«Сложно представить жизнь такой, какой она была». «Колумбайн» 20 лет спустя: воспоминания очевидцев

20 апреля, 03:34 Виктория Сальникова
3 191

В субботу, 20 апреля, исполняется 20 лет со дня массового убийства в американской школе «Колумбайн». В этот день в 1999 году двое вооруженных старшеклассников убили 13 человек и покончили с собой. Это самое громкое и одно из самых кровавых нападений на американские школы. Оно стало феноменом поп-культуры, а само слово «Колумбайн» — синонимом бойни в учебном заведении.

Старшая школа «Колумбайн» находится в округе Джефферсон, штат Колорадо. В 1999 году в ней учились двое друзей — 18-летний Эрик Харрис и 17-летний Дилан Клиболд. В школе они были изгоями, над ними издевались. Харрис консультировался у психотерапевта: он страдал от депрессии, жаловался на чувство злости и суицидальные мысли.

20 апреля 1999 года около 11 утра Харрис и Клиболд принесли в школьную столовую сумки, в которых лежали бомбы с часовым механизмом. Перед этим они записали видео, в котором рассказали о своих планах. 

Выйдя на улицу, они стали ждать взрыв. У школьников было с собой огнестрельное оружие, в том числе самозарядный карабин и помповое ружье. Они планировали расстреливать детей, которые в панике выбегут из школы.

Бомбы не сработали. Тогда Харрис и Клиболд достали оружие и открыли стрельбу. Первой их жертвой стала Рейчел Скотт, которая сидела на газоне у входа в школу. Всего в бойне погибли 13 человек — 12 школьников и учитель. Еще 23 человека были ранены.

«Я никогда не сломаюсь»

Первыми в школу через 47 минут после начала стрельбы вошли бойцы полицейского спецназа SWAT. «Я никогда не думал, что увижу нечто подобное в своей карьере. Погибло так много детей», — сказал Associated Press накануне 20-летней годовщины офицер Грант Уитус. 

После стрельбы в «Колумбайне» некоторые офицеры не смогли справиться с эмоциональным потрясением. К 2002 году из десяти членов штурмовой группы остались лишь трое — остальные либо перевелись в другие подразделения, либо уволились со службы.

Бойцам предлагали помощь психотерапевтов, но они отказывались, опасаясь стигматизации. Уитус говорит, что считал терапию проявлением слабости: «Если бы меня спросили, что должно произойти, прежде чем я сломаюсь, мой ответ бы был: я никогда не сломаюсь. Что бы ни случилось, что бы я ни увидел, что бы я ни сделал, я никогда не сломаюсь». После захвата заложников в колорадской школе «Плат-Каньон» в 2006 году Уитус уволился.

Травма на всю жизнь

В 1999 году Шон Грейвс вместе с друзьями Дэниэлом Рорбофом и Лэнсом Кирклином поднимались по школьной лестнице, когда увидели Харриса и Клиболда с оружием в руках. Все трое решили, что это розыгрыш, и пошли им навстречу. По подросткам открыли огонь. Рорбоф погиб. Шон Грейвс получил шесть пулевых ранений и долгие годы провел в инвалидном кресле.

«Трудно представить, что прошло уже 20 лет. Мне было 15, когда в меня стреляли. Мне сложно представить жизнь такой, какой она была до этого», — сказал NBC News Шон Грейвс. Он говорит, что жертвами стали все, кто был в тот день в «Колумбайне»: «Есть люди, которые были ранены физически, есть люди, которые потеряли свои жизни, а есть люди, которые эмоционально травмированы на всю оставшуюся жизнь. И я хочу, чтобы они знали, нуждаться в лечении — это нормально. Некоторые люди никогда не вылечатся. Физически я никогда не исцелюсь, но эмоционально, думаю, я на правильном пути».

Хор Христианского университета Колорадо на поминальной службе в местной церкви в канун 20-й годовщины массового убийства. Фото: Rick Wilking / Associated Press

16-летняя Лорен Картайя успела убежать из школы. Ее 17-летний брат Зак в течение трех часов прятался в одном из классов с одноклассниками. Сейчас им 36 и 37, и они признаются, что в подробностях помнят тот день.

«Одна из моих подруг смеялась, говорила, что боится умереть девственницей. Девушка помочилась в термос мистера Андреса, и мы никогда ему об этом не говорили. Мы сняли плиты с потолка и подписали их на случай своей смерти», — вспоминает Зак в интервью MPR News.

Лорен и Зак рассказали, что после трагедии в «Колумбайне» долгое время не могли справиться с гневом. Сегодня Зак — соучредитель организации, которая работает с пострадавшими от массовой стрельбы.

Саманта Хевиленд, председатель совета директоров общеобразовательных школ Денвера, тоже была ученицей «Колумбайна». Она по-прежнему страдает от посттравматического стрессового расстройства. Хевиленд говорит, что ей тяжело было осознать, что она выжила, а ее друзья — нет.

«Мы сидим в классе, и я вижу просвет под дверью, а в нем — чьи-то шаги. И тут кто-то дергает дверь, проверяя, закрыта ли она. Кровь прилила к лицу, секунда паники — я чуть было не потеряла сознание прямо перед моими учениками», — рассказала Хевиленд «Би-би-си».

Когда женщину спросили, что она хотела бы сказать всем выжившим, она посоветовала «быть терпеливее к самому себе»: «Прошло 20 лет, но мы, выжившие в „Колумбайне“, все еще боремся кое с чем. Это горе и его приятие будут угасать и снова разгораться. <…> Не отрицайте себя, ведь кому-то еще хуже. Примите и уважайте свой опыт, и найдите кого-то, чтобы пройти через это».

 

Популярное у подписчиков Дождя за неделю