Поддержать программу
ПостНаука на Дожде
14:34
11 июня
Наука

Вечные ценности. Что можно узнать о современном обществе из мифов Древней Греции

Рассказывает доктор филологических наук Гасан Гусейнов
6 589
1
Расписание
Следующий выпуск
4 декабря 16:00
воскресенье: 16:00
понедельник: 02:00, 06:00
вторник: 11:00
четверг: 13:00
суббота: 16:00

Почему в основе отношений между богами и людьми в древнегреческой мифологии лежит зависть? Какое место в социальной жизни людей и богов занимает обман? Как в древнегреческих мифах представлена семья? На эти и другие вопросы отвечает доктор филологических наук Гасан Гусейнов.

 

В известном смысле разговор о древнегреческой мифологии общества — это тавтология, потому что мифология сама по себе и есть первая общественная дисциплина сознания и речи. Что такое миф? Миф — это предание прежде всего об отношениях богов и об отношениях богов и людей, богов как сообщества и людей как сообщества.

В основе этого отношения лежит представление о том, что у богов есть все: у них есть бессмертие, у них есть люди, которые поставляют им жертвоприношения, например воскурения или возлияния, а то и просто дают им попробовать жареное мясо, причем лучшие куски, — все у них есть. В их жилах течет не какая-то такая кровь, которая у людей, а ихор — божественная кровь, мы вынуждены поставлять богам дым от туков, которые мы сжигаем. Но мы же знаем, что боги питаются амброзией и нектаром — это их пища, это их питье. У них все другое, это, так сказать, сообщество, которое наслаждается бессмертием.

Больше лекций и видеороликов смотрите на сайте проекта «ПостНаука»

 

Мифология Древней Греции

Но есть только одно свойство, которое греки называли завистью богов. Боги завидуют людям в одном отношении. Хотя люди смертные, чему завидовать? Но люди обладают страстями, то есть такой болью, которая может быстро превратиться в наслаждение, и таким наслаждением, которое не боится боли. Само понимание жизни как сущности, которая прерывается, составляет основу нашего существования. Боги этого не знают, они вечные, им скучно. И зависть как основа отношений между людьми и богами — это социальное явление. И это социальное явление описывает нам греческая мифология — это одна сторона.

Другая сторона — сам человек. Когда мы говорим, что в этом большом мире отношения между людьми и богами, отношения между самими богами иногда представлены комически, карикатурно, — это и есть социальность в сознании древнего человека. Мы не должны забывать, что и внутри каждого человека происходит социальная жизнь. Почему внутри каждого? Потому что каждый существует отдельно как отдельное живое существо, но каждое живое существо еще и социально. Оно собирается на празднество, оно собирается для совместных жертвоприношений, оно собирается для того, чтобы наиболее разумным образом продлить род — именно этот, чтобы эти люди дали потомство и следующее поколение выросло с их ценностями, с их представлениями. Поэтому первичное представление о так называемом родовом проклятии, которым проникнута вся древнегреческая литература и мифология, которое возникает в силу прегрешений старшего поколения и потом разворачивается в следующих поколениях, — это тоже представление об обществе, совершающем какую-то ошибку и потом за эту ошибку расплачивающемся.

Наконец, представление о том, что общество — это два, три, четыре человека, разговаривающих между собой, укоренено в очень ранних греческих мифах. Например, в мифе о рождении Гермеса и о том, что должен был сделать Гермес, для того чтобы исправить ошибки, допущенные при создании человека Прометеем и Эпиметеем. Когда Прометей и Эпиметей сделали, сварганили человека и этот человек начал существовать, действовать, Зевс захотел каким-то образом внедрить в человеческое сообщество свойства, которые удержали бы это сообщество от всемогущества, излишнего, избыточного всемогущества, и вместе с тем это должны быть свойства, которые позволяли бы людям жить гармоничной жизнью, ведь боги, согласно этому представлению, зависят от людей. Как же сделать так, чтобы жизнь людей, с одной стороны, их всех как массу немножко ослабляла, а с другой стороны, позволяла им иногда, забыв о заботах, приходить в гармоничное состояние и, наоборот, чувствовать себя всемогущими? И тут приходит бог Гермес, бог, как мы помним, воришка, который украл коров Аполлона, который, вообще говоря, с самого момента своего рождения отличается чрезвычайным хитроумием и вместе с тем обладает каким-то необыкновенным даром создавать из ничего, например, музыкальные инструменты. Он же придумал лиру, он придумал инструмент, который потом выменял у него хозяин коров Аполлон, и потом Аполлон подарил этот инструмент Орфею, способному с его помощью и с помощью своих прекрасных песен покорять весь мир, заставлять предметы двигаться, заставлять людей то просыпаться, то пробуждаться.

