Поддержать программу
Искусственный отбор
12:14
24 октября
События

Фламандский рыцарь красоты оккупировал Эрмитаж

Денис Катаев о выставке Яна Фабра «Рыцарь отчаяния — воин красоты» и итогах фестиваля West Wind
Ведущие:
Денис Катаев
2 487
0
Расписание
Следующий выпуск
12 декабря 14:25
воскресенье: 11:45, 22:45
понедельник: 01:45, 03:45, 14:25, 17:45, 20:45
вторник: 01:45, 03:45, 08:45

Прошедший уик-энд доказал, что Россия все-таки, несмотря ни на что, еще находится в центре международной культурной жизни, а Санкт Петербург наш самый европейских город. Именно там прошли важные события. В Эрмитаже открылась выставка важного фламандского художника Яна Фабра, интервью с которым вы смотрели в предыдущем выпуске. А в кинотеатре «Англетера» показывали лучшие европейские фильмы последнего времени. 

«Современного искусства не существует». Смотрите также интервью с Яном Фабром

Ян Фабр — фдамандский режиссер, художник, перформансист. Универсальный автор возрожденческого размаха, человек, который сочетает в себе искусство, науку и историю. Вот если говорят про мультижанровых и мультифункциональных творцов —  то это про него. Это наш современный Босх, Рубенс и Леонардо да Винчи в одном лице. И вот теперь его выставка под названием «Рыцарь отчаяния — воин красоты» открылась в Эрмитаже, а еще в Главном штабе.

Чтобы познакомиться с ним подробнее вам надо либо поехать на следующее представление его  представления «Гора Олимп», которое он показывает по всей Европе. Физиологический перформанс по древнегреческим мифам идет 24 часа. На это выдержка нужна.

Главным условием   было ничего не трогать, не двигать, а аккуратно вписать. Что скрупулезно и делали в течение трех лет. Это очень дорогой и важный проект. В первую очередь для понимания искусства, его течения, развития. Ведь главная цель самого автора — доказать, что никакого современного искусства не существует. Есть плохое и хорошее, а все остальное взаимосвязано.

Ян Фабр любит повторять что, частенько  классические художники бывают гораздо более современными, чем самые авангардные современные авторы. У того же Босха нам еще многому можно поучиться. В этом году отмечали юбилей его, можно было в этом наглядно убедиться. Потому Ян Фабр больше двухсот своих работ раскидал символично по разным залам главного музея страны, в том числе, например, рядом со своими родными фламандскими авторами, ведь он наследник этих традиций. А внутри все его знаковое искусство.

Некоторые работы  эталонные, его визитные карточки, другие создавались специально для Эрмитажа. Есть там и рисунки, выполненные собственной кровью. И инсталляции, откуда это кровь вытекает, Чтобы опять же подчеркнуть это кровное родство. И снова темы творчества и смерти под разными углами зрения. Например его знаменитые собаки — восемь зеленых мозаик, окруженных предметами связанными со смертью, черепами и костями. Собаки — символ верности. Или фирменные скульптуры в виде черепов, инкурстированные надкрыльями жуков-скарабеев, он их постоянно использует, это тоже символ смерти. А еще чучела собак и кошек, которых он подобрал на дороге, они были кем то сбиты. И теперь выполняют иную функцию. Или скульптуры из человеческих костей, такие арт-скелеты. Есть там и свой павлин, знаете же знаменитый Эрмитажный. Его чучело соотносится с висящими там картинами его соотечественника Снейдерса. Так отыгран знаменитый фламандский мотив. С помощью расположенного рядом лебедя, например.

А еще Ян Фабр буквально оккупировал Зимний дворец. На выставке показывают его новый перформанс, где он в доспехах фламандского рыцаря ходит по залам Эрмитажа, прикасается губами к золоту колонн, целует в щеки знакомых художников. Так он снова подчеркивает ту самую преемственность, за которую готов биться с забралом. А в итоге достигать своей главной цели — красоты.

А в кинотеатре «Англетер» на прошлой неделе проходил фестиваль европейского кино West Wind. Во время напряженных политических отношений, единственный мостик, который, похоже, остается между Россией и Европой — это как раз подобные инициативы. И он весь крепкий. Показывали там важные фильмы, которые по разным причинам, до проката не дошли. Но на фестивалях в Каннах и Берлине, например, наделали много шума. Для понимания контекста и времени нужно было показать это и нам. Большая часть картин — это претенденты на «Оскар» в категории «Лучший иностранный фильм». Но главное — это культурные связи, которые несмотря ни на что не должны прерваться. И это главная задача организаторов.

Что важно все фильмы: хоть комедии, хоть политические триллеры, дают представление о современном положении дел в Старом свете. И даже исторические ленты такие, что интересны по разным причинам и у нас, и в Европе, и, конечно, в первую очередь, все они про современность. Например, взять хотя бы вот  немецкий фильм «В лабиринте молчания». 

Эта картина вписывается в традицию лучших немецких фильмов, в которых авторы пытаются разобраться в наследии нацизма и проблемах послевоенной Германии. Снова про память, про то, чтобы помнили, потому что забывать нельзя, иначе и в сегодняшних проблемах не разобраться. Здесь снова послевоенная Германия, 50-е годы, это — про след Холокоста. Выживший в Освенциме свидетель узнает в школьном учителе эсэсовца. Вот повод для нового масштабного процесса. Но у Германии другие проблемы — покончить бы с прошлым, никто не хочет ворошить грязное белье. А нацисткие преступники пользуются этой ситуацией, занимают высокие посты в новой стране, некоторым удается сбежать. А правду ждать никто не хочет. Но есть люди, которые все-таки нашли в себе силы преодолеть это непонимание и лицемерие. Это снова важный взгляд на нацистскую травму, на попытках его вытравления, иногда по своей сути тоже не очень гуманных. Но забывать нельзя — про это и фильм. Про это и пытаются сегодня говорить многие европейские кинематографисты.

 Изображение: выставка «Рыцарь отчаяния — воин красоты»