Лекции
Кино
TED BBC
Почему красное не шире синего, а звук не может упасть и растечься: логика в основе философии Витгенштейна
Философ Софья Данько о связи Витгенштейна с Кантом и Юмом, логической структуре языка и субъективизме
Читать
15:20
0 2283

Почему красное не шире синего, а звук не может упасть и растечься: логика в основе философии Витгенштейна

— ПостНаука на Дожде
Философ Софья Данько о связи Витгенштейна с Кантом и Юмом, логической структуре языка и субъективизме
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

Сейчас я бы хотела дать некоторый анализ логической структуры с учетом предшественников Витгенштейна и с учетом основательной интенции философии к поиску чего-то устойчивого, необходимого, неизменного. Эта история очень древняя ― еще в Античности мы находим ее истоки. Мы можем опереться на уже тоже довольно старый, но очень крепкий принцип ― картезианский, принцип Декарта, то есть на необходимость как невозможность представить обратное. В этой связи у Витгенштейна весьма оригинальный подход, хотя можно найти что-то общее, найти некоторые пересечения с предшественниками ― я сейчас имею в виду Юма (эмпиризм) и Канта. В чем-то Витгенштейн оказался удивительно близок к Юму, а в чем-то ― Канту.

Фото: Pixabay

Дело в том, что Витгенштейн отыскивает необходимость прежде всего в самой логической структуре языка. Он говорит о том, что простейшими элементами языка являются так называемые простые объекты, которые заведомо содержат в себе все возможности вхождения в факты. То есть получается, что наш язык развивается в логическом пространстве. Витгенштейн даже уточняет пространство, например цветности или высоты звука. Пятно в поле зрения должно иметь какой-то цвет, говорит он, а тон ― высоту. Также он говорит, что пространство, время и цвет ― это формы объектов. В этом смысле можно сказать, что Витгенштейн подобен Канту. Кант говорил об априорных формах созерцания, которые определяют то, как мы будем смотреть на мир. А Витгенштейн говорит о том, что определенные ограничения нашему пониманию, нашему языку, описанию реальности ставит логика. Уточняю, как это может выглядеть у Витгенштейна на примерах. Допустим, мы не можем представить или понять, что звук до-диез, например, упал на пол и растекся. Здесь у нас сразу появляется такое чувство, что сказанное абсурдно. Мы не можем сказать, что зеленое, например, шире синего. В таких предложениях как раз нарушается логика языка. Что особенно интересно, эта логика, логическая структура, априорна, она берется не из опыта, а, наоборот, предвосхищает наш опыт, наше описание реальности. Кроме того, Витгенштейн говорит, что наша логика трансцендентальна. Он использует это выражение. Но в чем отличие от Канта? Кант не привязал эти трансценденталии Богу, хотя мог бы через лейбницианскую предустановленную гармонию или подойти к этому как-то еще. Скорее, получилось так, что априорные формы созерцания в каком-то смысле наши, субъективные. Тем самым их ценность несколько снижается, поскольку после Декарта у нас такое ощущение, что если что-то наше ― субъективное, то доверие к этому уже не стопроцентное, потому что абсолютная реальность, абсолютная истина связывается с какой-то другой идеей, которая в то время еще была актуальной, ― я имею в виду Бога.

Читать
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
«Центр "Э" приходит на наши концерты, что-то снимает»: живой концерт одной из самых популярных панк-групп России «Порнофильмы»