Поддержать программу

«Oxxxymiron для меня — главное открытие последних лет»: Козырев и Виторган о современной музыке

Ведущие:
Михаил Козырев
1 721
0
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Скидка 34%
3 800 / год
4 800
Скидка 11%
1 280 / 3 мес
1 440
Базовая подписка
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Расписание
Следующий выпуск
19 августа 20:00
суббота: 20:00
воскресенье: 02:00, 08:00, 14:00
понедельник: 13:00
вторник: 01:15

Михаил Козырев и Максим Виторган «тряхнули стариной» — обсудили свои прошлые проекты, достижения и разочарования. 

«Ты в каких-то вещах был достаточно тоталитарным», — намекнул Виторган на управленческий стиль Козырева и спросил его, сохранил ли он прежнюю уверенность. Козырев ответил, что стал больше прислушиваться к другим. 

А на вопрос Виторгана о возможных разочарованиях он ответил, что определенное разочарование есть. «Оно связано с посылом "Бореньки, в котором чего-то нет"», — пошутил он.

Максим Виторган: Здравствуйте, Михаил Натанович!

Михаил Козырев: Здравствуй, малыш!

Максим Виторган: Здравствуйте! Ну что, вот мы и дожили до возраста, когда формат «бойцы вспоминают минувшие дни и битвы, где вместе рубились они» стал главным форматом. Вот уже до верху налита вода просто в кружке.

Михаил Козырев: Ты прямо…

Максим Виторган: Ещё совсем немного, и мы, собственно, дойдем до высот программы «Театр + ТВ».

Михаил Козырев: Да. Я пребываю в эти дни в состоянии того, что «Ребята, я ещё жив! Пожалуйста, не надо такой вот эпос создавать, ради бога!».

Максим Виторган: Не надо оправдываться. Всё плохо. Всё плохо.

Михаил Козырев: Я должен сказать: мы давно не виделись, ты замечательно выглядишь.

Максим Виторган: Это обманчиво! Внутри всё гораздо хуже. Ты знаешь, мне сказали, что я должен брать у тебя интервью, вот. Я, честно говоря, совершенно к этому не готов. Хотел успеть сказать тебе спасибо, потому что так до сих пор и осталось загадкой, может, ты сейчас расскажешь нам об этом, почему в один прекрасный день ты, значит, предложил мне поучаствовать в «Неголубом огоньке», с какого ляда вообще, и стать его режиссером. Я помню только, что когда я тебя спросил, а что я должен делать, ты мне ответил: «Я не знаю».

Михаил Козырев: Там же было замечательное, тебя же периодически, по-моему, Рома Бутовский или оператор наш, который был, да, который был в рабочем процессе, а ты что-то не успевал. Он говорит: «Что, в первый раз, что ли?». И ты честно повернулся к нему и сказал: «Да». Вот тут уж и он немного осунулся.

Максим Виторган: Ты понимаешь, я вот к чему говорю это всё. Мы можем, конечно, долго рассказывать и вспоминать про то, как это было, и это, в общем, было прекрасно, ярко и многообразно, и так далее. Но ты понимаешь, я вот на сегодняшний день думаю, что вот если бы мне сейчас предложили это делать, совершенно не факт, что я бы решился, совершенно не факт.

Вот ты как-то с тех пор, зная всё, что тебе предстоит, вот этот объем работы, степень ответственности, что тебе надо будет кричать на Кобзона, я не знаю, по телефону, был же и такой случай, насколько я помню, да?

Михаил Козырев: Да, кстати, да-да, действительно.

Максим Виторган: Пытаясь ему втолковать смысл предлагаемого номера.

Полная версия доступна только подписчикам. Подпишитесь: