Почему ответственность – новая сексуальность?

Колонка Арины Холиной о том, почему мужик не тот, кто не ноет, а тот, кто лечится
Партнерский материал
16 января
13 180
5

Специально для проекта Дождя и сайта «Антибиотик-инфо» известный колумнист Арина Холина объясняет, почему самолечение — проявление слабости, а тот, кто готов встретить любую проблему с собственным здоровьем ответственно и открыто, — настоящий мужчина.

Самый главный мужской страх — оказаться бессильным. Не ныть, не жаловаться, подставлять плечо, да вы сами знаете. Но часто попытки казаться сильным оборачиваются безответственностью, то есть той же слабостью. Замалчивать свою проблему, судорожно искать народные рецепты в интернете. За всем этим кроется как раз слабость, особенно когда речь идет о деликатных заболеваниях.

Мужчина, с которым я обедаю, выглядит все более странно. У него такое выражение лица, словно ему ногу защемило медвежьим капканом. Я внимательнее прислушиваюсь к тому, что говорю, подозревая, что моя болтовня заставляет его страдать. Спрашиваю, все ли в порядке с едой. Все в порядке.

Не столько от доброты, а, скорее, из соображений личной безопасности (ему потом вести меня домой), я иду в аптеку (в одной минуте от ресторана), приношу самое мгновенно действующее болеутоляющее. Минут через пять лицо моего спутника разглаживается, к нему возвращается цвет.

Зачем надо было терпеть? Почему не сходить в аптеку в соседнем здании? Он что, мазохист? Много вопросов.

Правильный ответ — так болеют мужчины. Мужественно. Если у них болит что-то очевидное вроде головы — они тяжело и героически страдают. Если проблемы более интимного характера — страдают не без паники, но все равно героически. Паника выглядит так — они уверены, что это смертельно, но к врачу ни за что не пойдут. Именно потому, что врач обязательно скажет — вы умрете. Настоящий мужчина найдет в интернете форумы на тему «красное, чешется, пузырьки», узнает, что от этого помогает вьетнамская мазь, и будет мазать, пока «красное с пузырьками» не превратится в ожог второй степени. А вот ожог лечить уже совсем не страшно, это «очевидное». А главное — никто не сказал «вы умрете».

По статистике, хроническим простатитом страдают не меньше 30% мужчин старше 25 лет, еще 40% урологических больных страдают им в возрасте от 20 до 40 лет. Остается только догадываться, сколько среди этих людей тех, кто при первых симптомах предпочел онлайн-энциклопедию полноценному обследованию, а к врачу пойдут, когда боль станет уже нестерпимой.

Простатит провоцируют бактерии и микроорганизмы, паразитирующие в тканях простаты. Это и хламидии, и уреплазмы, и стафилококки, и кишечная палочка. Обычно некоторые из этих бактерий населяют нормальную микрофлору кишечника, но их подавляет ваш иммунитет. Попадая в ткани предстательной железы, они вызывают воспалительный процесс. Даже если у вас ничего не болит, обследование на наличие внутриклеточных возбудителей с помощью ПЦР-РВ (Полимеразная цепная реакция в реальном времени) будет лучшим способом убедиться, что все в порядке, а может и предупредить проблему

Больше врачей мужчина не любит таблетки. Как их можно любить? Это же такие странные штучки, в которых все яды вселенной, и от которых, наверняка, ослабевает эрекция.

«Что это?» — мужчина смотрит на таблетки, которые я ему протягиваю, с таким видом, будто я — Екатерина Медичи. Он знает, что это. Врач осматривал его в полном сознании. Все решили, что раз уж бронхит сам по себе не прошел за месяц, то его все-таки надо лечить. Причем антибиотиками.

Слово «антибиотики» вызывает у мужчины ярость и отвращение. Они ведь убьют все живое. Он никогда не станет прежним. Да-да, этот врач не сказал «вы умрете» лишь потому, что хочет сам его прикончить.

Антибиотики нужно применять, когда есть клинически обоснованные показания к их назначению. Это может быть бактериальная инфекция, возникшая самостоятельно, или же вирусное заболевание. Антибиотики никогда не нужно принимать самим, пока их вам не выпишет врач и только после тщательного осмотра. Антибиотики назначаются строгими курсами, поэтому если в прописанной вам коробочке с таблетками вдруг остались лишние, значит вы либо не пропили его целиком, либо не послушали врача. 

Мне уже дурно. Я понимаю, что мы играем в странную игру, правила которой я узнаю по мере их возникновения. «Знаешь, ты сам как-нибудь», — бормочу я и ухожу надевать пальто. Когда я уже надеваю перчатки, из комнаты доносится слабый голос: «Я их съел. Не уходи...».

Мужчины ненавидят лечиться, но обожают самолечение. Таблетки тоже становятся менее страшными — если самому себе их прописать. Еще мужчины любят лечить по принципу «это было у Сереги». Серега пил какие-то таблетки, они помогли, значит, это работает, надо купить такие же и тоже пить.

«Я знаю, что делаю, — сказал мне знакомый, закидываясь какими-то пилюлями. — Мне врач прописал». Потом выяснилось, что у врача он был лет семь назад. Но ведь был. Что могло измениться с тех пор?

Понятно, что мужчина ужасно боится слабости, боится утратить не только силу, но и боевой дух, и намного проще отрицать болезнь, чем официально признать себя нездоровым. «Нездоровый» тут означает «я не могу справиться с этим сам», а это — самое стыдное поражение в жизни мужчины.

Часто обращаться к врачу мешает страх, неловкость, опасения, что партнер в вас разочаруется, узнав о вашем заболевании. Никогда не бойтесь этого. Более того, ваш партнер обязательно должен обследоваться вместе с вами, чтобы выявить возможные внутриклеточные инфекции. Это не стыдно, это ответственность, а ответственность сближает. 

Лечиться — это приятно, здесь нет героизма или отчаяния. Это естественный процесс — ну, как спорт или стрижка у парикмахера. Не надо страдать, терпеть, геройствовать. Это не актуально. Актуально — жить вечно, как, например, израильтяне, которые, кажется, никогда не умирают, потому что все время лечатся.

Узнать подробнее 


Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку