«Самое жуткое было — смотреть, как опускается уровень бензина».

Очевидец, полиция и спасатели о снежной ловушке на оренбургской трассе
Новости
19:19, 6 января
75 332
23
Поделиться

В ночь на 3 января на трассе Оренбург-Орск десятки машин попали в сильнейшую снежную бурю. Из-за непогоды было парализовано движение, люди оказались заперты в своих автомобилях. По словам тех, кто пережил эту ночь, они ждали помощи около 16 часов. Однако в МЧС по Оренбургской области утверждают, что оперативные группы были направлены на трассу уже после первого звонка. Представитель МВД сообщил Дождю, что погиб один человек, предположительно, от переохлаждения. 

Фото: Урал56.ру

По информации ГУ МЧС по Оренбургской области, в ночь на 3 января на трассе Оренбург-Орск из-за метели и снегопада образовалась автомобильная пробка протяженностью около 40 километров. На следующий день, 4 января, пресс-служба МЧС сообщила, что из зоны затора сразу же эвакуировали больше 80 человек. 

На сайте МВД России 6 января появилось сообщение, что сотрудник полиции Данил Максудов во время спецоперации по спасению людей отдал ребенку свою куртку, а замерзающей девушке рукавицы, в результате чего получил серьезное обморожение рук.

В МВД Дождю сказали, что спасатели обнаружили тело мужчины на обочине трассы. Вероятная причина смерти — обморожение. Ранее вдова погибшего Эдуарда Зиннурова Ксения рассказала корреспонденту портала «Настоящее Время», что тело ее мужа нашел ее двоюродный брат на трассе лишь 4 января.  

Как рассказала Дождю представитель МЧС по Оренбургской области Татьяна Самойлова, после того как на номер 112 стали поступать звонки от застрявших в пробке людей, «на место была направлена оперативная группа Медногорского гарнизона и группа главного управления МЧС России по Оренбургской области. Все силы и средства были приведены в готовность и направлены к месту чрезвычайной ситуации». 

Пострадавшие не согласны с официальным отчетом об операции. Они говорят, что провели в ожидании около 16 часов и никакой помощи, кроме трактора и «КамАЗа», к ним не поступало.

Это утверждает, в частности, Павел Гусев, который записал видеообращение к президенту Владимиру Путину, где рассказал, как водители жгли внутри машин все, что горело, как пытались дозвониться до служб спасения, как на самом деле проходила спасательная операция и какую технику прислали на помощь.

Представитель МЧС сказала, что люди могли не увидеть спецтехнику из-за нулевой видимости. По ее словам, за трактором шла колонна спасателей, а за ними ехала другая спецтехника. Когда спасательная группа добиралась до автомобиля, людей эвакуировали и автобусом отправляли в пункты временного размещения. Утром 4 января сотрудники МЧС приступили к «ювелирной ручной работе по очистке машин от снега с помощью лопат». 

Между тем, очевидец произошедшего рассказала Дождю, что начала звонить в МЧС еще с восьми вечера, почти сразу после того, как встала в пробку. В МЧС пообещали, что помощь прибудет скоро. Через три-четыре часа приехал трактор, который начал расчищать дорогу. Колонна машин пришла в движение, но через 200 метров остановилась — на несколько часов. Как оказалось, впереди перевернулась машина, из-за чего движение снова парализовало. 

«А трактора этого больше никто не видел. Люди, у которых кончился бензин, пересаживались к тем, у кого он еще остался. В одной машине ребята жгли все, что горело — обивку, личные вещи. Там сидела бабушка, у нее случился инсульт». 

Никто из сотрудников ГИБДД не предупреждал водителей о том, что впереди их ждет непогода, посетовала собеседница: «Все, кого спасли, единогласно говорили, что никого не останавливали». Более того, по ее словам, в прогнозе погоды не было предупреждения о сильных осадках.

«Я не спорю, мы сами виноваты, что поехали в такую погоду. Но я перед выездом посмотрела прогноз погоды, в Оренбурге было ясно, мы выезжали из города — было ясно. Когда мы доехали до поселка Краснощеково, уже начало смеркаться. Но снега или бурана не было».

По словам собеседницы Дождя, люди были в отчаянии. Все пытались дозвониться до спецслужб в Москве или Санкт-Петербурге, просили родственников и друзей звонить, потому что у многих садились телефоны

«Самое жуткое было — смотреть, как опускается уровень бензина. Когда ты сидишь и смотришь, как бензина остается все меньше и меньше, а у тебя на руках годовалый ребенок. Естественно, я начала звонить во все службы спасения и уже говорить, что если мы погибнем, то найдите видео, которые я снимала, там показано все, как было».

Как рассказала очевидец, у одной из женщин среди застрявших в заторе был новорожденный ребенок, с которым она ехала из оренбургского роддома. 

«Страшно смотреть, как гаснет аварийка у стоящих впереди автомобилей, как у них глохнет двигатель и больше не заводится. К нам пришли ребята из такой машины. Они были все синие, рассказали, что сидели без бензина четыре часа. Я говорю, мы стоя будем стоять, как угодно, лишь бы они поместились к нам. Мы смогли поместиться в нашу машину, ребят еле отогрели». 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.