Лекции
Кино
TED BBC
Война как болезнь: как философия уже более 23 веков пытается найти справедливость в военных конфликтах
Философ Арсений Куманьков об истоках современной теории справедливой войны, идеях Гуго Гроция и современной политической пропаганде
Смотреть
16:02
0 2583

Война как болезнь: как философия уже более 23 веков пытается найти справедливость в военных конфликтах

— ПостНаука на Дожде
Философ Арсений Куманьков об истоках современной теории справедливой войны, идеях Гуго Гроция и современной политической пропаганде
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

Люди воюют почти всю свою социальную историю, и неудивительно, что проблема войны попала в предметное поле философии довольно давно, в самом начале развития философии. Философ Арсений Куманьков рассказал о том, как эта наука оправдывает непреодолимое желание человека противостоять другим.

Больше лекций и видеороликов смотрите на сайте проекта «ПостНаука»

Фото: depositphotos.com

Можем вспомнить гераклитовские фрагменты, где он говорит о том, что война общепринята, что война — это общий порядок вещей, что война — это всем царь. Безусловно, Гераклит здесь говорит о войне скорее метафорически, философски, но уже у Платона и Аристотеля мы встречаем непосредственные рассуждения о тех войнах, которые вели греки.

Мы видим здесь зарождение некоторых общих традиций, которые могут быть прослежены в общем в современных размышлениях о войне. Во-первых, примечательно, что Платон начинает разделять все войны, о которых он может подумать, которым он является свидетелем, на два вида. Одни из них ведут между собой греки, и их Платон называет «распрями», «раздорами». Он считает, что это болезнь, которая поразила греческое сообщество (кстати, болезнь — это довольно живучая метафора, которая будет постоянно использоваться в дальнейших философских подходах к осмыслению войны). Безусловно, Платон надеется, что рано или поздно греки смогут избавиться от этой болезни и такие войны прекратятся. Пока они не прекратились, нужно пытаться действовать сдержанно в такого рода конфликтах. Есть второй тип войны — это войны, которые ведутся против всех остальных народов. Здесь Платон не видит никаких проблем: их можно вести, и нет никаких оснований для того, чтобы придумывать специальные правила, по которым должна вестись борьба такого рода.

Аристотель подхватывает эту традицию и начинает говорить о том, что существуют некие справедливые причины, по которым могут вестись войны. Собственно, здесь мы и видим зарождение того, что сейчас мы называем теорией справедливой войны. Аристотель артикулирует момент, что должна быть справедливая причина, позволяющая нам применить вооруженное насилие. Аристотель видит две таких причины: во-первых, необходимость защищать собственный полис, а во-вторых, обязанность при помощи насилия давать ответ на чрезмерную угрозу, которая исходит со стороны твоего соседа, если у тебя нет других способов предотвратить эту угрозу, — то, что сейчас в политической теории и в философии войны называют превентивной войной, упреждающим ударом. И Аристотель также особенно знаменит относительно своих суждений насчет войн, которые греки ведут против варваров. Он называет такие войны «охотой» и в определенном смысле считает, что это нечто, что дано грекам самой природой, — право на охоту на рабов, варваров.

Читать
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?
Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски
Популярное
«Наш потолок — проспект Андропова»: Дмитрий Быков о появлении в Вашингтоне площади Немцова