«Легализация политического ислама»: почему мусульмане вышли к посольству Мьянмы и какие последствия это будет иметь

3 сентября, 23:54 Екатерина Селиванова
19 356 0

В воскресенье, 3 сентября, в Москве нескольких сотен мусульман вышли на акцию протеста у посольства Мьянмы. Таким образом они отреагировали на преследование единоверцев в этой стране. Несмотря на то, что акция была не согласована с властями, полицейские не стали ее разгонять. В России произошла «легализация политического ислама», однако высокопоставленные политики вряд ли будут вступаться за мусульман в Мьянме (Бирме), считают политологи.

Что произошло в Москве

Несколько сотен мусульман около полудня собрались в воскресенье на несогласованную акцию у посольства Мьянмы в Москве на Большой Никитской. По данным источника ТАСС в правоохранительных органах, протестовать пришли примерно 800 человек. Собравшиеся выкрикивали «Аллаху Акбар».

Кто именно организовал акцию, неизвестно, рассказал Дождю член президиума Духовного управления мусульман Марат Хазрат Алимов. «Официально людей никто не приглашал, это гражданская позиция некоторых представителей мусульманского сообщества. По WhatsApp в разных группах транслировалась эта информация, мусульмане были взбудоражены тем, что происходит в Мьянме», — рассказал он.

В эфире Дождя адвокат Мурад Мусаев, посетивший Мьянму с правозащитной миссией, связал протест с «информационным пиком». «Последние две-три недели в Бирме (Мьянме), к сожалению, очередной виток этой кровавой карусели. Невозможно говорить о каких-либо официальных данных по погибшим, потому что в этом случае придется верить бирманским военным. К сожалению, власти Бирмы не пускают в регионы, где происходит резня, никого, включая наблюдателей ООН», — говорит Мусаев. 

Как Духовное управление мусульман, так и сам Мусаев в соцсетях призывали людей не приходить на акцию, которая, по их мнению, могла «иметь неприятные последствия». И действительно, уже к полудню к посольству были стянуты значительные силы полиции, однако в итоге никто задержан не был. Как сообщили «Интерфаксу» в пресс-службе столичного главка полиции, никаких нарушений зафиксировано не было.

После часа дня на акцию прибыл представитель депутата Госдумы Адама Делимханова — его помощник Усман (он и его представители не назвали фамилию). В разговоре с прессой он рассказал, что на акцию приехал «по звонку», отметив, что в тот момент, когда он прибыл к месту проведения акции, на ней был «беспорядок и накаленная обстановка». По словам Усмана, он объяснил собравшимся, которые ближе всего стояли к посольству, что «сила, насилие и призывы к смерти — это ни к чему хорошему не приведет в нашей стране». Он также рассказал, что ведет переговоры с полицией округа. «Посла нет, представителя нет, они там закрылись, пытаемся через дипломатические каналы довести до них, какое-то письмо вручить», — сказал он.

Затем Усман выступил перед собравшимися у посольства. Он призвал участников разойтись и подписать «петицию для президента». При этом текст самой петиции никто не видел. Людям просто раздали чистые листы бумаги, на которых они стали ставить подписи. После этого протестовавшие начали расходиться. 

Акции против насилия в Мьянме прошли не только в Москве. На антитеррористическом митинге в Ингушетии даже выступил глава республики Юнус-Бек Евкуров, который заявил, что в республике идет сбор гуманитарной помощи для беженцев из Мьянмы. Акция в поддержку мусульман Мьянмы в Дагестане, как пишет агентство «Дербент», собрала 200 человек. А 4 сентября в 11 часов митинг в поддержку мусульман Мьянмы состоится в Грозном.

Реакция властей

Кроме главы Ингушетии, среди российских региональных лидеров на события в Мьянме активно реагирует глава Чечни Рамзан Кадыров. Еще в 2012 году он просил Владимира Путина посодействовать разрешению конфликта в Мьянме. «Граждане нашей страны и исламского мира выражают надежду на то, что Владимир Владимирович Путин в ходе встреч с лидерами иностранных государств, представителями ООН обратит внимание на трагедию целевого народа рохинджа. Это, в конечном счете, будет способствовать достижению межнационального мира в Мьянме», просил Кадыров. Несколько дней назад в своем инстаграме он осудил за молчание политиков десятков стран и «правозащитные организации, которые в день дважды делают заявления, если в Чечне кто-то просто чихнет от простуды». А после прошедшей в Москве акции он призвал «отправить короткие сообщения протеста в ООН и посольство Мьянмы».

Возле посольства Мьянмы в Москве. Фото: Лев Арпишкин

 

Гораздо более сдержан в оценках пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков. В воскресенье его спросили, обсуждалась ли с Владимиром Путиным тема, которая вызвала протесты в Москве. «Я не могу ничего сказать сейчас по этой проблеме. Мы действительно видели сообщения СМИ. Эти сообщения вызывают обеспокоенность, но, не имея реальной информации — дело в том, что сегодня целый день был посвящен работе над двусторонними российско-китайскими отношениями — я не стал бы делать какие-то выводы», — ответил он.

Региональные политики мусульманских регионов считают, что все вопросы, связанные с исламом, должны сопровождаться их комментариями, считает политолог и специалист по политическому исламу Григорий Лукьянов. «Это элемент их самопозиционирования как легитимных лидеров мусульманской общины России, но реакции первых лиц ожидать не стоит, даже если она последует, она будет скромной», — считает Лукьянов. В пример он привел заявление МИД России, которое в воскресенье призвало все стороны конфликта вернуться к налаживанию диалога.

Лукьянов также обратил внимание на то, что интереса к событиям не только в Мьянме, но и в других странах Юго-Восточной Азии, в нашей стране не проявляли практически со времен СССР. «Такой интерес сейчас может быть связан исключительно с внутриполитической повесткой и попыткой актуализировать или представить в нужном свете внутриполитический запрос. Какой он, этот запрос, можно лишь предположить с учетом участившихся разговоров о необходимости введения визового режима со странами Центральной Азии ввиду опасности возвращения экстремистов ИГ с территории Сирии и Ирака, в том числе на территорию России», — считает Лукьянов. По его словам, подогревание общественного мнения может также быть попыткой обеспечить «общественную поддержку законотворческой деятельности с целью усиления спецслужб и силовых структур». При этом политолог уверен, что ни на события в Мьянме, ни на позицию России в структурах ООН или в двусторонних отношениях с властями Мьянмы эти действия не повлияют.

«Сегодня произошла легализация политического ислама в России», — написал у себя в фейсбуке политолог Евгений Минченко. 

Что происходит в Мьянме

Рохинджа — это исповедующее ислам этническое меньшинство численностью примерно в один миллион человек в 52-миллионной стране, состоящей преимущественно из буддистов. Как пишет Associated Press, рохинджа проживают в Мьянме на протяжении нескольких поколений, но большая часть коренного населения считают их «иностранными захватчиками» из соседнего Бангладеш.

Конфликт рохинджа и коренного населения длится уже несколько десятилетий. Как пишет правозащитная организация Human Rights Watch (HWR), вскоре после обретения Бирмой (другое название Мьянмы) независимости от Великобритании в 1948 году в так называемых Араканских царствах началось мусульманское вооруженное восстание за создание независимого мусульманского государства в Бирме. После военного переворота в стране в 1962 году правительство развязало кампании насилия против рохинджа. А в 1982 году был принят закон о гражданстве, который фактически лишил рохинджа гражданства.

Беженцы рохинджа из Мьянмы идут в сторону Бангладеш. Фото: Mohammad Ponir Hossain/REUTERS

Насилию в отношении рохинджа в Мьянме, как пишет Foreign Policy, способствует ультранационалистическое буддистское лобби в стране, представители которого называли эту народность «террористами» и «исламистами». Высокопоставленные официальные лица тоже прибегают к зловещей риторике: к примеру, министр внутренних дел Мьянмы Чжо Шэ описал присутствие рохинджа как «вторжение» «быстрых бенгальских селекционеров», а член правительства Аунг Вин в разговоре с «Би-би-си» усомнился в том, что военные насиловали женщин рохинджа, поскольку они «очень грязные». «Рохинджа, вероятно, самые одинокие люди в мире. У них вообще нет никого, кто защищал бы их», — сказала в 2009 году пресс-секретарь верховного комиссара ООН по делам беженцев Китти МакКинси.

В 2012 году очередная вспышка насилия между рохинджа и буддийским сообществом привела к тому, что сотни людей были убиты, а 140 тысяч человек бежали из своих домов в лагеря для вынужденных переселенцев, содержащиеся на деньги от благотворительности. «Би-би-си» писал, что это был самый смертоносный эпизод в истории конфликта, начавшийся из-за изнасилования и убийства женщины-буддистки.

Фото дома, который был сожжен во время обострения конфликта в городе Маунгдау (Мьянма). Фото: Soe Zeya Tun/REUTERS

 

Надежды на то, что конфликт будет разрешен, возлагались на лауреата Нобелевской премии и депутата Аун Сан Су Чжи, чья политическая партия после нескольких десятилетий правления военных была избрана в парламент Мьянмы. Однако они не оправдались: Су Чжи не смогла облегчить тяжелое положение рохинджа, несмотря на ее репутацию борца за права человека. Foreign Policy подчеркивает, что, несмотря на обострение кризиса, она постоянно отказывается от участия в судьбе рохинджа, в лучшем случае напоминая о соблюдении верховенства закона в штате Ракхайн. Она даже попросила посла США в Бирме в мае 2016 года воздержаться от использования слова «рохинджа», чтобы оно не означало признание группы, лишенной гражданства и любых социальных гарантий.

Последнее обострение конфликта началось после того, как 25 августа члены «Армии спасения рохинджа Аракана» осуществили серию атак на несколько полицейских постов и базу мьянманской армии. Погибли десятки человек, в том числе 12 силовиков. После этого власти Мьянмы начали антитеррористическую операцию, которая спровоцировала новую волну беженцев. По оценкам ООН, всего за одну неделю почти 60 тысяч рохинджа покинули свои дома, спасаясь от насилия. Беженцы заявили CNN, что на них нападали солдаты армии Мьянмы. Власти Мьянмы заявили, что с прошлой пятницы погибли по меньшей мере 399 человек, из них 370 были «террористами». Обе стороны конфликта также обвиняют друг друга в поджогах домов.

Фото: Евгений Одиноков/РИА-Новости

Купите подписку
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?
Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера