Поддержать программу

«Галилео. Опера для скрипки и ученого»: Денис Катаев об экспериментальной постановке, где современную музыку наложили на научный текст

Ведущие:
Денис Катаев
2 913
0

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку

В только что открывшемся театральном дворе Электротеатра «Станиславский» художественный руководитель Борис Юхананов показал свой очередной синтетический проект, завершающий сезон, спектакль под открытым небом – «Galileo. Опера для скрипки и ученого». Здесь никто не поет, а наука скрещивается с искусством, современными композиторами и учеными трактатами. 

Эта опера многогранная, множественна настолько, насколько множественен и образ самого главного героя  Галилео Галилея. Ведь он примечателен,  прежде всего, своим универсализмом. В нем, как и в героях Томаса Манна, слились две стихии. Он был не только известным ученым, который страстно боролся за утверждение гелиоцентризма, но еще и знатоком музыки, который уделял ее исследованию много времени. Кроме того, его отец Винченцо Галилели был теоретиком музыки, композитором, который, возможно, и ввел этот жанр, оперу, в обиход, еще тогда в середине XVI века, в «добаховскую» эпоху.

То есть, несмотря на то, что опера у Бориса Юхананова и его композиторов получилась современная, все же это в какой то степени возвращение к истокам, к хорошо забытому старому, ведь так и было во времена Галилея, когда еще не пели. Музыка была, но особая.

В этом универсуме все действующие лица как раз и крутятся вокруг главного героя Галилея. Его играет настоящий ученый, знаменитый российский физик Григорий Амосов. Он сам написал текст постановки.

Партитура состоит из  пяти частей, соответственно, их написали пять современных композиторов, которых в «Электротеатре» уже смело можно называть резидентами. Это Дмитрий Курляндский, Сергей Невский, Павел Карманов, Кузьма Бодров и Кирилл Чернегин. В центре всего главная исполнительница скрипка, с которой виртуозно справляется ведущая солистка проекта — заслуженная артистка РФ Елена Ревич.

Все вместо это выглядит как эффектная месса какой то масонской ложи, прямо как фильме «С широко закрытыми глазами», ведь вместо исполнителей — то ли инквизиторы, то ли монахи тайного ордена в огненно-красных одеяниях. Всех тех, кто верит в такое радикальное искусство и можно назвать масонами.