Оргии, призраки и смерть в особняке Дашкова: Анна Монгайт о скандальном иммерсивном спектакле «Вернувшиеся»

Партнерский материал
6 марта
14 969
0

Фишка «Вернувшихся» в том, что это и театр, и ночной клуб с костюмированными вечеринками. Формат настолько точный, что, кажется, в 2016-2017 году это абсолютный must, как пишут в глянце.  В светских компаниях обсуждают, что сходить на иммерсивный спектакль так же обязательно, как смешать с грязью «Ла-ла Лэнд». Так, все приезжающие в Нью-Йорк раньше обязательно ходили на бродвейские мюзиклы, а теперь к ним прибавился Sleep no more — шоу, лишенное театральной чопорности, где зрители выбирают себе судьбу, отправляясь смотреть спектакль по следам одного из героев — обитателей отеля «Маккиттрик». Перед нью-йоркским действом, как и перед московским, можно выпить в обманчиво-старомодном баре. Бар оказывается неожиданным прибежищем, сюда гости дома Алвингов — главных героев пьесы Ибсена — могут спуститься, если им стало тошно или страшно. Приступ клаустрофобии я пересиживала в баре с бокалом, а клаустрофобия фактически обязательное состояние в этом мистическом пространстве, где десятки комнаток и каморок, как в Нарнии, кажется продолжаются в ином измерении, в баре же можно собрать разбежавшиеся по углам странного здания мысли и попытаться понять, все ли ты увидел, везде ли побывал (рассказывают, там где-то был монах, занимающийся онанизмом, может и ничего страшно, что я его так и не увидела?). В Нью-Йорке я не была девять лет, и не увиденный мной Sleep no more гложет меня до сих пор. Но, говорят, «Вернувшиеся»  — это тот случай, когда дети превосходят отцов. 

Как и в Sleep no more, пары, пришедшие на спектакль, разлучают еще на входе. Каждому надевают маску, каждый отправляется в самостоятельное путешествие анонимом — переговариваться нельзя, фотографировать нельзя, невольно возникают сомнения, а дадут ли выйти? 

Первое ошеломляющее впечатление — от сценографии. Здесь кинематографический хоррор обретает объем, который не снился кинотеатрам 3D. Дом Алвингов не музей, здесь можно касаться любых вещей, точно воссоздающих душную атмосферу викторианского особняка полного призраков. С невольным желанием гостей прихватить на память антикварный флакончик от духов или лайковую перчатку безмолвно борются хранители в черном. Чтобы сориентироваться, знаменитую пьесу Ибсена «Вернувшиеся» читать совсем не обязательно. Достаточно выбрать проводника. За кем из героев вы ни решитесь последовать, вам откроется сюжет, но узнавать все фрейдистские тайны  героев тоже не обязательно.  Всегда можно увильнуть, отвернуться от интеллектуальных усилий, никто не привязывает зрителя к стулу. Можно следовать только своей интуиции и, например, по много раз следить за сексуальными сценами — юная прислуга красиво совокупляется при свете стробоскопа (подозреваю, что люди без клубного опыта сходят от него с ума). За плотными шторами благопристойности в доме Алвингов — разложение, кровосмешение, измены, которым не чужд никто в этой пьесе. Выбор — остаться с Алвингами еще на два часа или продышаться от театрального дыма, из которого зрители в носатых масках выходят, как Алла Пугачева с миллионом алых роз, тоже приходится делать самому. Кстати, розы тут подарить некому. Поклонов не будет. Актеры, живущие в заколдованном доме, так и останутся персонажами спектакля. 

Билеты на спектакль


Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку