Находящиеся под следствием в Испании члены тамбовско-малышевской ОПГ ведут бизнес в России

20 апреля, 10:29 Мария Жолобова
9 418 0

В Испании завершился процесс по делу об отмывании денег «русской мафии» — тамбовско-малышевской ОПГ. Следствие по этому делу продолжалось десять лет, еще два месяца шел суд над 18 обвиняемыми. Приговор будет оглашен 18 июня. Прокуратура потребовала пять лет тюрьмы и 30 млн евро штрафа для депутата Госдумы Владислава Резника. Но те, кого в Испании считают организаторами этого преступного сообщества, и их соратники, живут в Петербурге и занимаются бизнесом. Среди их клиентов есть структуры МВД и Управделами президента.

Испанское дело

В декабре 2013 года кто-то поджег престижный ресторан «Сказка» в петербургском Репино. Здание выгорело полностью, пришлось спешно искать гостей, забронировавших столы на новогоднюю ночь — их контакты тоже сгорели. За два года до этого кто-то зарубил топором охранника «Сказки» и похитил деньги из сейфа.

Владеет рестораном «Сказка» семья знаменитого авторитета 1990-х годов Геннадия Петрова. В России его называли правой рукой лидера малышевской преступной группировки Александра Малышева. По версии испанцев, с конца 1990-х Петров заправлял преступным синдикатом.

Как говорилось в материалах испанского уголовного дела, «из мест своего проживания они осуществляли контроль за криминальной деятельностью возглавляемых ими в находящейся в их родной стране преступных группировок. Среди прочего велась следующая деятельность: убийства, торговля оружием, вымогательство, мошенничество, подделка документов, торговля связями, взяточничество, незаконные сделки, контрабанда, наркотрафик…»

Геннадий Петров. Фото: Dani Cardona / Reuters

Несколько лет задержанные провели под арестом. «Ильдару Мустафину месяц не давали зубной пасты и расчески. А он передавал Малышеву через охранников: „Саша, держимся до конца“», — рассказывает Евгений Вышенков, бывший следователь и журналист, который общался с членами малышевской ОПГ и скептически относится к испанскому обвинению.

Получив залоги в несколько сотен тысяч евро, испанский суд отпустил подозреваемых. Потом «малышевские» попросили разрешение посетить Россию и получили согласие. В Петербург вернулись Геннадий Петров вместе с женой Еленой, Александр Малышев и их ближайшие соратники — Леонид Христофоров и Ильдар Мустафин. Никто из них больше не появлялся в Испании.

Испанцы изучили прошлое петербургских авторитетов, им в этом помогала российская Генпрокуратура, следует из материалов испанского уголовного дела. Так, Петров, говорится в материалах следствия, неоднократно был судим, вместе с Малышевым проходил по делу о бандитизме и совершении различных групповых преступлений. В материалах дела говорилось, что в России Петров «находится под судебным следствием в связи с рядом убийств». Малышев был судим как минимум трижды: дважды за убийства — умышленное и по неосторожности, еще раз — за незаконное хранение оружия. Христофоров в России был осужден на 10 лет за покушение на убийство. Как сообщила российская прокуратура своим испанским коллегам (все это следует из материалов следствия), он был одним из лидеров ОПГ Малышевская и может быть причастен к двум убийствам, совершенным за значительную сумму денег. Мустафин вместе с Малышевым проходил по делу о бандитизме.

Возвращение

В Генпрокуратуре Дождю заявили, что не получали запроса испанской стороны о задержании и выдаче Петрова. Испанский прокурор, специализирующийся на борьбе с коррупцией, в интервью New Times утверждал, что его российские коллеги отказались «возбуждать дела о коррупции по информации, переданной из Испании» и «не дали возможности допросить высокопоставленных фигурантов в качестве свидетелей». Генпрокуратура РФ несколько лет просила Испанию передать расследование дела в Россию, но получила отказ из-за отсутствия доверия следствию в России, рассказывал прокурор The New Times.

В любом случае, благодаря российским законам Петров, Малышев и остальные могут не волноваться об экстрадиции — Россия не выдает своих граждан. В Интерполе же ответили, что служба не занимается задержаниями. Местонахождение Петрова и Христофорова было установлено Интерполом в 2012 году.

По данным «Коммерсанта», Петров нашелся в Санкт-Петербурге на Каменном острове, где жил с женой на 2-й Березовой аллее. Но задерживать его российская полиция не стала — «лишь ограничилась уведомлением инициатора розыска», то есть Испании. Дом на Березовой аллее был построен в 2003 году «Балтийской строительной компанией-Санкт-Петербург», одним из владельцев которой был сын Геннадия Петрова Антон. Обитатели дома заселялись туда в 2003-2004 годах, с тех пор состав жильцов почти не менялся. С тех времен квартирами там владеют депутат и старый друг Владимира Путина по занятиям дзюдо Василий Шестаков, совладелец банка «Россия» Николай Шамалов, бизнесмен Аркадий Ротенберг, основатель кооператива «Озеро» Виктор Мячин, Елена Мордашова, Юрий Ковальчук, структура банка «Россия» «Бизнесросс», Сергей Фурсенко, Светлана Кривоногих — она была совладельцем компании «Озон», которая управляет курортом «Игора», где состоялась свадьба предполагаемой дочери Владимира Путина и Кирилла Шамалова.

