Лекции
Кино
TED BBC
«У всех есть одна вещь по праву рождения — это чувство достоинства»: почему благотворители не «грантоеды» и не «святые», а бездомные не «сами виноваты»
Обсуждают журналист Вера Шенгелия и благотворитель Григорий Свердлин
Смотреть
56:50
0 1297

«У всех есть одна вещь по праву рождения — это чувство достоинства»: почему благотворители не «грантоеды» и не «святые», а бездомные не «сами виноваты»

— Диалоги
Обсуждают журналист Вера Шенгелия и благотворитель Григорий Свердлин
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

Благотворительность уже давно перестала быть чем-то необычным, но у людей до сих пор сохранились неправильные представления о методах работы благотворителей, их мотивации и вариантах реальной помощи нуждающимся. Журналист Вера Шенгелия и благотворитель Григорий Свердлин развенчали неправильные стереотипы и рассказали, чем благотворители занимаются на самом деле.

К. Гордеева: Здравствуйте. Скажу пару слов. Это не будет являться ни предметом обсуждения, ни предметом дискуссии, но так или иначе, о чем бы мы сегодня ни говорили, мы держим в голове, что сейчас лишены свободы несколько человек. В их числе режиссер Кирилл Серебренников, наш друг и наш выдающийся современник. И обсуждать тут, в общем, нечего и говорить не о чем, но это ставит вопрос перед каждым из нас — что ты делаешь и как ты живешь, и может ли однажды всё то, что ты делаешь, быть обращено против тебя? В том числе это касается благотворительности и попыток изменить мир в какую-то лучшую сторону.

Вера Шенгелия и Григорий Свердлин, представители моих самых любимых благотворительных проектов последнего времени. Они очень боялись, что их разговор не будет дискуссией, а будет борьбой добра с добром. Но тут выяснилось, что каждый из них не любит применительно к себе слово «благотворитель».

Собственно, мой первый вопрос, почему? Чем вам так не пришлось это слово и почему вы не благотворители? А если вы не благотворители, то кто вы?

Г. Свердлин: Здравствуйте. Конечно, если явление есть, то должно быть слово, которое его обозначает, и никакого неистового отторжения к слову «благотворительность» я не испытываю. Но мне кажется, что в России, где благотворительность очень молодая — ей немногим больше 20-ти лет, а почти 80 лет в нашей стране никакой благотворительности, к сожалению, не было — так вот в российской благотворительности есть два полярных подхода. Или это такое отношение: «Понятно, чем вы там занимаетесь. Деньги пилите, грантоеды. В общем, всё ясно, зачем вы туда пошли». Или, наоборот, это взгляд откуда-то снизу вверх: «Вы подвижники, святые, невероятные люди!» Ни то, ни другое, не имеет много общего с реальностью. Мне кажется, что это обычное, в общем-то, дело, и очень хочется, чтобы люди привыкли к тому, что есть организации, фонды, которые по тем или иным причинам решили, что важно помогать тем, кто находится в ПНИ, важно помогать бездомным, важно помогать онкобольным. И спокойно день за днем этим занимаются без какой-то истерики и надрыва.

В самом слове «благотворительность» есть вот этот вот благо. Ну, странно себя воспринимать как человека, который просыпается утром и думает: «Пойду-ка я сделаю немножко блага». Ни я, ни мои коллеги — мы, конечно, так не думаем. Мы просто приходим на работу и упрямо, день за днем...

К. Гордеева: Делаем немножко блага.

Г. Свердлин: Делаем то, во что верим. В общем, нам повезло, мы счастливые люди. Это, конечно, тяжелая работа, и мы, наверное, еще поговорим, почему. Но мы делаем то, во что верим, и мне кажется, мало кому так везет.

В. Шенгелия: Я думаю, что еще важно понимать, в чем разница между мной и Гришей. Гриша-то без истерики и надрыва, а я-то как раз в истерике и надрыве бесконечном. Потому что Гриша, правда, занимается этим системно, он руководит фондом, делает это совершенно блестяще. Уж кому-кому, а питерцам не нужно рассказывать, как вообще «Ночлежка» известна, как вы собираете деньги, как вы работаете. Это всё вызывает бесконечное восхищение.

У меня немножко другая история. Я изначально журналист, и есть некая тема, к которой я прилепилась, тема людей с разного рода инвалидностью, в которой я хаотично плаваю: то текст напишу, то схожу волонтером в психоневрологический интернат, то...

К. Гордеева: То фонд организую.

В. Шенгелия: Да, то фонд организую. Но при этом там не работая, оставаясь попечителем. Поэтому в моем деле, конечно, довольно много истерики и надрыва, и я даже перестала уже по этому поводу расстраиваться, потому что думаю, что в этом есть некоторый смысл. Поэтому я не люблю слово «благотворительность» — оно просто ко мне не очень имеет отношение.

Читать
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?
Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски
Популярное
«Наш потолок — проспект Андропова»: Дмитрий Быков о появлении в Вашингтоне площади Немцова