Поддержать программу
Искусственный отбор
08:59
12 сентября

Жизнь, посвященная Иву Сен-Лорану: чем запомнился партнер великого модельера Пьер Берже

6 033
0

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Расписание
Следующий выпуск
27 сентября 14:25
воскресенье: 10:45, 21:45
понедельник: 03:45
среда: 14:25
четверг: 05:45, 14:25, 16:45, 20:45
пятница: 05:45, 14:20

На прошлой неделе во Франции умер Пьер Берже. Основатель дома Yves Saint Laurent, многолетний партнер и гражданский муж Сен-Лорана, бизнесмен, меценат и коллекционер. Ему было 86. Каким мы его запомним? 

Берже — человек, который всю жизнь посвятил любимому человеку и практически всегда оставался в его тени. С 1958 года и до самой смерти Сен-Лорана он был его верным компаньоном и продюсером. Фактически он и сделал те самые три буквы, которые стали символом утонченности и роскоши в мире. А после ухода модельера из жизни Берже так и не смог с ним окончательно расстаться. Писал ему — туда, в иной мир, трогательные любовные письма, как будто они и не знакомы больше полувека, а вот только сейчас познакомились. Их даже выпустили отдельной книгой, которую безумно интересно читать. Там Берже общается с Сен-Лораном как с живым человеком, как будто тот в далеком путешествии, из которого обязательно вернется.
Кроме того, до последнего вздоха бизнесмен занимался работами по открытию двух музеев, посвященных модельеру, в Париже и Марракеше. Но не дожил. Нельзя сказать, что у них все было гладко. Скандалы, расставания и даже продажа акций дома конкуренту Франсуа Пино — все это было. Вел он и параллельную социально-политическую жизнь, был ответственным бизнесменом. Вкладывал деньги в СМИ, газету Le Monde и журнал Le Nouvel Observateur, спонсировал благотворительные кампании, в том числе по борьбе с ВИЧ, бился за легализацию однополых браков, и победил, как мы видим. Но все равно это неглавное. «Я стал бизнесменом только потому, что это было нужно Сен-Лорану», — так сказал Берже в интервью New York Times. Потому и получилась легенда, про которую теперь снимают кино.

За последние несколько лет мы видели несколько байопиков, посвященных Сен-Лорану, в которых Пьер Берже был ключевой фигурой. Потому одну из картин он отверг и разнес, на другую, наоборот, дал денег.  Протест вызвал фильм Бертрана Бонелло, где Сен-Лорана играет Гаспар Ульель, а создатели сосредоточились на карьерном взлете модельера, его групповых оргиях и ссорах с Берже, конфликтном характере, галлюцинациях, наркотиках, и интригах. Явно порнографическая эстетика была выбрана для написания портрета Сен-Лорана и его перверсивных отношений с Берже. Бонелло явно не старался ничего приукрасить, получилось жестко и откровенно, местами очень. Сен-Лоран здесь конфликтный персонаж, нервный и неуверенный в себе. Неудивительно, что Берже, говорят, пообещал засудить режиссера, у которого вконец развязались руки.

Зато другой режиссер, Джалиль Леспер, Берже удовлетворил. Он сосредоточился на любовной линии, получился такой сладкий ромком. Ива играет Пьер Нини, а его приятеля — Гийом Гайен. События картины разворачиваются в 1958 году, во время работы кутюрье во главе Дома Christian Dior, то есть во время их знакомства и взлета. Берже одобрил такой достаточно комплиментарный подход. И сказал, что фильм не занимает ничьей стороны. Вот здесь, мол, правда, а там у Бонелло — нет. «У каждого мужчины есть темная и светлая стороны. Моя жизнь с Ивом Сен-Лораном не была сказкой, но я бы не хотел ничего изменить. Автору этого фильма, Джалилю, я полностью доверяю и принимаю его позицию», — заявил он.

Наиболее достоверную версию отношений с Ивом Сен-Лораном Берже изложил уже в последующей громкой документальной картине, которая символично называется «Ив Сен-Лоран: Сумасшедшая любовь». Снял это кино известный во Франции видеохудожник, фотограф, скульптор и живописец Пьер Торретон. Внутри — самые яркие моменты из биографии двух успешных людей. Прекрасно передана атмосфера безумных и удивительных лихих 60-х и 70-х, когда марка модельного дома Yves Saint Laurent  стала набирать силу. Первые показы, вечеринки со звездами, ответы на опросник Пруста. Но главная ставка — на фотоархив, каждый кадр разбирается очень подробно. «Я стремился создать у зрителей впечатление, будто за кинокамерой находится сам Ив Сен-Лоран и устраивает нам экскурсию по своим необыкновенным домам во Франции и Марокко», — вот такую задачу поставил он перед собой. Но главная тема — это все-таки страсть между двумя талантливыми людьми, которая привела к успеху. 

Был Пьер Берже и культуртрегером, большим поклонником искусства и коллекционером. Его страсть к искусству началась еще в 1948 году, со знакомством с художником Бернаром Бюффе. И после дружил со многими современными авторами, в том числе с Жаном Кокто. В итоге собрал внушительную коллекцию, которую продал в 2009 году на аукционе Christie’s, который проводили три дня в Гран Пале в Париже. 

Была и еще одна страсть Пьера Берже. «Литература — это не музыка, это слова, которые имеют смысл», — так он говорил. Тысячи томов тогда ушли с молотка. Он же расстается со своей драгоценной библиотекой, которую собирал 65 лет. В библиотеке Пьера Берже  были редкие книги, партитуры, рукописи с XV до ХХ века: первоиздания, автографы великих, книги художников. Кроме того, распродал он и свое многочисленное искусство. А это, между прочим, работы Анри Матисса, любимого художника Берже, Пита Мондриана, Константина Бранкузи, Пабло Пикассо, Поля Сезанна, а также средневековые эмали, миниатюры и изделия из серебра. В общем, тогда удалось выручить за это сокровище почти 400 миллионов евро. А аукцион по праву назвали «распродажей века».

После этого Берже и приступил к реализации своей заветной идеи — начал активно заниматься музеем дома моды, который вскоре должен открыться в Марракеше и в Париже. Там должно было вновь все быть посвящено увековеченью памяти Ива Сен-Лорана. Большое открытие должно было случиться уже в начале октября. В Париже по адресу 5 avenue Marceau в родном 16 округе, в Марракеше — в их ботаническом саду Мажорель, где покоится прах модельера. Теперь справедливость восстановлена. Сен-Лоран и Берже снова вместе. Видимо, в том самом саду в Марракеше.