Поддержать программу

«Вандалы», некрофилы и Павленский: лучшие фильмы фестиваля Perform

Ведущие:
Денис Катаев
2 796
0

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку

В эти дни в Москве показывают лучшие документальные фильмы об искусстве. Все это проходит в рамках фестиваля Perform, картины представляют, кстати, совсем близко с артом — непосредственно в музеях, в Третьяковской галерее, «Гараже», или в центре дизайна ARTPLAY. Смотр продлится весь июль, поэтому выбрать есть из чего. Чтобы облегчить вам жизнь, по традиции, отобрал лучшие проекты, которые стоит увидеть в ближайшее время. 

Начнем с искусства радикального и протестного, все-таки и название фестиваля Perform отсылает к такому. Это касатется новой картины о таких художниках как Петр Павленский, которая красноречиво и по-акционистки называется «Вандалы». Это смелое экспериментальное высказывание — главных анфан террибль современного российского арт-пространства от режиссера Дарьи Хреновой, которая уже сняла картину про того же Павленского под названием «Голая жизнь». Теперь пришло время встроить его в контекст.

Сам Павленский уже переехал во Францию, где получил политическое убежище, а про него продолжают снимать фильмы на родине. Что роднит две картины этого режиссера о Павленском, так это убеждения художника: их он готов защищать и подтверждать каждую секунду, невзирая на сопротивление, до последнего. Что и требовалось доказать. Правда, если в том кино была, прежде всего, интересна именно его личность, интимная сторона его биографии, то здесь на первый план снова выходит акционизм. Но здесь он уже лишь одна из фигур этого движения, лишь закономерная последовательность. Все-таки больше это киноальманах, посвященный разным героям, от истоков к нашему времени. В том числе, конечно, первопроходцам московского акционизма. Бренер, Тер Оганьян, Кулик — куда без этих легендарных имен? И Павленский бы не сформировался. Как художники влияют на власть и наоборот? Почему акционистов сегодня стали приравнивать к уголовным преступникам? И где грань между актом искусства и нарушением общественного порядка? Такие актуальные вопросы ставит перед собой автор этой чрезвычайно острого документального фильма.

Смотрели «Сказки Пушкина» Роберта Уилсона в Театре Наций? Или его же «Травиату» в Перми? Тогда точно понимаете, о каком режиссере будет следующее кино. Это современная легенда, создатель формального и узнаваемого театра. Для нашего зрителя Уилсон – инопланетный гость с какой-то своей особой школой, остраненной и совсем не психологичной игры. Здесь попытка разобраться в мего методиках на примере его легендарной летней школы.

Ну и правда, надо просто понять, как это работает. Не все же готовы к такому концептуальному повествованию. Стерильное пустынное пространство, актеры-роботы с четкими и отрепетированными движениями, формальная игра – все это фирменные приемы Уилсона, которые он передает здесь в своей знаменитой на весь мир международной летней школе. О том, как там проходит обучение, о его учениках и его догмах в этом кино и рассказывается. Это специфическая творческая мастерская на месяц для молодых и начинающих артистов.

Программа лаборатории включает ежедневные мастер-классы с Робертом Уилсоном и его коллегами, мастерами своего дела. В фильме ему ассистируют Джим Джармуш, Филипп Гласс, Даниэль Либескинд, Димитрис Папаиоанну и наш Евгений Миронов, который тоже присоединился как-то к этой программе. В общем, здесь мы получаем уникальную возможность заглянуть в этот необычный мир репетиций Уилсона фактически бесплатно и, не выезжая из Москвы, посягнуть на его личное пространство. Надо знать при этом, что Уилсон очень закрытый человек, не любит ничего рассказывать, тем более открывать свои тайны, здесь же мастер идет на это смело. «Пространство для жизни» — это, получается, мастер-класс, который любой театрал пропустить не сможет, потому что проект и правда беспрецедентный, ведь внутри еще столько бесценных советов для художников, так что я вам настоятельно рекомендую.

