Наказание длиной в 2583 года: как «Роснефть» осталась без 3 млрд рублей

Репортаж из суда по иску нефтяной компании к РБК

Арбитражный суд Москвы обязал медиахолдинг РБК и его журналистов выплатить 390 тысяч рублей по иску госкомпании «Роснефть» в качестве компенсации за ущерб репутации. Иск удовлетворен частично — «Роснефть» требовала взыскать с журналистов 3,179 миллиарда рублей — рекордную сумму компенсации в истории российских СМИ.

Поводом для иска госкорпорации стала статья «Сечин попросил правительство защитить „Роснефть“ от BP», опубликаванная в апреле. В ней со ссылкой на источники утверждалось, что глава «Роснефти» Игорь Сечин просил правительство обязать покупателей 19,5% акций госкомпании не заключать акционерное соглашение с другим инвестором, британской BP, чтобы та не смогла получить блокирующий пакет акций и не могла влиять на принятие решений.

Ответчиками по иску стали учредитель РБК ООО «БизнесПресс», телеканал РБК, а также авторы статьи Тимофей Дзядко, Людмила Подобедова, Максим Товкайло и ведущий РБК-ТВ Константин Бочкарев.

Сначала в заявлении речь шла только об опровержении статьи, однако спустя три месяца после подачи иска, «Роснефть» потребовала с ответчиков «компенсации репутационного вреда». Экспертиза Центра профессиональной оценки, к которой прибегла «Роснефть», оценила потенциальную потерю стоимости деловой репутации компании в 3,179 миллиарда рублей — из-за статьи для компании выросли риски «потенциальной будущей потери» контрактов с BP. При этом эксперты признали, что фактических финансовых потерь или убытков из-за материала компания не понесла.

На заседании в понедельник представитель «Роснефти» отметил, что исковые требования в более чем три миллиарда рублей равны 0,49% от стоимости ее деловой репутации, составляющей около 635 млрд рублей. Представители РБК неоднократно апеллировали к результатам экспертизы Центра профессиональной оценки. В медиакомпании настаивали на отсутствии доказательств того, что статья нанесла вред «Роснефти».

Фото: РИА Новости

Представитель нефтяной компании придерживался позиции, что статья РБК создала негативный фон, преодолеть который стоило больших усилий: главе «Роснефти» пришлось лично встречаться с представителями BP, чтобы «нормализовать отношения между компаниями». «Именно наши действия помогли этому, мы сработали на опережение ситуации. Игорь Иванович Сечин лично встречался с BP и разъяснял ситуацию», — заявил представитель «Роснефти».

Адвокат ответчиков настаивал, что при написании материала журналисты действовали профессионально: они сделали все возможное, чтобы опровергнуть или подтвердить полученную от своих источников информацию, и после перепроверки опубликовали ее. Издание также обратилось за комментарием к представителю «Роснефти», но тот отказался общаться с корреспондентом РБК Людмилой Подобедовой. На суде адвокат журналистов попросил вызвать в суд пресс-секретаря Михаила Леонтьева, чтобы тот подтвердил, «что ответчики сделали все возможное для того, чтобы официально доказать или опровергнуть информацию в статье еще до ее публикации». «Роснефть» выступила против вызова Леонтьева, объяснив это «затягиванием процесса». Судья отклонил ходатайство. 

Журналисты утверждают, что получили информацию об обращении Сечина к правительству от своих источников, которых не могут раскрыть, и тем самым подтвердить свою версию. Представитель РБК адвокат Евгений Резник просил отложить заседание до тех пор, пока ответчики не получат от членов правительства подтверждения того, о чем говорится в спорной статье. По словам Резника, в кабинете министров должны будут подтвердить, что менеджмент «Роснефти» предупреждал чиновников о возможных рисках приватизации. Адвокат напомнил, что издание направило соответствующие запросы премьер-министру Дмитрию Медведеву, министру экономического развития Максиму Орешкину, директору департамента корпоративного развития министерства Оксане Тарасенко, но пока не получило ответов. 

Представители РБК также заявляли, что намерение взыскать с издания и его журналистов три миллиарда рублей не отвечает «требованиям разумности и справедливости» и приведет к разорению журналистов: «нам кажется, что истец хочет не восстановить репутацию, а намерен нанести вред ответчику».

Один из ответчиков, журналист Максим Товкайло посчитал, что при его зарплате ему придется потратить 2583 года на выплату своей доли компенсации. По словам защитников, иски не должны ограничивать свободу слова, а иск «Роснефти» «прямо направлен на закрытие РБК и проблемы в личной жизни журналистов». Адвокат отметил, что решение в пользу госкомпании даст понять журналистам, что о «Роснефти» писать нельзя, а общество в этом не заинтересовано. 

«Попытка ответчиков заявить, что последствия приведут к закрытию РБК и банкротству журналистов — это не вопрос суда. Журналистам необходимо отвечать за совершенные ими поступки», — ответил на это представитель «Роснефти». Кроме того, представитель истца обвинял ответчиков в недобросовестности — они используют свои информационные площадки, чтобы активно освещать процесс.

В результате суд принял решение взыскать с ответчиков 390 тысяч рублей, а не 3,179 миллиардов, а также обязал удалить статью и опубликовать опровержение. В РБК заявили, что обжалуют решение. Пресс-секретарь и вице-президент «Роснефти» Михаил Леонтьев в разговоре с Дождем отказался комментировать решение суда.

Мария Борзунова, Соня Гройсман

Купить подписку
Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера