Поддержать программу
Эксперимент
45:58
8 мая 2012

"Марш миллионов". Информационный выпуск. Вечер

Расписание
Следующий выпуск
15 декабря 22:10
четверг: 22:10
пятница: 01:00, 05:00, 08:00
"Марш миллионов" в Москве. 6 мая. Полная версия информационного выпуска. Время: 17:52-18:38
Ведущие Павел Лобков и Мария Макеева беседуют с гостями в студии, а наши корреспонденты включаются с репортажами с Якиманки, Болотной набережной, Поклонной горы.

Лобков: Сейчас у нас на связи Лев Пархоменко у сцены. Правда ли, что те, кто уже прошли на Болотную площадь, идут обратно и присоединяются к сидячей забастовке, а самого митинга нет?

Пархоменко: Да, Павел, собственно, на Болотной – непосредственно у сцены, практически никого уже не осталось. Все, после того, как было объявлено со сцены о том, что там что-то происходит – около улицы Серафимовича, попросили пойти и поддержать лидеров оппозиции, все двинулись обратно, в какой-то момент их даже не выпускали обратно через рамки металлоискателей, часть из них снесли. И вот чтобы как-то канализировать эту возвращающуюся толпу, открыли проход по Лужкову мосту – на ту сторону водоотводного канала. И, собственно, по этому пешеходному мостику большая часть людей и ушла, видимо, уже в сторону дома. Но большая часть двинулась обратно к улице Серафимовича, там толпится все больше людей. И, действительно, центр, так сказать, событий перемещается туда, у сцены сейчас практически уже никого не осталось, оттуда играет из колонок Высоцкий, Цой и прочие известные народные певцы.

Лобков: Срочное сообщение со ссылкой на МВД: действия участников так называемого Марша миллионов, которые заблокировали движение колонны и сели на землю, является провокацией, сообщили Интерфаксу в пресс-службе главного управления МВД. ГУВД оценивает это как нарушение общественного порядка. И возможно, будет возбуждено уголовное дело, на месте работает, - сказал председатель пресс-службы, - оперативно-следственная группа по документированию действий, связанных с призывами к массовым нарушениям общественного порядка. То есть, обвинения достаточно серьезные. Тимур Олевский сейчас как раз находится в эпицентре событий, это сидячая забастовка перед Большим Каменным мостом. Тимур, вам слово.

Олевский: Дело в том, что события здесь развиваются довольно стремительно и вас даже плохо слышно, потому что протестобъявлен сидячей забастовкой, которая началась в устье Большого Каменного моста со стороны Якиманки. Практически все, что здесь сейчас происходит, напоминает давку. Действительно несколько сотен человек по команде Сергея Удальцова, Алексея Навального и Бориса Немцова сели перед оцеплением ОМОНа и солдат внутренних войск. При этом так получилось, что те люди, которые зашли на Болотную площадь, они практически полностью оказались отрезаны, они уже не могут выйти. А колонны, которые идут сзади – этого не видят, и призыву тех, кто объявил вот эту сидячую забастовку, вот этих организаторов, не вняли, и не сели.

В результате здесь сейчас несколько сотен человек сидит около Алексея Навального и Удальцова. Борис Немцов, тоже который, кстати, сел, призывает это сделать журналистов, говорит, что надо продержаться всего лишь каких-то 12 часов до инаугурации.

Трудно сказать, чем все это закончится, потому что сейчас, кроме того, что здесь огромное количество полиции, выстроившихся живой цепью и отделивших Большой Каменный мост, то есть, Кремль от митингующих, полиция - первая цепь, которая находится непосредственно около сидячей забастовки, делает шаг вперед. В этот момент у людей резко сокращается количество места и это становится поводом тому, что можно сказать – давка. Никто пока не пострадал, но, скорей всего, людям придется встать. Одно понятно – никто не собирается уходить, и, кажется, сейчас начинается прорыв. Наверное, эти крики, это именно то, что означает, что сейчас усилилось давление на первую шеренгу солдат, за которыми стоят ОМОНовцы. Очень характерно, что сперва стоят 18-ти летние солдаты, а за ними ОМОН в щитах.

Лобков: Можно ли сказать, что начался прямой физический контакт с ОМОНом, что уже цепь протестующих пытается прорвать цепь ОМОНовцев?

Олевский: Так и есть. Протестующие действительно делают попытки прорваться, но это не выглядит как целеустремленная стрела, которая врезалась бы в их ряды. Просто увеличивается давление людей. Дело в том, что люди, которые организовали этот митинг, в частности – Сергей Удальцов, рассчитывали на мирный сидячий протест, но уговорить огромное количество людей без организации не удалось, и сейчас стихийно люди прорываются.

По слухам - туда уже приехал глава столичного ГУВД Владимир Колокольцев. Проверить это пока невозможно, но эти слухи распространяются среди людей.

Здесь довольно много лидеров националистических движений, которые сели первыми. И Тор, и Крылов, и другие - они стояли ближе к сидячим, чем колонна, например, анархистов или левых. И, собственно, они в том числе задавали тон началу сидячей забастовки.

Сейчас люди жалуются на то, что началась давка, их выдавливают на Болотную площадь, в которой нет выхода.

Лобков: А где находятся сами лидеры, я имею ввиду Навального, Немцова, Удальцова? Они идут вперед или они продолжают сидеть?

Олевский: Сейчас продолжают сидеть, но люди вокруг, которые следят за ситуацией, уговаривают их встать, просто потому что если они не встанут, это становится опасным. Я думаю, что им придется встать. Они находятся в метре от ОМОНа.

В этой толпе уже точно нет никакого организатора, который бы следил за ситуацией. Полицейские находятся от меня буквально в метре, они пока сдерживают напряжение людей.

Пустили газ в толпу. Довольно трудно дышать. Газа пока не много, это больше похоже на дым. Прямо сейчас всех похватали лидеров сидячей забастовки.

Сотрудники полиции, ОМОНовцы отвоевали примерно 10 метров, за ними стоит полицейское начальство, которое руководит происходящим, и камеры ГУВД, которые все это снимают.

Лобков: Был ли использован слезоточивый газ, потому что ощущение, что по кадру прошла такая дымка характерная?

Олевский: Так и есть, но слезоточивого газа было немного, похоже было на один заряд, который ветром сдуло на протестующих, это было как заявление о намерениях, что, мол, газ у нас есть. Но сказать, что газ применялся активно – пока нельзя, люди нормально дышат.

За первой шеренгой стоят несколько тысяч человек, за ними стоят автомобили коммунальных служб, которые ограничивают. Я нахожусь непосредственно рядом с полицией. И это действительно прорыв, вот таким образом люди пытаются прорваться. Пока полицейским удается держать.

Лобков: А лидеры, я имею ввиду Навального, Удальцова, Немцова и Яшина – они не задержаны?

Олевский: То место, где они сидели, сейчас на контроле полицейских.

Лобков: Интерфакс передает: начальник столичного главка МВД Владимир Колокольцев находится на месте событий. О задержаниях ничего не сообщается.

Олевский: Пошел новый заряд, теперь он розового цвета. Скорее, это файеры, они немного мешают дышать, но они пока не причиняют серьезного вреда.

Лобков: Сергей Удальцов только что заявил, как передает Интерфакс, что митинг на Болотной площади отменяется, что люди не считают правильным проводить митинг. «Пока нам не предоставят прямой эфир на федеральных телеканалах, мы отсюда не уйдем», - сказал оппозиционер. Требования митинга изменились, очевидно, выбран сценарий на жесткое противостояние с полицией. Тимур, что у вас происходит? Мы видим жесткое соприкосновение полиции с митингующие.

Олевский: Я не могу сказать точно, сколько людей задержано, но на асфальте валяются предметы личной одежды – куртки, очки. Второй эшелон полицейских пошел на прорыв. Они дерутся ногами, одетыми в специальные щиты, чтобы освободить себе место в толпе людей, которые им противостоят. На пике борьбы находятся молодые люди, которым лет по 20, это крепкие мужчины. Вот первая банка из-под пива полетела в голову полицейским. Ее легко отбили, потому что они все в щитах. Полетели бутылки, их пока немного, но это уже видно.

Лобков: Сотрудники полиции побежали в сторону протестующих. Задержанных ведут в автобус, правильно ли я вижу? Трое-четверо задержанных как минимум есть. Они отчаянно сопротивляются.

Олевский: Задерживают очень немногих. Подошла женщина, которая вовсе не похожа на сильного молодого человека, она стыдит полицейских. Полицейские отступают, делают несколько шагов назад. Это пространство сразу же занимают новые люди, только и ждали этого. Сейчас, видимо, будет очередная попытка надавить. Они строятся заново, собирая ряды.

Лобков: Там есть и другие люди – такие, как депутат Гудков, которые придерживаются более умеренных взглядов. Их мы пока не слышим, может, они найдут возможность через нашу телекомпанию обратиться к своим более радикальным союзникам, которые возглавляют этот процесс на Большом каменном мосту.

Олевский: Женщины вышли вперед, они разговаривают с полицейскими. Я понимаю, что, скорее всего, это безнадежная попытка договориться. Они отговаривают полицейских отступить и пропустить. При этом на ту сторону полицейского заграждения прошло некоторое количество журналистов, они наблюдают за происходящим с другой стороны.

Лобков: Мы видим, как начинаются эти переговоры. Где проходит сейчас линия противостояния? Это начало Большого каменного моста или это гораздо ниже?

Олевский: Как раз сейчас полицейские пропускают журналистов через специальный проход. Мне предложил один знакомый полковник из ОМОНа выйти, но я, пожалуй, побуду здесь, среди людей, посмотрю, как будет развиваться дальше эта ситуация.

Лобков: Напоминаю, что митинг отменен. Об этом заявил Сергей Удальцов. Люди возвращаются с Болотной площади к кинотеатру «Ударник», откуда вначале Удальцов, Навальный и Яшин пытались вывести колонну на Большой каменный мост. Когда им это не удалось, они призвали своих сторонников сесть у моста, устроить сидячую забастовку. Напирали колонны сзади, которые не знали о том, что люди уже сели спереди. Полиция пыталась вытеснить этих людей в узкий проход на Болотную площадь, но это не удалось, образовалась давка. По сообщениям информационных агентств, начались задержания. У нас на связи Елена Шмараева, которая находится неподалеку.

Шмараева: Мы находимся за оцеплением, которое выставлено на Малом каменном мосту. Примерно около 10 минут назад несколько десятков человек прорвали это оцепление, в коне Малого каменного моста образовалась серьезная давка. Люди прорвались, но затем полиция снова сомкнула ряды. Мы оказались в той группе, которую выдавили из этого оцепления. Полицейские снова сдерживают людей на повороте с Малого каменного моста на набережную к Болотной площади. Люди, которые прорвались, зажгли файеры. Нельзя назвать это беспорядками, но некоторая суматоха началась.

Люди, которые находились на Болотной площади, когда им стало известно, что митингующие на Малом каменном мосту садятся и не собираются оттуда уходить, их не пускает полиция идти прямо, эти люди стали возвращаться. При этом полиция призывает всех пройти на Болотную площадь, напоминает, что митинг согласован именно там, но люди стоят на Малом каменном мосту и не двигаются. Оцепление на Малом каменном мосту стоит в три ряда. Там есть и ОМОН, и сотрудники ГУВД, а далее на Большом каменном мосту выставлено рядов 7 полиции, сам Большой каменный мост прегражден коммунальной техникой.

Лобков: Располагаете ли вы какими-то сведениями о задержанных?

Шмараева: Ни одного отъезжающего автобуса я точно не видела просто потому, что им здесь отъезжать некуда, все отъезды перекрыты. Мы попытаемся узнать, были ли задержания тех, кто что-то поджигал на этой площадке. Я видела, как люди оттуда спокойно расходились, рассказывая друг другу, что они только что прорвали оцепление. Однако задержаний видно не было. Сейчас за моей спиной видно группу полицейских, которые встали не только перед Малым каменным мостом, но и сдерживают выходящих с Болотной площади к набережной.

