«Раздали оружие кое-кому».

Воспоминания Владимира Путина о путче 1991 года. Из книги «От первого лица»
Новости
20 августа 2015
8 799
0
Поделиться

24 года назад, 19 августа 1991 года, в СССР произошла попытка государственного переворота: в Москве был создан Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП), который просуществовал три дня. Дождь публикует воспоминания президента о тех событиях. Это отрывок из вышедшей в 2000 году книги «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным», представляющей собой развернутое интервью, подготовленное журналистами Андреем Колесниковым, Наталией Геворкян и Наталией Тимаковой.  

Помните популярный вопрос того времени: где вы были в ночь с 18 на 19 августа 1991 года?

— Я был в отпуске. И когда все началось, я очень переживал, что в такой момент оказался черт-те где. В Ленинград я на перекладных добрался 20-го. Мы с Собчаком практически переселились в Ленсовет. Ну не мы вдвоем, там куча народу была все эти дни, и мы вместе со всеми.

Выезжать из здания Ленсовета в эти дни было опасно. Но мы предприняли довольно много активных действий: ездили на Кировский завод, выступали перед рабочими, ездили на другие предприятия, причем чувствовали себя при этом довольно неуютно. Мы даже раздали оружие кое-кому. Правда, я свое табельное оружие держал в сейфе.

Народ нас везде поддерживал. Было ясно, что если кто-то захочет переломить ситуацию, будет огромное количество жертв. Собственно говоря, и все. Путч закончился. Разогнали путчистов.

А что вы сами думали о них?

Было ясно, что они своими действиями разваливают страну. В принципе, задача у них была благородная, как они, наверное, считали, удержание Советского Союза от развала. Но средства и методы, которые были избраны, только подталкивали к этому развалу. Я, когда увидел путчистов на экране, сразу понял все, приехали.

А если бы, предположим, путч закончился так, как они хотели? Вы — офицер КГБ. Вас с Собчаком наверняка бы судили.

Да ведь я уже не был офицером КГБ. Как только начался путч, я сразу решил, с кем я. Я точно знал, что по приказу путчистов никуда не пойду и на их стороне никогда не буду. Да, прекрасно понимал, что такое поведение расценили бы минимум как служебное преступление. Поэтому 20 августа во второй раз написал заявление об увольнении из органов.

А вдруг ему также не дали бы ход, как вашему первому заявлению?

Я сразу предупредил о такой возможности Собчака: «Анатолий Александрович, я писал уже однажды рапорт, он где-то «умер». Сейчас я вынужден сделать это повторно». Собчак тут же позвонил Крючкову, а потом и начальнику моего управления. И на следующий день мне сообщили, что рапорт подписан. Начальник управления у нас был убежденный коммунист, считавший: все, что делается путчистами, правильно. Однако он был очень порядочный человек, к которому я до сих пор отношусь с большим уважением.

Вы переживали?

Страшно. В самом деле, такая ломка жизни, с хрустом. Ведь до этого момента я не мог оценить всей глубины процессов, происходящих в стране. После возвращения из ГДР мне было ясно, что в России что-то происходит, но только в дни путча все те идеалы, те цели, которые были у меня, когда я шел работать в КГБ, рухнули. Конечно, это было фантастически трудно пережить, ведь большая часть моей жизни прошла в органах. Но выбор был сделан.

Когда вы вышли из партии?

Я не выходил. КПСС прекратила существование, я взял партийный билет, карточку, положил в стол – там все и лежит.

Как Питер пережил 93-й год?

Все было почти так же, как в Москве, только не стреляли. Мэрия к тому времени уже сидела в Смольном, депутаты — в Ленсовете.

То есть в Питере был практически такой же конфликт, как у Ельцина с Верховным Советом?

Да. Но важно, что тогда уже не было, как в 91-м, раскола среди правоохранительных органов. Руководство управления ФСБ – а возглавлял его тогда Виктор Черкесов – с самого начала заявило о своей поддержке мэра. Оно провело ряд мероприятий по задержанию экстремистов, которые устраивали провокации, собирались что-то взорвать, дестабилизировать обстановку. На этом все и закончилось.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.