Лекции
Кино
TED BBC
Семья Bosco: мама короля ритейла Эдит Куснирович о том, как вести семейный бизнес и не переругаться
Читать
18:00
0 16586

Семья Bosco: мама короля ритейла Эдит Куснирович о том, как вести семейный бизнес и не переругаться

— Патроны

Героиня нового выпуска программы «Патроны» — Эдит Куснирович, исполнительный директор фестиваля «Черешневый лес» и мать Михаила Куснировича, создателя модной империи Bosco di Ciliegi. Как вырастить миллионера? Каково это — работать в одной компании с сыном, невесткой, племянницей и внуком? И почему именно ей доверили управлять «Черешневым лесом»? Эдит Куснирович рассказала о своей семье Анне Монгайт и показала выставку ГУМ-RED-LINE, которая проходит до 28 мая в ГУМе.

  • Эдит Куснирович в программе «Патроны». Скоро на Дожде (Смотреть)

А вот когда вы идете по ГУМу, у вас есть такое хозяйское чувство, что все чисто…

Нет.

То есть фактически вы становитесь здесь хозяйкой, когда все уходят, и начинается «Черешневый лес»?

Я очень смущаюсь, когда меня воспринимают как маму, хозяйку.

То есть подобострастие появляется…

Нету его.

Смотрите, как все здесь изменилось. Сейчас здесь что будет?

Сейчас здесь будет выставка масштабная, интересная, я бы сказала, даже не выставка, а галерея, галерея пятнадцати художников на тему семьи. Прямой аналогии может не возникнуть, но они видят семейные ценности именно так, как они изобразили.

Привет. Меня зовут Анна Монгайт, это программа «Патроны», женский сезон, который на этот раз мы делаем с новым партнером, полноприводными седанами Genesis. А сейчас отправляемся к новой героине.

Сегодня мы отправляемся к маме короля ритейла, главы компании Bosco Михаила Куснировича, Эдит Иосифовне. Вообще Bosco это такое итальянское семейное дело, туда вовлечены все, и сам Куснирович, и его жена, и старший сын, и сестра, и вот мама, которая возглавляет фестиваль «Черешневый лес». В 22.00 ГУМ закроется, и на первой линии начнется монтироваться главный проект фестиваля, выставка Red Line, которая тоже посвящена теме семьи, такой важной для всех Куснировичей. Ну вот Эдит Иосифовна все держит под контролем, и мы узнаем у нее, каково это, работать под началом собственного сына и одновременно растить фестиваль «Черешневый лес».

У такой очень дорогой такой семьи, у которой, во-первых, есть два личных фестиваля, огромный бизнес и еще столько разных культурных начинаний. Вы помните, как пятьдесят лет назад вы покупали ситец в ГУМе, стояли три часа в очереди, чтобы купить небольшой отрезок ситца для халатика. У вас бывает такое состояние — не может быть, что это происходит со мной?

Я думаю, что эти мысли, конечно, возникают у многих, но только не у меня, это не я сделала.

Это ваш мальчик.

Да, мой мальчик. Но я как бы при нем.

А вот зачем этому большому бизнесу, вполне в принципе самодостаточному, зачем ему фестиваль «Черешневый лес»?

Бизнес — это то, что позволяет это делать. Это фарисейство, говорить, что он, так сказать, вторичен, нет, конечно, он первичен, но по-моему, ребята, так как они все пришли в одном возрасте и создавали это все с  нуля, не зная никакой трудовой деятельности до этого, то они все по-своему делают. И культурная составляющая это их жизнь, поэтому все, что сверху позволяет, они все вкладывают в эти события.

А вы любите сам момент, когда вот это все, монтаж, подготовка наполняется людьми?

Я вообще подготовку больше люблю, чем событие.

Как будто бы вы не мать своего сына, скажем так, который так любит компанию.

Как я его часто называю, он вообще ярмарочный человек. А я нет, к сожалению. Он любит, да. Вот вы у меня спрашивали, чем он увлекался в детстве, именно организацией больших коллективных празднеств, вот отсюда посадки.

А как получились посадки, из чего они выросли, что называется?

Ну, любимый фрукт Куснировича — черешня.

То есть это так и есть, да?