Орфей и есть символ человека, способного с помощью изобретения вора Гермеса умиротворять людей обманом, завораживать их.

Это представление о том, что общество может и должно быть заворожено высшими силами или каким-то хитрецом, чрезвычайно важно. Хитрец как управляющий, например, войском, — вот вам Одиссей — замечательный персонаж, страшный, грозный, но отличающийся таким же хитроумием, как и Гермес.

Одиссей олицетворяет такое удивительное свойство человека, как понимание обмана, и все-таки действие внутри этого обмана как единственно спасительного. Когда женихи сватались к Елене, Одиссею удалось уговорить всех во избежание вражды в том случае, если кому-то не понравится выбор Елены, объединиться против любого, кто оспорит решение Елены. И когда Елена выбрала себе в мужья Менелая, все остальные женихи оказались связанными клятвой идти на защиту Менелая в том случае, если кто-то посягнет на Елену, покусится на нее. Этим объясняется, почему греки были вынуждены отправиться в поход на Трою: они были связаны клятвой помощи Менелаю. Что это, как не социальный инжиниринг?

Здесь общество — это общество, собирающееся в поход на войну, и, к сожалению, нужно сказать, что все наиболее интересные греческие мифологические циклы имеют дело с обществом в первую очередь как с обществом разбойников, которые нападают на какую-то другую страну, которые отправляются в далекий поход, чтобы похитить там что-то, которые идут за золотым руном или которые идут на Трою. Это общество чрезвычайно интересное, но далеко не все общество.

Мифология «живая» и книжная

Есть и мифы о ячейке общества — о семье. И эти мифы о семье представляют собой, наверное, главный фонд сюжетов всей мировой литературы. Что такое семья? Это отец, мать, брат, сестра, жених сестры, внезапно возникающий какой-то путник, который приходит издалека и уводит эту сестру от законного жениха, — сколько таких сюжетов. И вот вам, пожалуйста, миф о Минотавре. Мы каждый раз выхватываем из этого сюжета какой-то один интересующий нас образ, например самого Минотавра — этого несчастного получеловека-полубога, сына Пасифаи от быка, который на самом деле был не бык никакой, а просто Зевс, принявший вид быка. И Минос — царь, давший половину имени Минотавру, законный муж Пасифаи — попросил Дедала изготовить корову, в которую должна была залезть Пасифая, для того чтобы сойтись с быком, потому у нее было вожделение к этому быку.

То есть здесь множество каких-то жутких подробностей, в основе которых вместе с тем представление о культе верховного божества, и этому верховному божеству Минос приносит в жертву свое супружеское счастье. Но у него есть еще и дочь Ариадна, которая ненавидит Минотавра, своего брата, потому что специально для Минотавра выстроен целый дворец, лабиринт, Минотавру приносят жертвы из Афин на Крит, и она хочет смерти этого человека, этого полубожества-полузверя. Но она его сестра, и вот она с помощью Тезея, которому дает нить, убивает Минотавра. Потом вроде бы должна стать его женой, и Тезей даже берет ее с собой в Афины. Проплывая мимо Наксоса, они останавливаются на Наксосе, и там Тезей бросает Ариадну. Но ее находит другой бык — Дионис, и она там, на Наксосе, становится невестой уже Диониса. Потом она погибнет в страшных мучениях, повесившись на чем-то, на шнурке, удивительно напоминающем ту нить, которую она дала в свое время Тезею.

Вот семейная история, страшная семейная история.  Это история общества, в котором есть любовь, есть месть, есть любовь, не знающая границ, есть месть, не знающая границ; история общества, в котором есть правила, которые должны соблюдать народы и государства, например жертвоприношения, которые должны афиняне как налог платить Криту, — все это есть, и вся эта страшная социальность представлена в мифе.

Фото: DepositPhotos