Сегодня снова актуальна тема гонений на непохожих художников, на тех, кто отличается от массового запроса. В этой связи очень полезно будет посмотреть следующее кино. Это игровой фильм, байопик про неординарного и неоднозначного австрийского художника Эгона Шиле. Он тоже был тогда, в начале 20-го, в Вене не ко двору, зато теперь — всеми любим.

«Смерть и девушка» — это одна из самых знаменитых картин Шиле, где изображены он и его возлюбленная. Вокруг их отношений и построено это кино. Шиле — одна из самых хрупких и драматичных фигур на венской художественной сцене. Он входит в тот самый «Клуб 27», молодых и красивых, которые умирают на пике своей карьеры и запоминаются на всю жизнь. Потому его искусство такое болезненное и изломанное, настолько тонкое, как будто вот сейчас и порвется. Это вам не пышный Климт, здесь все на полутонах и очень аккуратно, но все-таки с чувством и экспрессией, как будто навзрыд, как и было в его отношениях с той самой Валли, которой он посвятил много своих шедевров. Все это было переплетено —  чувства и творческие порывы, оттого так запутанно и так проблематично, — в его биографию. А еще Шиле — это, конечно, целиком про великую аристократическую красоту. Вот и кино о том же. Навсегда запомню диалог про этого художника из фильма «Жизнь Адель» Кешиша, Шиле притягивает каким-то магнитом.

На фестивале Perform вы сможете познакомиться с еще одной неординарной личностью. Это Роуз Хартман, фотограф и писатель из Нью-Йорка, которая лучше всех, пожалуй, задокументировала жизнь нью-йоркской богемы XX века. 

Мик Джаггер, Дэвид Боуи, Вуди Аллен, Энди Уорхол, Наоми Кэмпбелл, Кейт Мосс и даже Эрнест Хемингуэй — все побывали в ее объективе, такими и запомнились. Она как и Мэплторп, например, была летописцем эпохи «Студии 54». Все тогдашние светские персонажи были ее клиентами. Да и она сама была звездой — очень экстравагантной женщиной, которая теперь решилась на исповедь. О ней в России мало знают, поэтому самое время восполнить пробелы. Тем более, что снимки ее наверняка многим знакомы. Ее называли грубой и вульгарной, но все это неважно, главное — она и правда невероятный фотограф. Профессия на лицо.

Еще одна русская картина из программы — концептуальная вещь, в стилистике наших некрореалистов, то есть тех авторов, которые эстетизируют смерть. «Федор» — это портрет художника, который как раз к этой смерти и готовится. Давайте на него посмотрим.

Как сказано у авторов этой картины: «он предал всех, кто его любил, променял cчастливую семейную жизнь на прозябание в нищете внутри заброшенного подвала, возроптал на все человечество с его моралями и устоями и бросил вызов Богу». В общем, нам предлагается взглянуть на аскетичную жизнь человека, который решил с ней, с жизнью, расстаться. И делает из этого тоже свой художественный проект, возможно, самый важный в своей творческой биографии. Он писал в стол, его картины никто не видел — возможно, смерть изменит это положение вещей. Ведь смерть и правда все меняет в нашей жизни и превращает проблемного человека при жизни, в сакрального после нее.

Это смертельная и мрачная эстетика — тоже наследие нашей художественной школы, наша визитная карточка, потому фильм очень показтельный и в какой-то степени типичный российский видео арт в традициях Евгения Юфита. Он же тоже свои фильмы снимал, подражая Бунюэлю и Дали в стилистике. А здесь все то же: рваный монтаж, вычурная визуальность и много, много, очень много бессмысленного движения. А главное — предчувствие смерти в каждом кадре. Для особых эстетов.

И напоследок вернемся к акционизму и к одному из его родоначальников — Олегу Мавроматти. В программе Perform покажут и его новый фильм эксперимент «Страус, обезьяна и могила», социально-политический проект, который описывается самим создателем так: «это антимилитаристская драма, где видеоблогер с особенностями психического развития ведет диалог со своей воображаемой аудиторией на фоне конфликта в Луганской области».

Фото: Анатолий Жданов/Коммерсантъ