Поддержать программу
ПостНаука на Дожде
13:42
29 октября
История

Сталин против партии: как диктатор пытался разрушить систему

Историк Олег Хлевнюк о судьбе коллективного руководства после смерти Ленина
6 505
0
Расписание
Следующий выпуск
3 декабря 16:00
суббота: 16:00
воскресенье: 02:00, 07:00, 16:00
понедельник: 02:00, 06:00
вторник: 11:00
четверг: 13:00

Историк Олег Хлевнюк о системе коллективного руководства после смерти Ленина, заявлении Сталина об отставке и полном контроле над органами госбезопасности.

Больше лекций смотрите на сайте «ПостНауки»

В исторической литературе, не говоря уже о массовом историческом сознании, существует такое устойчивое мнение, что приход Сталина к власти и вообще диктатура, которая существовала в нашей стране, были явления неизбежные, абсолютно закономерные. Для таких утверждений есть разные мотивы: одни считают, что после Октябрьской революции 1917 года диктатура была неизбежна, поскольку большевистская диктатура неизбежно вела к новой тирании; другие полагают, что диктатура была абсолютно необходимым элементом той форсированной мобилизационной модели развития страны, которую мы наблюдали в предвоенный период и послевоенные годы. Нужно сказать, что на самом деле утверждение власти Сталина и возникновение диктатуры в СССР — это был процесс. Процесс достаточно сложный, процесс длительный, и его изучать необходимо как любой другой процесс и любое другое явление, опираясь на определенные документы и факты.

Важно отметить, что в этом процессе были определенные поворотные пункты, определенные критические точки, которые также требуют изучения. В целом можно сказать, что политическая власть в СССР, начало которой положила Октябрьская революция, прошла в своем развитии несколько этапов и одна модель политической власти сменяла другую. Все начиналось с определенного коллективного руководства, с определенной модели, которую иногда называют ленинской. Это модель, в которой взаимодействовали достаточно влиятельные большевистские вожди, в которой наблюдалась определенная внутрипартийная демократия. Затем эта модель была сломана и заменена некой промежуточной моделью, которую мы можем назвать ограниченным коллективным руководством или, если кто-то хочет, ограниченной диктатурой, но еще не полной диктатурой. На смену этой достаточно кратковременной полосе пришло уже собственно утверждение власти Сталина в качестве единоличного диктатора. А сразу же после его смерти высшее руководство страны опять вернулось к модели коллективного руководства.

Таким образом, наблюдая этот коротко охарактеризованный процесс, мы можем говорить о том, что в общем он не был простым, он не был одномоментным и не был столь предопределенным, как это может показаться на первый взгляд. Конечно, очень важным моментом в этом процессе была смерть Ленина. Ленин умер в возрасте 54 лет. И если предположить, что, скажем, он дожил бы до возраста Сталина, то есть прожил бы еще дополнительные 20 лет, то вряд ли у кого-то вызывает сомнение, что советская система политической власти была бы несколько иной, даже в рамках однопартийной диктатуры. Это, между прочим, одна из тех исторических случайностей (я имею в виду смерть Ленина), которая оказала достаточно большое воздействие на развитие страны и политической системы. Что касается Сталина, то он в тот период, когда Ленин отошел от власти, а вскоре умер, занимал достаточно прочные позиции, но в качестве одного из участников системы так называемого коллективного руководства.

У него были, конечно, свои преимущества — то, что он возглавлял партийный аппарат и имел возможность воздействовать на кадровую работу партии. Но у него были свои слабые, уязвимые позиции. Прежде всего это то, что он подвергся критике со стороны Ленина. И, как мы все помним, Ленин предложил его даже сместить с должности генерального секретаря. Важно отметить, что на Сталина, как и на всех других членов высшего советского руководства, определенные ограничения накладывала система коллективного руководства, которая еще продолжала развиваться после смерти Ленина.

Важно отметить, что в этот период Сталин чувствовал себя настолько неуверенно, что в 1924 году, когда усилились его столкновения с Каменевым и Зиновьевым, он даже написал заявление об отставке, требуя, чтобы его отправили куда-нибудь на низовую работу. Реагируя на эти конфликты, политбюро сплотилось вокруг идеи коллективного руководства. Была образована так называемая «семерка» — своего рода подпольное политбюро, которое работало в отсутствие Троцкого, согласовывало все принципиальные решения, а также регулировало процесс взаимоотношений между членами высшего советского руководства, для того чтобы не допускать конфликтов. Нужно сказать, что эта система коллективного руководства была достаточно эффективной, в этот период мы наблюдаем очень неплохие показатели социально-экономического роста и развития страны. И, во всяком случае, вполне обоснована точка зрения, что эта система имела определенный позитивный потенциал для дальнейшего развития.