Лобков: Можно сказать, что полицейские образовали своего рода мешок, в котором оказалось много людей, в том числе, те самые, которые устроили сидячую забастовку?

Шмараева: Те, кто устроил сидячую забастовку, остаются на том же месте, потому что прорываться начали те, кому как раз не хватило место для сидения. В какой-то момент из-за того, что люди сели, толпа стала еще более плотной, чем была до этого. Люди начали прорываться.

Лобков: Видим, как Илья Яшин участвует в сидячей забастовке. Навального и Удальцова здесь пока не видно. Но, может, на этом кадре пока не видно.

Шмараева: Сейчас мы вышли на площадку, которая со всех сторон окружена полицией. Непонятно, что будет происходить с людьми, которые здесь оказались, их немного – всего несколько десятков. Полицейские никого не задерживают, они лишь продолжают сдерживать тех, кто находится на Малом каменном. За моей спиной можете видеть ряды полиции на Большом каменном мосту, десятки полицейских автобусов, также пресловутую коммунальную технику.

Лобков: Сейчас были съемки от кинотеатра «Ударник», перед этим – полицейская цепь, за ней – сидячая забастовка, дальше еще две полицейских цепи – на Большой каменный мост и на Болотную площадь. С нами на связи Лев Пархоменко. Что у вас происходит?

Пархоменко: Я по-прежнему нахожусь на Лужковом мосту. Здесь пошло обратное движение – от улицы Серафимовича все пошли к Болотной площади. Я только что видел, как прошли Навальный, Немцов. По всей видимости, они или отключились от сидячей забастовки, или она закончилась. Движение обратно к сцене, причем эта цепочка из ОМОНа, которая не давала людям с Болотной вернуться к «Ударнику», остается. Вся эта толпа от Серафимовича просачивается через узкую щель, через нее могут пройти 3-4 человека.

Только что сняли оцепление из ОМОНа, теперь спокойно на всю ширину набережной люди возвращаются от Серафимовича к Болотной площади. Часть, впрочем, поворачивает на Лужков мост, видимо, идут обратно.

Лобков: Тем не менее, митинг, скорее всего, не состоится. По крайней мере, об этом заявил Удальцов и другие лидеры оппозиции.

Пархоменко: Удальцов и Навальный пошли к сцене. Может быть, они пошли на Москворецкий мост, по крайней мере, в ту сторону. До окончания согласованного времени еще около часа, так что, может быть, какое-то мини-выступление мы еще увидим.

Лобков: У нас на прямой связи Тихон Дзядко у кинотеатра «Ударник». Что у вас происходит?

Дзядко: Сейчас происходят одиночные задержания. Это такое затишье после бури, потому что на протяжении долгого времени часть колонны, которая не пошла на Болотную площадь, осталась на Малом каменном мосту, пыталась прорвать оцепление из ОМОНа. В какой-то момент ей это удалось, люди выбежали в сторону Большого каменного моста. Вскоре их стали задерживать, очень жестко избивая дубинками. Другая цепь ОМОНа, которая перекрывает Большой каменный мост, двинулась навстречу. Люди оказались между двумя цепями ОМОНа. Был использован газ, это перцовка, насколько я понимаю. Одному человеку стало плохо с сердцем. Людей задерживали массово, жестко, избивали дубинками.

Сейчас здесь находится уполномоченный по правам человека Владимир Лукин, который общается с Виктором Бирюковым – это официальный представитель ГУВД.

Лобков: Я вынужден прервать вас. У нас на связи Удальцов.

Удальцов: Дорогие друзья, к сожалению, уже звука у нас нет нормального, но мы будем проводить нашу акцию, мы отсюда не уйдем, потому что задержали наших товарищей, потому что завтра коронация нелегитимного президента. Мы начинаем бессрочную акцию протеста. Согласны?

- Да!

Удальцов: Мы отсюда не уйдем, пока не освободят наших товарищей, пока не будет отменена инаугурация и пока нам не дадут эфир на центральных телеканалах. Согласны?

