Поддержать программу
ПостНаука на Дожде
15:02
22 октября

Рождение русской духовности: как на Руси появились первые философы

Лекция философа Алексея Козырева о христианском наследии Византии
2 762
0
Расписание
Следующий выпуск
11 декабря 16:00
воскресенье: 02:20, 10:00, 16:00
понедельник: 02:00, 06:00
вторник: 11:00

Каковы особенности философской традиции Древней Руси? Какой текст считается первым в древнерусской философии? Какое влияние оказали на мыслителей того времени тексты Григория Паламы? Об этом рассказывает кандидат философских наук Алексей Козырев.

Каковы особенности философской традиции Древней Руси? Какой текст считается первым в древнерусской философии? Какое влияние оказали на мыслителей того времени тексты Григория Паламы? Об этом рассказывает кандидат философских наук Алексей Козырев.

«Что же понимали под философией в Древней Руси? За основу бралось определение святого Иоанна Дамаскина, сыгравшего для Востока ту же роль, что Фома Аквинский сыграл потом для Запада, то есть роль систематизатора восточного греческого богословия тогда еще не разделенной Церкви. Дамаскин жил в VII веке, он происходил родом из Дамаска, из Сирии, которая тогда была православной. В своей книге «Источник знания» он дал шестичастное определение философии, которое многократно переводилось в разных славянских списках. Помимо того, что философия мыслилась как познание сущего, в это определение входила также и «память смертная» — философия как память о смерти, что нам известно и из платоновского «Федона»: «Философия есть наука умирать». И философия как уподобление Богу, как теозис. Именно в этом состояла основная задача христианского философа — научиться быть подобным своему Божеству».

«Филолог Гелиан Михайлович Прохоров ввел в оборот термин «политический исихазм», который означал, что исихазм не просто был молитвой священно безмолвствующих, не просто некой тишиной уединения в монашеской келье, но определенным месседжем в социальную жизнь. Прежде всего это идея симфонии Церкви и государства, это идея догматического союза, который должен объединять кесаря, василевса, императора и духовного владыку. Победа исихазма в константинопольских спорах, утверждение паламизма на Константинопольском соборе 1351 года значило очень многое, в том числе и для Руси. Выбирался определенный тип духовности, где собирание духа в его цельности, молитвенное созерцание, аскеза, стремление к надмирному, к созерцанию нетварного Фаворского света ставилось гораздо выше, чем не только радости земные и прелести мирской жизни, но и в каком-то смысле успехи рационального богопознания». 

«Поздняя, уходящая уже палеологовская Византия дает мощное богословско-философское завещание своей преемнице — поднимающейся Руси. Те тексты, которые появляются у русских богословов, может быть, и не носят слишком самостоятельного характера, но часто являются компиляцией этой духовно-аскетической литературы, а также и Ареопагитского корпуса — компендиума текстов, приписываемых святому Дионисию Ареопагиту, судье афинского ареопага, обращенному апостолом Павлом. На самом деле эти тексты возникли позже и являют собой пример христианского неоплатонизма — апофатического богословия, где Бог мыслится как пресущественный мрак, излучающий из себя божественный свет. Мистика света, которая и в католическом богословии по-своему выражается в учениях Гроссетеста, Фомы, выражается и в православном богословии: Бог — это, конечно, «Солнце незаходимого света». И поэтому аскет, монах, исихаст должен подготовить себя к подвигу, чтобы сподобиться созерцания этого нетварного света».

Фото: DepositPhotos