У нее, конечно, были и слабые стороны, и прежде всего это определенные противоречия между членами коллективного руководства, которые вскоре вылились в так называемую внутрипартийную борьбу, когда вначале образовалась оппозиция Каменева и Зиновьева, затем новая оппозиция, когда Каменев и Зиновьев объединились с Троцким. Сталин, нужно сказать, очень хорошо воспользовался этими обстоятельствами: он, с одной стороны, сумел усилить свою роль в партийном аппарате, а с другой стороны, установил достаточно прочные контакты и даже стал курировать органы государственной безопасности, поскольку эти органы (они назывались тогда ОГПУ) достаточно активно вовлекались в этот процесс внутрипартийной борьбы. Однако к исходу 1920-х годов, когда оппозиции были побеждены, Сталин все-таки оставался членом коллективного руководства, и на его пути стояли такие влиятельные члены политбюро, сторонники коллективного руководства, как Рыков, Томский, Бухарин. И для того чтобы разрушить систему коллективного руководства, без чего не было возможно дальнейшее продвижение к власти, Сталин организовал новую кампанию борьбы с правым уклоном, как раз с этими представителями высшего руководства, и он сумел одержать победу в этой борьбе.

Нужно сказать, что существующая точка зрения о том, что это была легкая борьба, в которой, как было ясно изначально, Сталин победил бы, все-таки не соответствует действительности. Если мы обращаемся более внимательно к документам, то видим, что это потребовало от Сталина значительных сил, исход борьбы был далеко не столь очевиден. Есть много причин, о которых можно долго говорить, по которым все-таки он сумел одержать эту победу. Но развал, разгром старой системы коллективного руководства не привел автоматически к тому, что Сталин превратился в единоличного диктатора. Как я уже говорил, партия вступила в фазу ограниченного коллективного руководства, когда соратники Сталина, признавая его первенство, тем не мене продолжали играть достаточно большую роль в управлении страной, имели для этого определенные административные полномочия, возглавляли важные наркоматы или какие-то участки государственной работы. И таким образом, это административное влияние дополнялось определенным политическим влиянием.

Окончательный удар по этой системе, с которой Сталин некоторое время считался, был нанесен в ходе террора 1937 года, когда, во-первых, был арестован ряд членов политбюро, а во-вторых, репрессиям подверглись родственники или ближайшие сотрудники тех членов политбюро, которые сумели сохранить жизнь, но попали под пресс террора. Конечно, это кардинальным образом изменило ситуацию. Теперь сторонники Сталина в политбюро, которые ранее его поддерживали как единоличного вождя, были вынуждены полностью ему подчиниться. Это, конечно же, сразу выразилось во множестве различных изменений в процедурах работы высших органов власти. Например, политбюро практически перестало собираться как регулярно действующая структура, ее заменили разного рода встречи узких руководящих групп, которые Сталин сам назначал из тех или иных своих соратников для решения того или иного вопроса.

Самое главное было то, что Сталин полностью контролировал органы госбезопасности. Нужно отметить, что, несмотря на утверждение такой системы, которую мы имеем все основания называть системой единоличной диктатуры, в ее недрах постоянно формировались и иногда даже вырывались наружу те элементы коллективного руководства, которые мы в той или иной степени наблюдали и в предыдущие периоды. Речь идет о том, что члены политбюро продолжали обладать определенной административной властью, которая периодически даже усиливалась, например, в годы войны. Речь идет о том, что они участвовали во вполне официальных заседаниях руководящих структур, например в рамках Совета министров СССР и других органов власти. Этот опыт коллективного руководства, постепенно накапливаясь, собственно говоря, привел к тому, что в недрах диктатуры сформировались все предпосылки для перехода к коллективному руководству. Это как раз и произошло сразу же после смерти Сталина, буквально в несколько недель, каким-то таинственным, на первый взгляд, образом.

Но теперь мы видим, что были определенные объективные предпосылки этой таинственности. Возникла новая система коллективного руководства, и были приняты решения, фактически демонтировавшие многие из тех основ власти, на которых держалась сталинская диктатура.

На превью: DepositPhotos