Поддержать программу
ПостНаука на Дожде
13:01
10 сентября
История

Из варяг в греки: как выбирали веру и крестили «агрессивную Русь»

Историк Владимир Петрухин о причинах выбора христианства, взаимоотношениях с Византией и разрушении культа предков
3 971
0
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Скидка 17%
4 800 / год
4 800
Скидка 11%
1 280 / 3 мес
1 440
Базовая подписка
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Расписание
Следующий выпуск
30 сентября 16:00
среда: 04:05, 11:05
суббота: 16:00
воскресенье: 02:00, 16:00
понедельник: 02:00

По каким причинам перед князем Владимиром встала необходимость выбора монотеистической религии? Как проходил процесс выбора веры? Насколько успешным было первое крещение Руси? Об этом рассказывает доктор исторических наук Владимир Петрухин.

Фото: wikimedia

Русь — имя, которое (как сейчас любят шутить, слово «Русь» — самое нерусское слово) первоначально относилось к дружине гребцов скандинавского происхождения. Это имя обозначало дружину гребцов, потому что дружинники не могли ходить, добираясь до Восточной Европы из Скандинавии на своих морских судах. Здесь на речках не поплаваешь на этих страшных дракарах, на которых плавали викинги, поэтому на Западе они себя называли викингами, а на Востоке — русью, о чем и пишут многочисленные восточные и византийские источники.

Вот эта русь утвердилась благодаря союзу со славянами, землепашцами, которые хотели, как и все народы мира, участвовать в распределении мирового богатства, которое было накоплено. Первым делом в Византии и, конечно, на Востоке — Хазария обеспечивала приток монеты в Восточную Европу через Закавказье из халифата. Так что русь со славянами договорились — об этом свидетельствует легенда о призвании варяжских князей, знаменитая летописная легенда «Приходите и правьте нами», но «по ряду, по праву», то есть основываясь на славянском законе без викингских эксцессов.

Таким образом, русь, которая создала здесь землю, получившую название по имени дружины — Русская земля, — должна была заниматься тем же, чем занимались и все государства раннего Средневековья — должна была выбрать веру, чтобы договориться с теми, с кем она собиралась торговать или даже воевать. Потому что даже война заканчивается миром, победитель хочет выгодного мира, и тогда нужен договор.

Русь научилась заключать выгодные договоры, для этого довольно быстро она научилась говорить по-славянски уже при Вещем Олеге. Но вот выбрать веру было довольно сложно, потому что викинги, или русские гребцы, полагались на силу меча, и, значит, их могучие боги — Один, Тор — выглядели, как бы сказали сейчас, более накачанными и способными к агрессии, чем христианский Бог, который — о чем скандинавы не уставали напоминать — вообще был с прибитыми руками, поэтому как он мог сражаться, если его вызывали на поединок, ведь он распят? Так что это был трудный выбор, но куда было деваться? Надо было договариваться с греками — это были ближайшие партнеры, — надо было объединять все племена, многочисленные славянские племена, которые поклонялись тем богам, которых греки-христиане считали бесами, как считали бесами всех языческих богов представители монотеистических религий: это все бесы, им поклоняться не следует, нельзя приносить человеческие жертвы, потому что это убийство, покушение на жизнь человека, на его душу, а душу дает Творец, Господь. Так что договориться с язычниками было невозможно ни христианам, ни мусульманам.

А Русь должна была выбирать веру, и тут она столкнулась с еще одной проблемой, ибо греки были горды тем, что они носители великой цивилизации, христианской цивилизации, что сам Иерусалим находится на их территории (на территории Восточной Римской империи — Византии — это христианская империя). Греки себя в договорах с Русью называли не греками и даже не румеями-римлянами, как они любили себя называть в отношениях с другими народами, напоминая, что они римляне, они должны править всем миром. Случайностью они считали, что кто-то там, на западе Европы, им не подчиняется. Эти самые греки не собирались заниматься миссионерством. Очень мало было попыток миссионерства. Мы обязаны, конечно, Кириллу, в монашестве Константину, и Мефодию всем — это наши святые, культурные герои, которые дали письменность. Но это, пожалуй, единственный, хотя и самый яркий эпизод нашей совместной славяно-греческой истории.

Полная версия доступна только подписчикам. Подпишитесь: