Лекции
Кино
TED BBC
Индульгенция на загрязнение: как выброс парниковых газов регулируется с помощью торговли квотами?
Читать
13:59
0 8957

Индульгенция на загрязнение: как выброс парниковых газов регулируется с помощью торговли квотами?

— ПостНаука на Дожде

Экономист Игорь Макаров о Парижском соглашении, инструментах воздействия на бизнес и разнице между торговлей квотами и налогом. Больше лекций и видеороликов смотрите на сайте проекта «ПостНаука»

Изменение климата является одной из ключевых угроз, стоящих перед человечеством в XXI веке. Главным направлением борьбы с ним является сокращение выброса парниковых газов. В декабре 2015 года было подписано Парижское соглашение, в рамках которого все ведущие страны зафиксировали собственные цели по сокращению или ограничению выброса парникового газа ― в основном на 2030 год. К настоящему моменту примерно в 20 странах уже действует либо находится в процессе разработки система углеродного регулирования, система регулирования выброса парниковых газов. Такая система действует в том числе в рамках Европейского союза как интеграционного объединения. В России система регулирования выброса парникового газа должна появиться после 2020 года. Согласно плану подготовки к ратификации Парижского соглашения, первичный дизайн такой схемы должен быть разработан уже к концу 2017 года.

Понятно, что сокращение выбросов парникового газа накладывает на компании, на бизнес ряд издержек. Вряд ли бизнес будет самостоятельно сокращать выбросы парникового газа, если государство не будет вмешиваться в этот процесс и создавать для бизнеса какие-то стимулы. Вопрос состоит в том, каким образом государство может регулировать выбросы парникового газа и их сокращения компаниями.

Самый простой способ — это применение административных инструментов. Например, можно использовать технологический стандарт, то есть запрещать особенно грязные технологии или, наоборот, устанавливать какие-то чистые технологии, которые обязательны для применения любыми компаниями. Проблема состоит в том, что такие технологии необходимо постоянно обновлять, потому что они меняются: некоторые грязные технологии становятся чистыми, некоторые чистые технологии со временем становятся более грязными, чем появляющиеся новые. Часто технологический стандарт используется в формате так называемых наилучших доступных технологий, когда регулятор составляет справочники наилучших доступных технологий в разных отраслях, и эти технологии постепенно становятся обязательными для применения всеми компаниями.

Можно использовать более сложный инструмент — так называемые нормативы эффективности. Например, таким нормативом является стандарт потребления бензина на 100 километров пробега. В данном случае единая технология не ставится в качестве обязательной для производителей автомобилей, они могут использовать любую технологию, но эти технологии должны удовлетворять требованиям, которые поставлены в рамках норматива эффективности.

Еще одним инструментом административного регулирования выбросов является потолок выбросов: для каждой компании устанавливается некая планка по выбросам парникового газа, которую эта компания не должна превысить.

Однако в целом экономисты единодушны в том, что более эффективными инструментами регулирования выбросов парниковых газов являются экономические или рыночные инструменты. Это налоги на выбросы парникового газа, субсидии на сокращение выбросов либо система торговли квотами. Налог на выбросы заключается в том, что компании должны платить определенную сумму денег в государственный бюджет за каждую единицу выбросов. Субсидия может быть рассмотрена как некий отрицательный налог, то есть за сокращение каждой единицы выбросов компания может претендовать на получение некоторой суммы средств из бюджета.

Система торговли квотами — это менее интуитивно понятный инструмент. Заключается он в том, что государство устанавливает некий потолок выбросов, но не для каждой компании, а для экономики в целом, или для какой-то отрасли, или, может быть, для конкретного региона. Далее выпускается некоторое количество разрешений на выбросы, ограниченное этим потолком, и эти разрешения распределяются между компаниями. Разрешения могут распределяться различными способами. Они могут раздаваться компаниям бесплатно пропорционально их объемам производства или пропорционально текущим выбросам компаний. Разрешения могут продаваться на аукционе, и тогда компаниям с самого начала придется за них платить. Суть состоит в том, что все выбросы компании должны быть покрыты разрешением. Если компании не хватает разрешения для того, чтобы осуществлять дополнительные единицы выброса, она должна купить разрешения других компаний. В то же время, если у компании остаются лишние разрешения, она может продать их другим компаниям.

Экономические инструменты, как правило, менее эффективны, чем рыночные, по той причине, что в данном случае не государство определяет, кто конкретно будет сокращать выбросы и каким образом, а это определяют рыночные механизмы. Выбросы сокращаются там, где это дешевле всего, а это именно то, что надо государству. Эффективность такой системы оказывается выше, чем эффективность административных инструментов. Например, в рамках системы торговли квотами компании, которым дорого сокращать выбросы, могут их сокращать, а могут и не сокращать, но при этом покупать разрешения на рынке, если это оказывается дешевле, чем сокращать выбросы. В то же время, если они укладываются в собственный потолок, у них остается стимул для дальнейшего сокращения выбросов, так как они могут заработать деньги на продаже разрешений. То же самое и с налогами: компании могут сокращать выбросы, а могут платить налоги, если это оказывается для них дешевле. Выбросы, повторюсь, сокращаются там, где это дешевле всего.

Вопрос состоит в том, какой из этих инструментов регулирования выбросов выбрать: налог или систему торговли квотами? Субсидия, как правило, менее привлекательный инструмент, потому что в условиях хронических бюджетных дефицитов, которые есть в большинстве государств, мало какое государство готово выплачивать субсидии компаниям на сокращение выбросов. Если что-то и субсидируется, то какие-то чистые технологии, например технология возобновляемой энергетики или электромобили, но не сокращение выбросов как таковое.

