Поддержать программу
ПостНаука на Дожде
16:37
11 февраля
Наука

Монументальная пропаганда: как советская власть использовала архитектуру, чтобы влиять на народ?

Кандидат архитектуры Александра Селиванова о взаимоотношениях авангардного искусства и советской власти
1 410
0
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Скидка 34%
3 800 / год
4 800
Скидка 11%
1 280 / 3 мес
1 440
Базовая подписка
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Расписание
Следующий выпуск
26 августа 16:00
вторник: 11:00
четверг: 11:00
суббота: 16:00
воскресенье: 01:00, 16:00
понедельник: 01:00, 11:00

Власть всегда с большим вниманием относилась к архитектуре как к очень действенному инструменту идеологического, эмоционального воздействия на человека во все времена, во все эпохи. Не были исключением и политики послереволюционной России. Они воспринимали архитекторов — архитекторов, конечно, новой волны, то есть тех, кто впервые получил возможность что-то делать, реализовывать свои амбиции, — как союзников, как тех, кто может моментально преобразовать, изменить город, наполнив его новыми смыслами, новыми идеями, сделать визуальным, зримым то, что пока существовало только в виде речей, что-то нематериальное, существующее только в вербальном пространстве. Об этом в своей лекции рассказала кандидат архитектуры Александра Селиванова.

«Больше лекций и видеороликов смотрите на сайте проекта «ПостНаука».

Первой такой попыткой союза можно считать план монументальной пропаганды. Это идея, которая возникла у Ленина в 1918 году, о чем он сообщил Луначарскому, что неплохо было бы, как у Кампанеллы в «Городе Солнца», чтобы в наших городах на стенах и в ключевых местах — на перекрестках, площадях — появились бы какие-то «смысловые сгустки», сообщения о новой идеологии, о новых героях. Это могут быть тексты, какие-то фрески (у Кампанеллы были именно фрески), но в первую очередь скульптурные изображения. Это поручение очень быстро начинает реализовываться.

Был составлен довольно интересный список из порядка 70 новых героев, которых нужно было увековечить в значимых местах городов. Туда вошли и писатели, и философы, включая античных, и композиторы, и художники, включая Рублева. То есть это был довольно странный, необычный для нас сейчас список, и это был совершенно открытый open call. В конкурсе на участие в этой программе мог принимать участие кто угодно, и это был совершенно уникальный момент, когда левые художники, футуристы, художники авангарда получили доступ к госзаказу. В этом конкурсе приняло участие большое количество людей — не только скульпторы, но и художники в большом количестве. Это были очень яркие, эффектные, необычные скульптуры, которые власть, конечно, не ожидала увидеть, это был шок. То, что предъявлялось во время открытий каждого из монументов, очень часто вызывало оторопь у политических деятелей, особенно у членов их семей, как явствует из воспоминаний. Надо сказать, что все эти скульптуры были сделаны из недолговечных материалов: было важно сделать быстро, дешево, поэтому часто это был бетон, дерево, и недолговечность этих скульптур потом расценивалась как большая удача, потому что, открыв, их часто сразу же хотелось закрыть.

Фото: DepositPhotos

Полная версия доступна только подписчикам. Подпишитесь: