Лекции
Кино
BBC
Хороший человек, но плохой писатель. Дмитрий Быков рассказывает, почему Ромена Роллана все любят, но никто не дочитывает
Читать
18:35
0 9999

Хороший человек, но плохой писатель. Дмитрий Быков рассказывает, почему Ромена Роллана все любят, но никто не дочитывает

— Нобель

Французский писатель Ромен Роллан получил Нобелевскую премию по литературе в 1915 году в разгар Первой мировой войны за 10-томный роман «Жан-Кристоф». Премию ему присудили «за высокий идеализм литературных произведений, за сочувствие и любовь к истине, с которой он описывает различные человеческие типажи». «Почему-то Ромен Роллан сохраняет в мире репутацию недурного стилиста, во многом благодаря „Кола Брюньону“. Мне кажется, что писателя более занудного, напыщенного, в сущности, совершенно пустого Нобелевская премия не награждала никогда», — считает Дмитрий Быков. Роллан — классический пример правильного европейского интеллектуала, он всегда выступал против войны, за идеалы гуманизма и свободы. «Плохой писатель с хорошими намерениями», — так его называет Быков. Так почему ему дали Нобелевскую премию по литературе? Об этом лекция Дмитрия Быкова.

Всем привет! С вами снова программа «Нобель» на Дожде и ее бессменный автор.

Дмитрий Быков. И ее ведущая и редактор Александра Яковлева. Мы поговорим про Ромена Роллана, который в пятнадцатом году в разгар европейской войны…

В 1915-м, если вдруг.

Да, в 1915 году получил Нобеля фактически за десятитомный роман «Жан-Кристоф», а по сути, как это ни печально, Ромен Роллан ― один из самых наглядных нобелевских лауреатов. Это, на мой взгляд, плохой писатель с хорошими намерениями, поэтому Нобеля он получил вполне заслуженно.

Есть, я знаю, даже до сих пор у Ромена Роллана довольно серьезные защитники, даже не столько у его романа «Жан-Кристоф», сколько у его второй, тоже весьма массивной книги «Очарованная душа», в которой многие люди умудряются находить свои заветные мысли, любят почему-то его персонажей, двух сестер. Почему-то Ромен Роллан до сих пор сохраняет в мире репутацию довольно недурного стилиста, во многом благодаря «Кола Брюньону».

Мне же кажется, что писателя более занудного, выспреннего, напыщенного и, в сущности, совершенно пустого Нобелевская премия не награждала никогда. Конечно, «Жан-Кристоф», что хотите, десять частей. Вряд ли кто эти четыре тяжеленных тома сегодня способен одолеть, и поэтому к Ромену Роллану относятся как-то издали и одобрительно, уважительно, но не читая.

За количество, но не за качество.

За количество. Он очень много написал. Он написал, подобно Тациту или Плутарху, который был для него вечным источником сюжетов, несколько литературных биографий, написал книгу о Толстом, книгу о Ганди, написал несколько так называемых революционных драм, пьесу о Дантоне, пьесу о Термидоре, целую книгу о народном театре, о том, что новый театр идет. И, конечно, «Жан-Кристоф», вершина его и музыковедческого творчества (он музыковед по образованию), и литературного его творчества.

Я, честно говоря, никогда «Жана-Кристофа» читать не мог, мне всегда казалось, что это на фоне других французских эпопей, той же «Семьи Тибо» Мартена дю Гара просто очень плохо написано. Действительно, свою премию по формулировке Нобелевского комитета Роллан получил за отстаивание идеалов гуманизма, да, за идеализм. Конечно, на фоне чудовищной Первой мировой войны Роллан, который всю жизнь доказывал, что французы должны быть лучшими друзьями немцев, что франко-немецкие союзы всегда бывают образцовыми, что Европу надо объединить и перестать ее раскалывать, что нужно объединить как-то все великие идеалы: идеалы Толстого, идеалы Ганди, идеалы буддизма.

Он действительно всю жизнь отстаивал идеалы. Он и к Французской революции относился, да, именно так двойственно: да, это была ужасная кровь, да, это были ужасные люди, но тем не менее у этих людей были идеалы, особенно они были у Дантона, но были они и у Робеспьера. То есть у него такое прекраснодушие.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
Канун трагедии: как началась Вторая Мировая война. Лекция Николая Сванидзе