Поддержать программу
Эксперимент
10:45
10 февраля 2012

Режиссер фильма «Путин, Россия и Запад» Пол Митчелл: «Я не думал, что шпионский камень станет бомбой»

3 124
0
Расписание
Следующий выпуск
15 декабря 22:10
четверг: 22:10
пятница: 01:00, 05:00, 08:00, 13:00
Сегодня в эфире BBC премьера последней части фильма «Путин, Россия и Запад». Режиссер картины Пол Митчелл встретился с нашим собкором в Лондоне Дмитрием Еловским и рассказал, в чьих интересах снимался фильм, почему вдруг вновь заговорили о камне, как он относится к критике, а также почему в фильме нет интервью с главным героем – Владимиром Путиным.

Белоголовцев: А прямо сейчас спецматериал нашего лондонского бюро. На телеканале BBC вышла последняя часть фильма «Путин, Россия и Запад», ленты, которая повествует о самых значимых событиях внутренней и внешней политики России последнего десятилетия. Она вызвала шквал критики. Создателей фильма обвиняли в несбалансированном подходе и ангажированности Кремлем, а признание советника Тони Блэра Джонатана Пауэлла, который подтвердил причастность британских спецслужб к шпионскому камню, стало вообще сенсацией, которой давно не видел мир документального кино. Пол Митчелл, режиссер этого фильма, встретился с Митей Еловским и давайте послушаем, о чем они говорили.

Митчелл: В английском телевидении серьезные документальные фильмы, особенно о политике, очень редко бывают в иностранных державах или странах. И так, что вот идея, что мы можем делать. И мы предлагали BBC, что давайте мы сделаем еще раз Россию, как раз будет, думаю, фильм будет закончен более-менее к выборам. Мы всегда говорили, что может быть, мы закончим где-то зимой этого года, так что попало что-то к выборам, но так более-менее случайно.

Еловский: То есть вы не рассчитывали, что он будет вот прям в такую горячую пору выборов?

Митчелл: Первая идея - это спустя 20 лет после конца Советского Союза. Но дело в том, что мы всегда не очень как-то быстро работаем и немножко опоздали, но никто не думал, что эти выборы будут очень интересными, честно говоря.

Еловский: А вы считаете выборы интересные?

Митчелл: Сами выборы, может быть, не такие интересные, но факт абсолютно, что события с тех пор, как Путин и Медведев сказали, кто будет в следующий раз... Сначала общественная политика в России стала очень интересной. Всегда хочется, чтобы резонанс, никто не хочет работать так тяжело, так долго над проектом, который никто не заметит, но, честно говоря, я думал, что резонанс будет в Англии. Я не рассчитывал на то, что будет столько шума в России. И в каком-то смысле это очень хорошо. Потому что фильм этот о России, и (это просто несколько сюрприз для нас) это немножко совпадение в событиях.

Дело в том, что мы закончили монтаж в ноябре месяце, сразу после долгих декабрьских митингов и так далее. Мы думали, что фильм хороший, были очень довольны, но не понимали, какой будет реакция на фильм. И это, скорее всего, из-за истории этого известного шпионского камня. Дело в том, что я всегда думал, что эта история камня была подделка, что это фальшивка. Как мы работаем? Мы работаем очень тщательно: сначала вперед интервью у всех без камеры, и это полностью off the record, то есть, ни на что не будет отсылаться, пока мы это не снимем. Мы встречались с Павлов, и, поскольку вот эта история шпионского камня была очень важной для отношения между Англией и Россией, мы задали вопрос: «Как это для вас было?». И он рассказывал о том, что неловко, потому что все-таки правда было, но дело в том, что очевидно, что российская власть об этом знала до того, и ждали пока это для них политически выгодно будет открыть эту информацию.

Но перед камерой он этого не говорил, потому что английские чиновники, они обычно соблюдают такой закон, что ничего не говорить о безопасности. Но все-таки он это сказал. Я, честно говоря, был очень рад, потому что вот, у нас уже будет сенсация. Это будет сенсация здесь, это значит, что мы можем опубликовать это до того, как выйдет фильм и будут много говорить о нем. Этот человек служил всю жизнь на английский МИД, а потом он 10-12 лет был самый высокий чиновник у Тони Блэра, так что это не ребенок. У него были свои причины, зачем он это говорил. Я только могу представить, какая там была реакция у этих служб и что он получил. Он ничего, конечно, нам напрямую не говорил, но я думаю, что для него тоже было немножко неловко.

Еловский: Многие критики фильма считают, что он получился очень пропутинский. Что вы можете им сказать?

Митчелл: Ерунда полная. Дело в том, что наш фильм не пропутинский. Это не антипутинкий, это не проамериканский, это не антиамериканский, это не профранцузский, это не антифранцузский. Вот вы понимаете, мы очень строго наблюдаем вот такое правило, что мы дадим тем, кто участвует в фильме, площадку, рассказывая, как было для них. То есть, если вы высокопоставленный чиновник, который работает у Путина, тогда вы рассказываете что было, когда приняли какое-то другое решение. То же самое у американцев, у французов и так далее. И из всех этих историй, которые от первых лиц, мы создадим историю. Я думаю, что те, которые жалуются, они жалуются из-за того, что это не антипутинский. То есть сейчас очень упорная атмосфера предвыборная, сейчас очень много хотят как-то показать свою точку зрения. То, что мы делаем, мы просто хотим предоставить факты - что скажет, скажем, Путин, что скажет Кондолиза Райс, что скажет Сергей Иванов. Пусть сами зрители решают, что они об этом думают.

Еловский: Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков посмотрел ваш фильм, остался довольным и сказал, что в нем он нашел доказательство того, что многие правительства западных стран имеют непосредственное отношение к «оранжевой революции» на Украине и к другим революциям на территории бывшего СССР.

Митчелл: Ну что я могу на это сказать, Дмитрий, у него есть свое мнение. Я очень надеюсь, во-первых, что зрители в России увидят сам фильм и они услышат мнение других, то есть это сделано напрямую. Но что в этом фильме о революции? Мы покажем, что сам Путин ездил семь раз в Украину, когда был предварительный период до выборов в Украине. У нас есть прямая речь Маркова и Павловского о том, что когда они работали в кампании Януковича, их клиентом был Кремль, что их начальником был Дмитрий Анатольевич Медведев и что Медведеву не очень нравилось, что они там делали. Это были, по-моему, это точно слова Маркова, что это не по закону и не по правилам и ему это не очень понравилось. Это его кредо. И если вот после всего этого Дмитрий Песков говорит, что это показывает, что это европейские страны влияли на события в Украине, может быть, он смотрел немножко по-другому, чем я.

Еловский: Почему в фильме нет интервью с самим господином Путиным?

Митчелл: Это очень просто - он не согласился. У нас были разговоры достаточно много с господином Песковым. Мы думали, что он согласится, а потом вдруг он не согласился и это, наверное, надо задать вопрос Пескову или самому Путину. Не знаю. Честно говоря, я очень хотел, чтобы сам Путин был в фильме, потому что все-таки лучше, если сам человек говорит и его окружение. Так получилось, что у него были свои причины. Не знаю.

Еловский: А из тех людей, кто согласился дать интервью, с кем было сложнее всего договориться?

Митчелл: Ой, вы знаете, это немножко круг, потому что каждый человек, который согласился, даст возможность, чтобы его противоположный, скажем, партнер, согласился. Мы получили добро от, скажем, Игоря Иванова (бывший министр иностранных дел), в свою очередь, согласие давали Колин Пауэлл, Кондолиза Райс. У нас был Джеймс Джонс (советник по безопасности Обамы) и мы из-за этого, по-моему, получили тогда Дмитрия Приходько. Так что всегда получается, что никто не хочет, чтобы человек, с которым он вел переговоры, говорил один. Так что это всегда такой резонанс вот туда-туда.