Эксперимент: редакция сайта Дождя день работала в лофте

Что приходит на смену опенспейсам
Партнерский материал
20 июня
10 373
5

В России десять лет после перестройки доминировала кабинетная система. Традиция, что каждый сотрудник или отдел должны сидеть в отдельном кабинете, сохранилась со времен советских администраций, и переломить этот тренд казалось невозможным, но в нулевые годы вместе с западными представлениями о менеджменте и офисах, пришедших на смену конторам, стали распространяться опенспейсы, то есть большие открытые рабочие пространства. 

Сейчас, в середине десятых, благодаря современным средствам связи все больше людей начинает работать из дома, а в адрес офисов без перегородок раздается все больше критики. Футурологи всерьез говорят о том, что вполне возможно в ближайшем будущем многие будут работать из дома. И это уже не просто фантастические рассуждение. Жилые лофты, удобные для работы, появляются уже сейчас в Москве. В одном из них, Studio #12, редакция сайта Дождя в качестве эксперимента проработала один день.

Промышленная революция 2.0 

После промышленной революции конторские места клерков стали обустраивать прямо рядом с производственными цехами. В Нью-Йорке во время Великой депрессии сотни предприятий остановили работу, и пространства — фабрики, заводы и мануфактуры — просто пустовали. Именно там появилось понятие лофтов, и их первыми жителями стали люди творческие: художники, писатели и музыканты.

Лофт — архитектурное направление дизайна интерьеров, в котором жилое или рабочее пространство создается из переоборудованных промышленных и технических помещений. Чаще всего это заброшенные фабрики, заводы или склады. 

Одно из основных преимуществ, которое отмечают архитекторы, — значительное расширение рабочего пространства. Полезная площадь при кабинетной планировке равна 50–60% от общего пространства, остальное теряется. 

В России переделывать бывшие заводы под рабочие офисы, выставочные пространства и шоу-румы начали в нулевых. Лофты очень быстро стали популярными в крупных городах. «Красный Октябрь» в 2007 году вынес все производства с острова Балчуг в центре Москвы, кроме того визитной карточкой столицы стали Даниловская и Трехгорная мануфактуры, «Винзавод», «Артплей» да и дизайн-завод «Флакон», где сейчас и находится редакция «Дождя» . Эти пространства уже давно не ассоциируются у людей с промышленным производством, теперь это площадки для работы креативного класса.

Для работы, но не для жизни. В эти офисы каждое утро, как раньше рабочие, приезжают журналисты и пиарщики, дизайнеры и программисты, баристы и бармены, чтобы вечером уехать домой — возможно, даже за пол-Москвы.

Пару лет назад появился новый тренд — «жить и работать в одном месте». Его пионером стала компания KR Properties, которая после деловых кварталов  «Даниловской мануфактуры» и «Красной Розы» начала создавать жилые лофты на Пресне, Петровском бульваре и в Марьиной Роще. 

И речь идет не просто про реновацию старых заводских или складских помещений. Если просто «загрузить» людей в бывший цех с кирпичными стенами, Facebook они не создадут, поэтому выстраивается пространство, где встречаются интересные люди и становится возможным творчество. Проще говоря, для того, чтобы художнику хотелось рисовать, а писателю писать у себя дома в таком лофте, необходимо, чтобы на первом этаже того же дома была уютная кофейня вместе с магазином модных брендов, а напротив, скажем, контркультурный книжный магазин и пространство для лекций. 

 

Жить или работать

Понятно, что многим не хочется тратить время на дорогу на работу — час туда и час обратно. И тем более самим управлять своим рабочим графиком: когда проснулся, тогда и начал трудиться. Но дело не просто в человеческой лени. Многие исследователи рассказывают о «ловушке открытых офисов». 

Безусловно, опенспейсы выгодны компаниям в финансовом смысле. Многие — и в России, и в мире — переехали в открытые пространства после глобального финансового кризиса 2009 года, чтобы минимизировать убытки. 

В итоге, люди стали жаловаться на невозможность сконцентрироваться на работе, отвлекающий их шум и нездоровые условия в целом. Часто сегодня можно увидеть в опенспейсе десятки людей сидящих в наушниках-берушах с недовольными лицами и переписывающимися с соседями в паре метров от них через мессенджеры, чтобы не сорваться на крик.

Лофты, особенно жилые, в отличие от опенспейсов в своей задумке фокусируются не на работе, а на расширении зоны комфорта. В итоге построенный около метро «Аэропорт» лофт-проект Studio#8 был полностью раскуплен. Его логическим продолжением стала Studio#12 в районе Марьиной Рощи, где редакция Дождя и решила проверить, насколько такой формат может подойти для для интенсивной работы небольшой творческой группы из почти десяти человек.

Раньше здесь был завод металлической и медицинской мебели, который теперь перестраивают в лофт. Пока в этом районе стоят только обычные многоэтажки, поэтому на фоне выделяется широкое двухэтажное здание с мансардой и высокими окнами — сами лофты. 

 

Дождь идет в лофте

Мы не сразу решились пойти работать в лофт. Провести такой эксперимент предложил наш фоторедактор, и тогда мы подумали, что не сможем просто взять и оставить свою редакцию. Мы пишем новости круглосуточно, под рукой всегда должны быть ноутбуки и телефоны. Бросить всем вместе ленту новостей нельзя даже на 15 минут. Так что это был настоящий вызов для нас и настоящая проверка для этого пространства.

В большой комнате лофта светло. Пространство компактно, но, в то же время просторно, есть ощущение свободы: посредине рабочий стол, тут же большой диван и кресла. Каждый выбрал для себя удобное место — работать можно было и на окне, там большой подоконник с видом на двор. Мы привыкли к другим опенспейсам — большим и шумным. Здесь все иначе, совсем спокойно; можно сосредоточиться на работе. 

Впрочем, это пока сейчас совсем тихо. Скоро все изменится. Все торговые и развлекательные зоны будут на первом этаже. Лофты на втором и мансарде — это такие личные пространства  разных типов: от просторных студий до двухуровневых лофтов. 

Мы быстро привыкли к работе в новом пространстве. Пока писали новости, кто-то опубликовал в фейсбуке наше фото из Studio#12. В комментарии тут же пришли наши коллеги из офиса. Забавно, что многие не поняли, что мы не на «Флаконе». А те, кто понял, сразу захотели поработать с нами.

Главная фишка Studio#12 — это возможность работать и жить в одном месте. Когда лофты построят, в них сможет разместиться креативный бизнес —дизайнеры, рекламщики, журналисты, барберы, фотографы, архитекторы, модные рестораторы и представители fashion-индустрии. Пространство можно подстроить под любые задачи. Для Москвы это идеальный вариант – жить в просторной мансарде и иметь собственный лофт-офис в том же квартале. Экономия времени, средств и места.

Мы обсудили, что новые пространства и идеи в Москве выходят за пределы Садового кольца, и это здорово — было бы правильно, что в каждом районе столицы появилось свое «место силы». Например, район Марьиной Рощи, где находится Studio#12, один из самых  густонаселенных в Москве. Помимо жилых лофтов KR-Properties в районе запускается еще два жилых проекта, рассчитанных на креативный и средний класс. 

В свое время «Красная Роза», Даниловская мануфактура и другие подобные площадки буквально преобразили бывшие фабричные помещения, где они появлялись. Хотелось бы увидеть, как после появления Studio#12 то же самое произойдет в Марьиной роще.