Лекции
Кино
TED BBC
Боно из U2 попросил встречи с президентом, Пол Маккартни — покататься на велосипеде по Красной площади, а Марайя Кэри — три бутылки шампанского по полторы тысячи долларов
Промоутер Владимир Зубицкий о самых необычных райдерах и привычках мировых знаменитостей
Читать
48:04
0 19266

Боно из U2 попросил встречи с президентом, Пол Маккартни — покататься на велосипеде по Красной площади, а Марайя Кэри — три бутылки шампанского по полторы тысячи долларов

— Как всё начиналось
Промоутер Владимир Зубицкий о самых необычных райдерах и привычках мировых знаменитостей

В гостях у Михаила Козырева побывал человек, который лично встречался с легендарными звездами шоу-бизнеса и организовывал их концерты в России, — промоутер Владимир Зубицкий. Он рассказал, из-за каких мелочей едва не сорвались концерты Depeche Mode и Scorpions, как он случайно узнал о хобби и тайной страсти Стинга и сколько, казалось бы, невыполнимых запросов Пола Маккартни пришлось выполнить ради его знакового выступления на Красной площади. 

Мое почтение, драгоценные зрители телеканала Дождь. Очередная передача из моего цикла «Как все начиналось», меня зовут Михаил Козырев.

Давайте я вам сначала просто назову список артистов, которые за последние двадцать, тридцать лет приезжали в нашу страну: Пол Маккартни, Элтон Джон, Стинг, Depeche Mode, U2, Джастин Тимберлейк, Леонард Коэн, Тина Тернер, Sade, Уитни Хьюстон, Джо Коккер, Лучано Паваротти… Я мог бы продолжать несколько минут подряд.

Меня всегда восхищают люди, которые не попадают в прожектора софитов, которым мы обязаны вот этими гастролями великих международных звезд. Это люди, которые проходят по названию профессии, наверное, промоутеры. Но всего несколько человек в стране, ― и их реально можно пересчитать по пальцам одной руки, ― благодаря которым мы имеем возможность видеть этих артистов на крупнейших концертных площадках. Они, эти люди, эти промоутеры, обычно не появляются в софитах, не дают интервью, и, только лично зная их, можно уговорить их на то, чтобы рассказать какие-то увлекательные истории. А они-то общаются со всем экипажем звезды напрямую.

Один из этих людей, ― едва ли не самая главная концертная компания в нашей стране, SAV Entertainment, ― сегодня у меня в программе. И я постараюсь выдоить из него как можно больше всего того, что будет для вас интересно. Дамы и господа, у меня в студии Владимир Зубицкий. Наконец-то. Через тернии мы до этого дошли.

Слушай, давай тогда вот прямо по свежим следам. Depeche Mode в «Олимпийском». Все мои друзья там были. Я, к сожалению, просто не смог быть, потому что у меня в этот вечер был спектакль. Depeche Mode у меня в какой-то момент, я несколько лет назад продекларировал, что это группа, которую можно реально привозить в Россию каждый год, или, как я понимаю, уже каждый месяц просто, потому что эта группа как будто была создана для нашей страны. И тем не менее, как ты мне только что сказал перед эфиром, и этот концерт стоял под вопросом.

Depeche Mode, как мы ее называем, это российская народная группа. Мы рискнули, мы в течение года сделали два концерта. Один концерт был на стадионе «Открытие».

Вот на нем я был как раз, да.

Второй был в «Олимпийском», концерт потрясающий. Ну, я не буду говорить про концерт, потому что он на самом деле потрясающий, 30 тысяч, все были очень довольны, все было очень здорово. Но концерта могло не быть. Причем так очень странно, да.

Я приехал перед концертом, ну, как правило, я приезжаю с утра, а потом, где-то за 2,5–3 часа мне говорят, что нужно будет за полтора часа до начала концерта подойти на сцену, потому что их менеджер хочет встретиться с промоутером, с представителем площадки, есть большая проблема. Я спрашиваю нашего продакшна: «Скажите, что такое?». Он говорит, проблемы с температурой. А у нас в контракте прописано обязательство, что 24 градуса должна быть температура на «языке», куда выходит Гаан.

Вот на этом участке сцены, куда он — I am taking a ride with my best friend, вот это?

Да-да. Но так как «Олимпийский» — довольно большая площадка, огромное пространство, мы заранее на всех совещаниях предупреждали, что нужно отключить вентиляцию перед концертом. Ее отключили, но половину. Вот та половина, которая сзади сцены, она была отключена, а впереди нет, потому что нужно продувать, нельзя это делать, в том числе и по пожарной безопасности.

И когда я раньше нашей встречи вышел на «язык», реально дуло, и было точно не 24 градуса. И в это время появляется их менеджер Кесслер с продакшн-менеджером Тони, наш продакшн-менеджер. Я вызываю представителя площадки, руководителя, он чуть опаздывает, на сцене происходит крик и ор, я отменяю концерт, они достают термометр, на термометре 22 градуса. И я реально понимаю, что холодно.

В это время по звонкам отключают вентиляцию, мы стоим на сцене. Температура начинает подниматься, но не сразу. Приходит представитель «Олипийского», начинаем объяснять. Ему долго объясняли, он говорит: «Ничего не верю». Я: «Отменю концерт». А отмена концерта, реально, потому что нет температуры, мы подписались под это, это не возвращается ни гонорар, ничего, но это проблема огромнейшая. Я, конечно, пережил в эти три минуты… Даже не знаю, в общем, но серьезно очень.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
Интервью с самым узнаваемым репортажным фотографом Стивом МакКарри