Потом чеховский фестиваль, вырубили вишневые сады, поэтому Куснирович пошел дальше, он назвал «Черешневый лес». Конечно, не бывает, хотя сейчас я наблюдала в Италии черешневые леса, но промышленные, когда они цветут, конечно, очень красиво, но не очень уютно.

А как это началось?

Случай имеет большое значение в жизни человека. Вот Куснирович Михаил случайно познакомился с Олегом Янковским, оказалось, что Олег живет на нашей же улице, и завязалась дружба. Они дружили действительно на равных, вместе ходили на концерты, в театры. Так возник фестиваль «Черешневый лес», его организовали Куснирович, Янковский, Волчек, Коган, Башмет, Спиваков и Бутман. С 2005 года он стал называться Открытый фестиваль искусств «Черешневый лес». И я очень люблю, и надоела, наверное, с этим всем, расшифровывать каждое слово, открытый фестиваль искусств. Открытый для любых исполнителей, маститых и не очень, молодых и не очень, известных и не очень. Открыт для любого вида искусства. К нашей беседе я подсчитала, что за 19 лет у нас произошло 223 события. Это не фестиваль оценочный участников фестиваля, а это фестиваль для удовольствия.

Расскажите мне, пожалуйста, все что мы здесь видим, это, как я  поняла, искусство, созданное специально для компании Bosco, для журнала Bosco, да?

Игорь Казаков, руководитель проекта ГУМ-Red-Line: Как отправная точка, были обложки журнала BoscoMagazine, которые эти художники делали именно для нас. Когда мы собрали 16 великолепных авторов, то мы им дали такие мини-павильоны, в которых каждый из них делает собственную мини-выставку. Общая тема всех обложек — тема семьи, такая традиционная для Bosco di Ciliegi очень близкая тема семьи, и это было как творческое задание у всех этих художников. Вот у Гоги Тотибадзе это вот пара, которая идет по дороге, такой довольно традиционный взгляд. А у кого-то, Пепперштейн сделал супрематическую семью, с головами треугольными, квадратными и так далее. Олег Кулик слепил четыре скульптуры, которые объединены некой клеткой, и это «Структура семьи» он назвал, железная клетка, которая вроде как держит всех, не дает разлететься, но при этом и объединяет.

А потом все эти работы достанутся, я надеюсь, семье Куснирович?

Казаков: Все эти работы достанутся семье Bosco di Ciliegi, а это и семья Куснирович, и семья Казаковых, и еще много других.

То есть купить это будет невозможно?

Казаков: Это возможно купить. Работы продаются, многие из них куплены.

Уже куплены?

Казаков: Да.

У вас же только монтаж начался? У вас еще не все висит, а все уже…

Казаков: Ну вот так вот. Популярные художники.

Вот это я понимаю бизнес-подход к искусству, то есть выставка не смонтирована, работы еще не повешены, а уже все продано.

Как отличить ваши частные семейные события от вашей большой семьи, которая является клубом вокруг «Черешневого леса» и вокруг Bosco? Где ваш личный Новый год, условно говоря, а где праздник для друзей и клиентов? Существует ли вообще личное в этом большом семейном бизнесе?

Очень мало остается личного лично для себя. Они все вложили в общее, для себя уже остается мало. Это то время, когда он едет утром, провожает сына маленького в школу, это личное его время, вот эти полчаса для общения. Святое.

Очень любит бывать на даче. У нас есть дача, это обычный садовый участок, там стоит обычная садовая скамейка, и вот это самые светлые его часы ― посидеть на этой скамейке. А все остальное время он опять делает шашлыки-машлыки для родственников, для друзей, которые приезжают. Вот это он любит.

Это AES+F?

Казаков: Да, совершенно верно.

Эдит Иосифовна, как вам произведение искусства?

Куснирович: Масштабное. Масштабное и, наверно, глубокомысленное. Я не проникаю во все это. Это надо над каждым сегментом этих изображений подумать, что он хотел сказать. Когда что-то надо разъяснять, для меня это уже теряет свою привлекательность.

Часть обаяния, да?

Куснирович: Да.

За кем выбор? Кто ставит галочки в программке, что это будет? Это вы совместно решаете? Как это происходит?

