Поддержать программу
ПостНаука на Дожде
13:48
29 октября
История

Эпоха большого террора: кто виноват в массовых репрессиях?

Краткая история событий тридцатых годов от историка Олега Хлевнюка
8 860
1
Расписание
Следующий выпуск
10 декабря 16:00
четверг: 05:05, 16:20
суббота: 16:00
воскресенье: 02:00, 10:00, 16:00
понедельник: 02:00, 06:00
вторник: 11:00

Против кого были направлены репрессии 1937–1938 годов, по версии XX съезда КПСС? Кто попал под определение «антисоветских элементов» согласно приказу НКВД №00447? Какие причины Большого террора выделяют историки? На эти и другие вопросы отвечает доктор исторических наук Олег Хлевнюк.

Больше лекций смотрите на сайте «ПостНауки»

Трудно представить себе человека в нашей стране, который бы не знал понятия «1937 год». Конечно, разные люди в зависимости от своих политических пристрастий, от уровня знаний, интересов трактуют это понятие по-разному. И историки не сразу пришли к какому-то единодушному мнению по поводу того, что произошло в 1937–38 годах, в период так называемого Большого террора.

Чтобы понять, что мы знали раньше и что мы знаем теперь, неплохо сравнить старую концепцию — концепцию Хрущева, концепцию XX съезда партии — с тем, что мы знаем теперь на основании новых документов. Концепция Хрущева исходила из того, что в 1937–38 годах были проведены массовые репрессии, эти репрессии касались, как правило, номенклатурных работников. Много говорилось о видных членах партии, которые пострадали, о хозяйственниках, военных, о писателях и так далее.

Однако сегодня мы знаем, что в 1937–38 годах репрессии, то есть расстрелы и заключения в лагеря, обрушились по меньшей мере на 1 миллион 600 тысяч человек, 680 тысяч из них, по официальной статистике, были расстреляны. Речь идет всего лишь о двух годах нашей истории. И из этого огромного количества людей в лучшем случае около 100 тысяч относились к числу комсомольцев, партийных деятелей или просто членов партии. То есть достаточно незначительный процент людей среди жертв террора составляли так называемые номенклатурные работники и известные в стране деятели.

Основная масса жертв террора — рядовые граждане страны, пострадавшие по причинам, которые долгое время оставались для нас неизвестными. Что такое террор, мы тоже не понимали, потому что долгое время считалось, что это некие хаотичные и не очень управляемые акции, которые спонтанно возникли и так же спонтанно завершились.

В начале 90-х годов в связи с открытием архивов историкам стали известны все ключевые документы об организации и проведении террора 1937–38 годов. Прежде всего, это так называемые оперативные приказы НКВД, которые утверждались политбюро и лично Сталиным, приказы о проведении массовых операций. Самая известная из этих операций проводилась на основании приказа №00447 об уничтожении антисоветских элементов, и началась эта операция 1 августа 1937 года.

Кто такие антисоветские элементы согласно этому приказу? Это бывшие кулаки, члены партий, враждебных большевикам, например бывшие эсеры, меньшевики; это разного рода служащие царской администрации, бывшие офицеры царской армии и так далее. Благодаря этому приказу стало ясно, на какие группы был нацелен террор, какие были группы риска, какие слои населения прежде всего попадали под удар репрессий. Мы увидели, что речь идет о тех категориях, о тех гражданах страны, которые воспринимались режимом как потенциально опасные, потенциально враждебные советской власти. Важно подчеркнуть, что, как правило, эти люди не совершали ничего противозаконного и считались потенциально враждебными исключительно в силу своего происхождения, в силу своей принадлежности к тем или иным недружественным большевикам партиям, социальным слоям и так далее.

Мы узнали, каким образом проводились эти операции. Они проводились по приказу из Москвы, по определенным планам — каждому региону доводились определенные задания на расстрел, на заключение в лагеря. И в соответствии с этими заданиями местные работники НКВД проводили аресты, работали тройки, проводились массовые расстрелы.

По такой же схеме проводились и другие операции — против национальных контрреволюционных контингентов.

