Поддержать программу
ПостНаука на Дожде
14:51
10 сентября
История

Небесная любовь и брак Герцена: как семейные проблемы зародили первый русский феминизм

Политолог Борис Прокудин о семейной жизни Александра Герцена и положении женщины в середине XIX века
1 271
0
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Год
4 800
Три месяца
1 280
Базовая подписка
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Расписание
Следующий выпуск
23 сентября 16:00
суббота: 16:00
воскресенье: 02:00, 16:00
понедельник: 02:00

Александр Иванович Герцен придумал не только русский социализм, он придумал еще и русский феминизм. И первый феминизм в России стал результатом, конечно, не кабинетных штудий под теплой лампой, а он родился из семейной драмы, его выстрадали и выплакали в 40-е годы XIX века два человека — муж и жена Герцены. Политолог Борис Прокудин в своей лекции рассказывает о том, как их семейные проблемы сподвигли Александра Герцена на года раздумий и неожиданную форму эмансипации жены.

 

У Александра Герцена была двоюродная сестра Наталья Захарьина, Натали, младше его на пять лет. Как и Герцен, она была незаконнорожденной, воспитывалась в доме у тетки, много читала, много болела, была какой-то забитой и тихой. В общем, была одинокой девочкой печального образа. Натали и Александр по-настоящему сдружились во время его тюремного заключения и первой ссылки. Герцену тогда было двадцать два года, ей — семнадцать. Они стали писать друг другу длинные письма и почувствовали, что между ними возникла особая связь, духовное родство. Со временем их переписка становилась все теплее и экзальтированнее. В конце концов они поняли, что полюбили друг друга, и Герцен решился на романтический поступок: он тайно отправился в Москву, выкрал Натали, привез во Владимир, где отбывал ссылку, и они обвенчались.

Казалось бы, все произошло красиво, как в романах, но, к несчастью, семейная жизнь Герценых как-то сразу не заладилась.

Дело в том, что их досвадебная переписка, огромная по объему, была полна специфических религиозных мотивов, христианизированного романтизма. Любовь, о которой они много говорили в письмах, понималась ими как «любовь небесная», некая высшая сущность, в сравнении с которой все земное не имеет значения. И вот началась реальная, вполне земная жизнь двух простых людей, которую теперь надо было соотносить со всем тем, что они друг другу писали. И оказалось вдруг, что в небесную любовь Натали верила сильнее, чем ее супруг. Тотальная, всепоглощающая любовь, с ее точки зрения, должна была оставаться не только в письмах, но продолжиться в браке, в быту. А Александру была нужна не только любовь, но и деятельность. Деятельность и небесная любовь — это ключевые слова для всей истории.

Чтобы правильно понять истоки трагедии, нужно вспомнить, что Герцен с юных лет воспринимал себя как историческую фигуру, носителя великой миссии. С четырнадцати лет, после казни декабристов, он говорил, что его предназначение — это борьба с рабством и тиранией. Но если так, нужно что-то делать в этом отношении. А что по факту? По факту следующее: из тюрьмы вышел вчерашний студент, который ничего еще не сделал, но уже оторван от московской интеллектуальной среды и насильно посажен работать в канцеляриях каких-то мелких провинциальных чиновников — где-то в Вятке, во Владимире. Бумажки перекладывает. Каждый день. А время уходит. Он переписывается со своей любимой девушкой, прекрасно, литературно. Но время уходит. Он крадет ее, как в поэме Шиллера. Возвышенно, никто не спорит. Но время уходит. Свадьба, медовый месяц, счастье, гармония… Только — время уходит! Хочется сказать: «Сколько можно говорить о любви? Пора работать!» И вот после года семейной жизни Герцена начинает больше занимать литературное творчество, политика, философия, социальная жизнь — деятельность. А у Натальи, сделавшей «любовь» центром своей жизни, кроме любви никакой деятельности и не было. Философию и политику она стала воспринимать как соперниц, страдала от ревности. Ощущала себя брошенной.

Представьте картину: Герцен встает пораньше, чтобы успеть поработать утром, потом идет в канцелярию, возвращается, пытается урвать время вечером, чтобы пописать, сидит за столом, оборачивается — а тут стоит Натали и плачет. «Что с тобой?» — спрашивает Герцен. «Я тебе не нужна, — отвечает она. — И лучше мне умереть. Ты погорюешь, а потом найдешь для себя более активную девушку, с которой тебе будет хорошо». (Я почти дословно привожу их диалог из дневника Герцена.)

Полная версия доступна только подписчикам. Подпишитесь: