может ее поддержать в этом, вместо того, чтобы говорить: «Дорогая, сходи в спортзал или давай-ка сходи к парикмахеру удачному» и т.д.

На самом деле, когда кто-то может понять наши чувства и в состоянии их отразить, это делает нас гораздо ближе. На самом деле мы часто максимально уязвимы рядом друг с другом, и нам неплохо бы понимать и сочувствовать этой уязвимости. На самом деле способность сопереживать и участвовать в другом дается на от родителей. Если нам повезло, и в детстве нас родители умели утешать, сопровождать нас в нашем горе, то тогда мы это будем уметь делать и сами по отношению к себе, и сможем помогать своей паре в том, чтобы сопереживать, сочувствовать и, тем самым, в самое трудное время мы не останемся в одиночестве, мы не оставим своего любимого или любимую в одиночестве, а сможем быть с ним вместе и переживать такие трудности и кризисы.

Если все-таки вам не очень повезло, и с детства вас не сопровождали в утешении, в сопереживании, то тогда вы хотя бы можете, если вы мужчина, честно признаться своей женщине, что бы вы хотели бы участвовать в ее горе, хотели бы ей помочь, но не знаете как. Если она это слышит, она хотя бы воспринимает и ощущает, что вы неравнодушны, это позволит ей понять, что утешение от вас она не получит, но это не значит, что вы бросаете ее, оставляете в этом горе одну. Это помогает ей найти помощь тогда где-то в другом месте, а, может быть, и вам тоже, потому что если трудности общесемейные, то, скорее всего, вам тоже нужна помощь.

И этап номер 5 — потери. Мы в течение в жизни в паре, да и вообще в течение жизни все время переживаем какие-то потери. Наши дети взрослеют, их детство уходит, наша молодость постепенно уходит. Если мы не умеем обращаться с потерями, мы будем пытаться удержать те состояния. Например, мы можем как будто бы делать вид, что никто из не стареет, никто из нас не болеет, и дети у нас не вырастают. Мы будем пытаться удерживать детей в том младенческом, по сути, состоянии, хотя они давно из этого уже выросли. Мы будем не замечать то, что у нас приходит другой возраст, это не только потери какого-то молодого возраста, но это и приобретение, потому что в зрелом возрасте, в старости у нас появляются совершенно другие возможности, в том числе, как возможности нашей пары. Это неплохо бы признавать, понимать и переживать. В том числе, когда-то, возможно, мы потеряем друг друга, кто-то из нас, может быть, умрет первым или сможет уйти.

Иногда пара благополучно прожила какой-то этап жизни вместе, может быть, 10-12 лет, но потом что-то изживается и завершается, и пора сказать: «Пожалуй, нам достаточно. Это были прекрасные 10 или 12 лет вместе, их нужно завершить, эти отношения, для того, чтобы каждый из нас мог двигаться дальше». Поэтому уметь завершать отношения, уметь переживать и признавать потерю, которая произошла, позволяет нам контактировать с реальностью и вовремя останавливаться, вовремя завершать, вовремя прощаться, оставаясь благодарными при этом бывшему партнеру. Потому что если мы не умеем это делать, то завершив или резко прервав эти отношения, мы можем сказать: «Все мужчины таковы, все женщины тоже не очень хороши, не стоит вступать в следующие отношения». Только если отношения были корректно, адекватно завершены, с благодарностью, а иногда с разными другими чувствами по отношению к прежнему партнеру, достаточно легко будет и адекватно двигаться дальше в этих отношениях.

Итак, если семья все-таки не переживала эти этапы, как мы уже говорили, застряла в слиятельной идеализации, понятно, что влюбленность проходит, в какой-то момент мы уже видим нашего партнера более реальным. Но если мы пытаемся не замечать наших различий, если мы пытаемся не говорить о наших ожиданиях, не переживать трудности, как будто бы отрицать, оставлять их за кадром, то в паре начинает копиться напряжение, которое приводит к взрыву. К сожалению, слиятельные отношения, которые могут оставаться такими довольно долго, иногда 15-18 лет, разрываются внезапно к огромной боли пары. Потому что женщина, например, оказывается очень включенной, очень потерявшей свое собственное Я, очень вовлеченной, например, в дела своего мужа. И абсолютно у нее уже тогда размыта идентичность, она не знает, кто она такая, она не знает, чем ей заниматься, она не знает, как жить без этой семьи. И тогда очень часто, к сожалению, такая женщина может оказаться у психолога или в клинике неврозов, где ей не только нужно будет переживать эту потерю, от этого слияния, которое так внезапно разрушилось, но ей придется восстанавливать свою идентичность, потому что она у нее оказалась размыта. Иногда у нее может даже не хватить сил для такого восстановления, потому что время прошло, эти годы она посвятила такому слиятельному браку, у нее может не хватить ни финансов, ни энергии для того, чтобы начинать все заново.

Поэтому для того, чтобы не приходить к такому слиятельному браку, который, к сожалению, у нас в России не редкость, я очень вам рекомендую проходить и опознавать все этапы отношений, которые вам предстоят. Не пугаться этого, понимать, что переживания, сильные чувства, конфликты, ожидания — это все естественные процессы наших отношений, в них нужно просто уметь быть и, по возможности, разговаривать. Если вам трудно разговаривать друг с другом, вы можете пойти к психологу и там тоже разговаривать об этом. Это помогает преодолеть многие кризисы, многие сложности, многие процессы. Потому что отношения, конечно же, стоят усилий, на них затрачиваемых. 

Фото на обложке: скриншот из фильма «Крамер против Крамера», 1979