В ходе этих операций уничтожались граждане страны, которые принадлежали к контрреволюционным национальностям: поляки, немцы, — то есть представители тех национальностей, тех стран, у которых с Советским Союзом были достаточно напряженные, конфликтные отношения в этот период. И, соответственно, этих людей рассматривали как потенциальную пятую колонну, как потенциальную почву для шпионажа.

Узнав практически все об организации этих операций и количестве репрессированных, историки пришли к следующему вопросу: почему? Почему именно в 1937–38 годах были приняты решения об организации Большого террора, массовых операций, которые составляли суть Большого террора? Почти все согласились с тем, что уничтожались те социальные элементы, которые режим считал потенциально враждебными. А почему все это происходило именно в 1937–38 годах — мнения разделились. Некоторые полагают, что это было связано с решением провести выборы. Другие обращают внимание на то, что реально усилилась угроза Второй мировой войны — это было связано и с событиями на Дальнем Востоке, с нападением Японии на Китай, и с Испанской войной, и со многими другими событиями, которые свидетельствовали, что мир все ближе и ближе к очередной катастрофе.

Я думаю, что какого-то резкого противоречия между концепцией предвыборной чистки и концепцией чистки в преддверии грозящей войны не существует. Речь все равно идет о том, что проводилась определенная превентивная социальная чистка против пятой колонны. Кстати, и сам термин «пятая колонна» появляется именно в это время в ходе гражданской войны в Испании.

Существуют, конечно, и экзотические точки зрения, которые серьезные историки не принимают. Это точка зрения о том, что Сталина якобы заставили провести репрессии некие силы в партии, а именно руководители региональных партийных комитетов, чтобы удержать свою власть, чтобы не подвергаться дополнительным политическим рискам в связи с выборами. Эта концепция не подтверждается никакими документами и не представляется логичной хотя бы потому, что именно эти секретари и были первыми жертвами репрессий.

Что касается самого Сталина, то он тоже дал объяснение тому, почему произошли эти события и почему получилось так, что слишком много людей были репрессированы; как было признано уже в 30-е годы, по крайней мере часть из них была репрессирована без причин. Сталин заявил — точнее, это было сформулировано во многих документах, которые выходили от имени руководства партии, — что главными виновниками этой трагедии были враги, которые пробрались в НКВД. Соответственно, нарком внутренних дел Ежов был арестован, вскоре расстрелян, очень многие его сотрудники также были арестованы. Историки проверяли эту версию и пытались разобраться с тем, как действительно осуществлялись операции, в какой степени НКВД мог действовать самостоятельно. Документы не подтверждают этой версии. Теперь мы совершенно точно знаем, что НКВД действовал по прямым и буквально ежедневным указаниям руководства страны. В частности, Ежов получал постоянные указания от Сталина.

Сталин выдвинул в этот период еще одну концепцию. Точнее, эту концепцию сформулировали его соратники на XVIII съезде партии в начале 1939 года. В терроре были обвинены так называемые клеветники, то есть доносчики, которые писали доносы на честных советских граждан и таким образом способствовали распространению террора. Это своего рода теория унтер-офицерской вдовы, которая высекла сама себя, в данном случае в этом качестве выступали советские люди, которые якобы друг на друга доносили, и таким образом террор приобрел громадные неконтролируемые формы.

К сожалению, мы до сих пор пользуемся этой концепцией, пользуемся несколько некритически. Между тем историки на основании большого количества документов показали, что, конечно, доносы в этот период существовали, это были массовые доносы, однако они не сыграли той значительной роли, которую им сейчас приписывают.

Массовые операции, которые проводил НКВД, имели собственную логику развития, проводились по своим механизмам и не нуждались в подпитке в виде массовых доносов.

Доносы существовали, но чекисты, как правило, их игнорировали.

О централизованном характере этих событий, о том, что террор был организован сверху и управлялся сверху, свидетельствовал и тот факт, что он был прекращен так же централизованно, как и был организован. В один прекрасный ноябрьский день в 1938 году было принято постановление, и репрессии прекратились. Начался так называемый этап выхода из террора, в ходе которого часть организаторов и исполнителей террора были арестованы, а некоторые, очень небольшое количество, жертвы террора были реабилитированы. Большую массу тех, кто был арестован или расстрелян в эти годы, так и оставили на долгие годы врагами, пока не начался процесс реабилитации уже после смерти Сталина.

На превью: DepositPhotos