Выбор между налогом на выброс и системой торговли квотами зависит от цели и приоритетов, которые стоят перед государством. Если для государства важнее выполнить какое-то международное обязательство и быть точно уверенным, что сокращение выбросов будет осуществлено до определенного уровня, то в таком случае предпочтительнее системы торговли квотами. Однако недостаток системы торговли квотами состоит в том, что, когда мы знаем итоговый объем сокращения выбросов, нам неизвестны издержки, которые несут компании, для того чтобы достигнуть этого объема, мы не знаем цену разрешений, которые сложатся на рынке. Если нам важно знать цену разрешений, а это может быть очень важно для компаний, для которых определенность издержек является важным критерием принятия инвестиционных решений, то в таком случае более предпочтителен налог; государству стоит отказаться от системы торговли квотами. Но есть риск того, что итог объема сокращений будет отличен от желаемого.

Например, система торговли квотами очень часто критикуется на примере европейской системы. Она является самой развитой, действует дольше остальных, но при этом в период финансово-экономического кризиса 2008–2009 годов цены на разрешения очень сильно упали. Это произошло из-за того, что многие компании сократили объем производства, автоматически сократили выбросы, из-за этого спрос на разрешения упал, цена на разрешения, естественно, тоже упала. Само по себе это, может быть, и неплохо, потому что снижение издержек и сокращение выбросов являются целью торговли квотами. Стимулы для внедрения чистых технологий и сокращения выбросов существенно снизились, но это произошло не из-за меры климатической политики, а просто в силу объективных причин, в силу финансово-экономического кризиса. Именно поэтому некоторые эксперты полагают, что налоги являются более оптимальным инструментом, потому что цена на выбросы при установлении налога является стабильной, стандартной и определенной.

Кроме того, разница между системой торговли квотами и налогом лежит в издержках администрирования. Налоги, как правило, легче вводить и администрировать, так как в каждой стране уже существует налоговая система. Предприятия платят налоги, существует форма отчетности, существуют налоговые органы, которые этим занимаются, и ничего принципиально нового при введении углеродного налога не происходит. В то же время для введения системы торговли квотами необходима площадка, где будет происходить торговля разрешениями, ― как правило, это электронная площадка, которую необходимо организовать. Необходимо также вводить новые формы отчетности, необходимо обучать предприятия пользоваться возможностями системы торговли квотами, что явно более затратно, чем введение налога.

Кроме того, система торговли квотами иногда чревата коррупционными рисками. Поскольку в момент введения системы и выбора критерия распределения решений, когда встает вопрос, как распределять разрешения между компаниями (например, пропорционально объему производства или пропорционально имеющимся выбросам), у компаний явно возникает сильный стимул повлиять на регулятора. В этот момент коррупционные риски могут быть очень высоки. Они, как правило, выше, чем при введении налога. При этом очень часто, особенно в развивающихся странах, где не очень хорошие институты, эксперты советуют вводить налоги, потому что это проще.

С другой стороны, система торговли квотами в настоящий момент — это гораздо более широко распространенный инструмент, чем налоги. Однако выбор в пользу системы торговли квотами часто объясняется не ее эффективностью, а тем, что ее проще ввести с политической точки зрения. Вводить налоги — это крайне болезненный процесс для любого политика, особенно если ему или его партии предстоит переизбираться. Ни бизнес, ни избиратели не любят налоги. Система торговли квотами — это более нейтральный инструмент, даже если разрешения распределяются через аукцион, что делает такую систему фактически идентичной системе налогов с точки зрения затрат компании. И так и так компании приходится платить за каждую единицу выбросов парниковых газов. Даже в таком случае система торговли квотами, как правило, вызывает меньшее раздражение публики, чем налоги, просто потому, что это не называется налогом. Поэтому выбор между системой торговли квотами и налогом — это довольно непростой выбор, который объясняется большим количеством разных факторов ― как сугубо экономических, так и политических.

В то же время этот выбор не надо воспринимать как выбор между двумя полярными инструментами. Последние годы стали разрабатываться гибридные инструменты, которые объединяют в себе достоинства и в то же время частично недостатки обоих инструментов — систем торговли квотами и налогов. Например, в рамках системы торговли квотами можно вводить элементы ценового регулирования, которые введут некую определенность цен и сделают их стабильными. Можно вводить так называемый предохранительный клапан ― такой красивой метафорой иногда называют некий институт, который появляется в рамках системы торговли квотами и следит за предложением квот на рынке. Если это предложение оказывается слишком большим, соответственно, цены падают, то в таком случае этот институт закупает разрешения на рынке и снижает их предложение, повышая цену. Наоборот, если на рынке оказывается слишком мало разрешений, цены взлетают, то в таком случае этот институт может выпустить дополнительное разрешение и таким образом снизить цену. В рамках такой системы к количественным элементам регулирования, то есть к регулированию общего объема выбросов, добавляются элементы ценового регулирования, придающие определенность издержкам компании.

Можно также использовать элементы количественного регулирования в налоге. Например, установить некоторый потолок, ниже которого компания платит одну сумму налога, а при повышении данного объема выбросов компания платит гораздо большую сумму налога. Таким образом, мы повышаем вероятность того, что каждая компания уложится в свой потолок, и повышаем вероятность того, что экономика в целом уложится в потолок и государство сможет выполнить свое обязательство в рамках международного соглашения.

Фото: wikimedia

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
«Центр "Э" приходит на наши концерты, что-то снимает»: живой концерт одной из самых популярных панк-групп России «Порнофильмы»