Я предлагаю, неробко предлагаю, а он волюнтаристски или вычеркивает, или оставляет. Надо доказать, что это интересно.

Почти готовая инсталляция. Я знаю эту художницу, это Ира Корина. Это Эдит Иосифовна Куснирович, руководитель всего этого проекта.

Куснирович: Добрый вечер! Вы осчастливили наш фестиваль.

Ира, а что это?

Корина: Этот проект называется «Остановка „Изотопы“».

Говорят, что все проекты связаны как-то с темой семьи, а как «Остановка „Изотопы“» пересекается с темой семьи?

Корина: Когда я была маленькая, я ездила в Детскую республиканскую библиотеку на Октябрьской по Ленинскому проспекту сорок минут. И там посередине была остановка «Изотопы», которая меня завораживала.

Куснирович: Да-да-да.

Корина: Там такой мирный атом был изображен. Папа мой был ядерный физик, мне очень нравилось.

Куснирович: А дом строил мой муж!

Корина: Да?

Вот как все пересекается!

Корина: Видите, поэтому это и произошло.

Куснирович: Да.

Это они, это изотопы?

Корина: Это неваляшки, грибочки, детские такие игрушки, которые, в принципе, похожи на молекулы, на вот эти все атомы.

А говорят, что этот проект, как и все остальные проекты на этой экспозиции, будет продаваться. «Изотопы» тоже можно будет купить? Грибок.

Корина: Наверняка.

Куснирович: А почему бы и нет? Если большое поместье, на дачу.

Корина: Конечно.

Мы берем.

А сложно с сыном работать, который тобой как бы руководит, который над тобой?

Безумно сложно. Но я же знала, что я хочу чем-то помочь. Я, во-первых, забываю о своем возрасте, потому что нахожусь среди молодежи все время. Иногда я говорю себе: «Загляни в паспорт, перестань чудить».

Если я не нужна для воспитания внука, то, может быть, я здесь, потому что, наверно, ему легче общаться и быть недовольным, возмущаться мною, чем чужим человеком.

А вам нравится?

Нравиться могут букеты или детские головки, да? Это просто заставляет думать о художнике. Он видит семью, которая все-таки закольцована и внешней средой, и условностями, и отношениями между собой, с обществом, с миром, с природой, мне так кажется. Уже ни на что повлиять не могу, я воспринимаю детей так, как они есть. Один стоит на голове, у второго еще будущее впереди. Это, вероятно, муж. Не уверена, что он помогает, он просто тоже наблюдает, уже не влияя на детей, мне так кажется.

А как вы относитесь к тому, что в современном мире семья вообще приняла другие формы?

Очень плохо.

Мужчины женятся друг с другом, семьи распадаются, несколько партнеров в браке.

Мне ближе патриархальность. Это мне. Все идет своим чередом. История не может слушаться людей, она идет по своим законам, к сожалению.

Несколько дней назад мы снимали монтаж выставки Red-Line в ГУМе, а сегодня приглашены на вернисаж, где собираемся застать всех друзей Bosco и, конечно, Эдит Иосифовну Куснирович.

Эдит Иосифовна, организовалась целая очередь к вам!

Куснирович: Можно я познакомлюсь с этим человеком?

Конечно, конечно, а вы с ним незнакомы?

Куснирович: Нет.

Бартенев: Здравствуйте!

Вы знакомы? Это Эдит Иосифовна Куснирович.

Куснирович: Вы у нас провокатор, а я хочу вам несколько провокационных вопросов задать.

Бартенев: Вопрос хотите задать?

Куснирович: Да!

Бартенев: А я думал, вы хотите в мои кольца поиграть!

Куснирович: Не хочу!

Бартенев: Эх!

Куснирович: Конечно, меня сфотографируйте с этим кольцевладетелем.

Этот прекрасный вечер мы провели с Эдит Куснирович, мамой главы компании Bosco. Мы побывали на выставке Red-Line, которую проводит фестиваль «Черешневый лес». Напомню, это женский сезон программы «Патроны», который мы делаем вместе с нашим партнером ― полноприводными седанами Genesis.

Читать
Комментарии (0)
Фрагменты
Другие выпуски
Популярное
Любовь в деталях: почему мы не замечаем, когда обижаем родных, и как этого избежать?