- Да!

Удальцов: Мы здесь власть! Дорогие друзья, мы не для того выходили в декабре и в марте, чтобы теперь смириться с тем, что у нас украли выборы. Мы не для того выходили в декабре и в марте, чтобы опять на трон сел главный жулик и вор. У нас сегодня нет выбора – или оставаться здесь или еще на 6 лет отдать страну жуликам и ворам. Я считаю, мы не должны сегодня уходить. Мы не уйдем!

Лобков: Люди возвращаются на Болотную площадь. Первый, кто выступает с содержательной политической речью, это Сергей Удальцов. Главный тезис его речи – «мы отсюда не уйдем». Он призывает своих сторонников объявить бессрочную акцию протеста, требует предоставления эфира на федеральных телеканалах. Мы видим, что сотрудники полиции подошли к Удальцову, сейчас, похоже, его будут задерживать прямо на сцене. Сергей Удальцов оказывается задержанным, вероятно, его поведут в автозак. Неизвестна пока судьба Ильи Яшина и Алексея Навального.

Мы видим, что Алексей Навальный тоже задержан, причем, в достаточно жесткой форме. Его за руки и за ноги несут, видимо, в автозак под руководством полицейского крупного чина, у которого на погонах не меньше двух звезд. Это как минимум подполковник, то есть к руководству операцией приступили верхи ГУВД, что логично, поскольку ею руководит сам начальник ГУВД Москвы Колокольцев.

Двое из организаторов акции – Сергей Удальцов и Алексей Навальный – сейчас задержаны, скорее всего, потом их будут искать в прилегающих ОВД. Это «Якиманка», скорее всего, хотя они могут оказаться и где угодно в городе. Учитывая напряженную обстановку, которая сложилась за день до инаугурации президента, жесткие действия милиции выглядят соответствующими. Они действительно очень жесткие, мы видим, как вели оппозиционеров. На связи Лев Пархоменко. Скажите, пожалуйста, были ли вы очевидцем этих задержаний?

Пархоменко: Как минимум, одно задержание я видел, причем оно произошло прямо на сцене. Взяли Удальцова, четыре омоновца скрутили его и увезли. Люди пытаются прорваться за сцену, им удалось отчасти прорвать это оцепление. Не знаю цель этого прорыва – Москворецкий мост или забрать Удальцова. В общем, целью прихода от Серафимовича к сцене явно была не сама сцена, а что-то другое.

Лобков: Дело в том, что за сценой находится кордон полиции.

Пархоменко: К сожалению, я не вижу, что находится за сценой. Люди пытаются прорваться в обход сцены. ОМОНовцев тут не видно, здесь обычные полицейские, молодые курсантики, которые пытаются сдержать толпу.

Лобков: Агентство «Интерфакс» подтверждает арест и Удальцова, и Навального. Несколько сотрудников полиции получили ранения в ходе попытки прорыва участников акции в центре Москвы, сообщает МВД. Тоня Самсонова у нас на связи.

Самсонова: Я наблюдаю за прорывом с высоты второго этажа из ресторана «Рис и рыба», тут панорамный вид на все это. Только что было противостояние ОМОНа с толпой. Толпа захватила железные решетки ограждения, пыталась, держа их в руках, прорвать в очередной раз цепь ОМОНа. Происходят достаточно жесткие драки, нескольких сотрудников полиции коллеги выносили буквально на руках и клали в «Газели». Люди не могли ходить.

Сейчас ОМОН отрезал тех, кто стоит на набережной, от тех, кто стоит на мосту, разделил толпу на две части, с нескольких попыток это удалось сделать. Каждый раз, когда ОМОН клином пытался войти в толпу, у него не получалось, но он захватывал нескольких людей из точки, в которой происходил прорыв, уносил обратно и рассовывал по автозакам.

Лобков: Это не активисты, это просто те, которые попадаются под горячую руку?

Самсонова: Есть локальная точка прорыва, 15 метров цепи. Там столпились люди, которые постоянно пытаются ее прорвать.

