«Мне запретили даже накрываться одеялом». Письмо главы Серпуховского района Александра Шестуна из СИЗО

22 июля, 16:48 Когершын Сагиева
22 486

Арестованный глава Серпуховского района Александр Шестун, которого обвиняют в незаконной передаче четырех земельных участков, находится сейчас в СИЗО «Лефортово». Он написал письмо члену Общественной наблюдательной комиссии и журналистке Дождя Когершын Сагиевой, в котором рассказал об условиях содержания в следственном изоляторе. В апреле Шестун записал видеообращение к Путину, в котором пожаловался на угрозы со стороны ФСБ и администрации президента.

«Прошу вас обратить [внимание] на массовое нарушение прав человека в СИЗО-2 „Лефортово“.

Больше месяца я находился в СИЗО-5 „Водник“ в спецблоке. Приобрел много различных товаров длительного пользования, выписал много газет и журналов, получал электронные письма со всей страны, оплатил в ГУП „Калужский“  множество товаров и даже не получил их.  

После прихода председателя СПЧ Федотова М.А. ко мне в СИЗО-5 с договоренностью между ним и начальником СИЗО Папушей Д.С. о заверении доверенности, чтобы я мог использовать свое конституционное право быть избранным (далее пропущено — прим. Дождь). Об этом неоднократно заявляла председатель ЦИК Памфилова Э.А. Однако ФСИН не выполнила договоренность и отправила меня в СИЗО-2 „Лефортово“.

Это бизнес такой у ФСИН. Сначала человек обустраивается, потом его без оснований переводят в другое СИЗО. Мое уголовное дело ведет СК РФ, а не ФСБ. Какова была необходимость переводить! Унизить и создать мне сложности?

Полагаю, что руководство ФСИН и других силовых ведомств мстят мне за активную гражданскую позицию.

Второй день ко мне не может попасть адвокат, а люди здесь не могут дождаться защитников неделями. Это грубейшее нарушение закона. СИЗО-2 „Лефортово“ устроено так, чтобы унизить заключенных, сломать их и подавить волю. Варварские условия содержания, нет горячей воды, нет электронных писем, нет спортзала, нет кафе, и магазин работает один раз в месяц.

Мне не дают мои теплые вещи, нарушая закон, я замерз, но мне запретили даже накрываться одеялом. Меня сегодня не пустили в баню из-за того, что мой сосед после операции не смог пойти. А условие [здесь] — [ходить в баню] вдвоем или никто.

Здесь дают пластиковый нож, который ничего не режет, в других СИЗО стальные. Таблетки мне долго не давали — после десяти напоминаний [дали], хотя у меня диабет. Не дают диеты, хотя мой диагноз говорит о необходимости особой еды».

Фото: Михаил Почуев / ТАСС

Популярное у подписчиков Дождя за неделю