Лобков: Навальный пишет в Twitter: «На видео будет очень смешно видно, как я ору». Руку не сломали, как я понимаю. Мы видели сцену его задержания, она была очень жесткой, его несли за руки и за ноги. У нас на связи Тимур Олевский на входе на Большой каменный мост. Что вокруг вас происходит?

Олевский: Здесь сейчас стабилизировалась ситуация, Болотная площадь полностью заполнена участниками акции. Они стоят и на мосту, и на другой стороне набережной, никто не расходится. Непосредственно перед входом на Большой каменный мост, где несколько минут назад было яркое противостояние, сейчас осталось не так много людей, максимум, 1-2 тысячи.

Лобков: Похоже, задерживают Бориса Немцова. На импровизированной трибуне Борис Немцов отбивается от полицейского. Он спускается с трибуны, добровольно отдается в руки полиции. Это напоминает, скорее, переговоры, чем задержание. Тем не менее, его берут под руки в ходе этих переговоров. Нужно отметить, что не прапорщики, не рядовые, а какие-то крупные полицейские чины занимаются этими арестами. К этому моменту трое активистов оппозиции – Навальный, Удальцов и Немцов – задержаны.

Олевский: Люди скандируют «Позор!», но на самом деле уже никаких столкновений не происходит. Осталось совсем немного людей.

Лобков: Сидячая забастовка уже прекратилась, как я понимаю? Всех лидеров задержали.

Олевский: Собственно, руководить протестом некому. Люди не хотят расходиться, но и никаких активных действий уже не предпринимают. Интересно, что происходит на Болотной площади, там очень много людей, не видно, чтобы кто-то выступал. Они стоят, заперты цепью ОМОНа с одной стороны, с другой стороны, там металлические ограждения, они никуда уйти не могут. Некоторые уже просто выглядят как зеваки-наблюдатели. Все, видимо, ждут, чем все закончится. Можно сказать, что острая фаза завершилась, теперь останется наблюдать за тем, как участники будут расходиться. Несколько человек до сих пор сидят на асфальте, это группа людей, которые приехали из Санкт-Петербурга. Они красиво рассказывали о том, как они добирались. Сейчас полицейские шеренгой пошли выдавливать людей на Якиманку. Повернувшись спинами к ним, люди уходят.

Лобков: Фактически из известных оппозиционеров рядом с вами остается Геннадий Гудков, Илья Пономарев.

Олевский: Илья Пономарев проявился, он один раз пытался отбить Удальцова, предотвратить его задержание. Один раз ему это сделать удалось. Сам он утверждает, что будет настаивать на вызове Владимира Колокольцева в Госдуму для объяснения и уверяет, что мирный протест граждан был законный.

Лобков: Сложилось такое впечатление, что после приезда Владимира Колокольцева реакция полиции ужесточилась. Как раз чиновники с большими звездами на погонах осуществляли аресты. Можно ли сказать, что после какого-то определенного момента полиция пошла в резкое наступление, что им был отдан такой приказ?

Олевский: Это происходит довольно спокойно, это не сопровождается столкновениями, в которых могут пострадать люди.

Лобков: Им есть, куда отступать? Станция метро довольно далеко, вход в него закрыт.

Олевский: Проход абсолютно свободный, можно спокойно уйти. Люди отошли, повернулись и начали скандировать опять, демонстрируя, что дальше отступать не намерены.

Лобков: Мы получаем картинку того, что происходит совсем недалеко от нас – в окрестностях кинотеатра «Ударник», Болотной площади и Большого каменного моста. Через Москва-реку от этих мест находится Кремль, где сейчас интенсивно готовятся к завтрашней инаугурации Владимира Путина. Все это создает для завтрашнего события очень странный фон. Мы видим, происходят отдельные стычки между полицией и участниками марша. Постепенно людей становится меньше. Это съемки со стороны Болотной площади.

В Москве сегодня проходят два митинга. Первый – тот, который мы показывали сейчас, второй – митинг в поддержку Путина. Общероссийский народный фронт отмечает годовщину со дня образования, мы переключаемся на Поклонную гору.