До 2014 года квартирой в этом доме владел бывший управделами президента Владимир Кожин, но потом продал ее Таймуразу Боллоеву. Кроме того, в 2014 году одну из квартир приобрел Геннадий Тимченко. До этого она принадлежала Олегу Кобелеву — он был директором компании «Портофлот», которая обслуживает суда в Санкт-Петербурге и одним из совладельцев которой является компания Nasdor Inc (ее владельцем считается петербургский авторитет Илья Трабер).

Квартира на Березовой аллее принадлежала Елене Петровой с 2003 года. Но в феврале 2017 года она продала ее некому Александру Киналю. Ему принадлежит 20,9% компании «Эврика». Как сообщал The Insider, в этой компании работал программист, причастный ко взлому почты президента Франции Эммануэля Макрона. Во взломанной переписке нашли несколько писем, которые были изменены пользователем по имени Георгий Рошка. Человек с таким же именем был обнаружен в списке участников конференции «Параллельные вычислительные технологии» как сотрудник ЗАО «Эврика». The Insider также обнаружил, что уже на конференции ПАВТ-2016 Георгий Рошка указывал свое место работы как «войсковая часть №26165» (85-й главный центр специальной службы ГРУ, специализируется на криптографии).

Как говорится на сайте самой «Эврики», «постоянными клиентами компании являются Министерство обороны, ФСБ, МЧС, ЦБ, крупные промышленные предприятия „Северная Верфь“ и другие». Киналь заявил Дождю, что не знает человека по имени Георгий Рошка и готов давать комментарий только про разведение пчел, потому что увлекается пчеловодством и владеет пасекой.

Христофоров, по данным испанской прокуратуры, жил в Сестрорецке по адресу 38 км Приморского шоссе, бальнеологический курорт «Дюны», шале № 4. По этому же адресу зарегистрировано ТСЖ «Дюны», которое возглавляет Евгений Малов, бывший коллега Геннадия Тимченко по компании «Кинэкс». Сейчас он вместе с бывшим акционером банка «Россия» Виктором Мячиным владеет «Андерсен-отелем» в Санкт-Петербурге.

Бизнес в России

Те, кто в материалах испанского дела указан как ближайшие соратники Геннадия Петрова, теперь ведут бизнес с его сыном Антоном. Главный бизнес-партнер Антона Петрова Аркадий Буравой, по версии испанского следствия, «правая рука» его отца Геннадия. Кроме того, материалы испанского следствия содержат многочисленные свидетельства того, что Геннадий Петров участвовал в бизнесе, формально принадлежащем его сыну, пока жил в Испании.

Представитель Петрова Унтория Агустин перевел 5 млн долларов компании «Орион-Универсал». Последней через компанию «Балтийский монолит» владеет Антон Петров. Непосредственно Геннадий Петров подписывал перевод на 300 тысяч долларов компании «Дом на Казанской» его сына Антона и Буравого. Еще одним совладельцем компании была «Корпорация С», где одним из акционеров был министр транспорта Максим Соколов. Сам Антон Петров заявил Дождю, что отец никак не участвует в его бизнесе, и от дальнейших комментариев отказался.

В Испании Антон Петров наряду с другими предполагаемыми членами группировки объявлен в международный розыск. В России он известен как владелец ювелирной сети «585 Золотой» и девелоперской компании «Балтийский монолит», а также как бывший муж певицы Максим. Сейчас Петров женат на Елизавете Брыксиной — дочери Александра Брыксина, депутата Госдумы и вице-президента Федерации художественной гимнастики.

В начале 2000-х 21-летний Антон Петров стал акционером компании «Финансы и управление», которая владела долей в банке «Россия». Там ему принадлежала половина акций, а вторая половина была у бывшего члена директоров банка Олега Носкова — тоже, по версии испанских правоохранительных органов, члена группировки Петрова. С Носковым и его сыном у Антона Петрова было несколько общих бизнесов. В составе акционеров компании «Капитал +» были сын авторитета Геннадия Петрова Антон, жена лидера «малышевских» Александра Малышева Ольга Соловьева и Носков.

Тогда же «Финансы и управление» стала совладельцем в «БСК-Санкт-Петербург», входящей в одну из крупнейших в России строительных корпораций — Балтийскую строительную компанию православного бизнесмена и выходца из РЖД Игоря Найвальта. Другими партнерами Антона Петрова по «БСК-Санкт-Петербург» были акционеры банка «Россия» Юрий Ковальчук и Виктор Мячин.

Сейчас строительный бизнес Петрова стагнирует: последний ЖК «Новая история» в Петербурге, был построен в 2011 году, последний проект — жилой квартал Румболово во Всеволожске — завис. Тот же «Дом на Казанской — торговый центр  — закрылся из-за нерентабельности. «Орион-универсал», который строил ЖК «Онегин» в Москве, в 2016 году продемонстрировал убыток в 1,2 млрд рублей. В 2012 году «Паллау–КР», где у Антона Петрова было 33%, Петрова приобрела право аренды на земельный участок на Краснопрудной улице Москвы в районе «Площади трех вокзалов». Компания собиралась строить там торговый комплекс, но в 2018 году Петров вышел из капитала компании.

Компания «Особняк на Малой Полянке 2», который управляет ЖК «Онегин», частично принадлежит офшору с британских Виргинских островов Londongrove Limited. Тот в «панамских архивах» упоминался как компания Петрова и Буравого. Второй совладелец — тоже офшор с Британских Виргинских островов Marathon Investment Group. Эти две компании до 2016 года вместе владели компанией «Северфинанс», раньше принадлежавшей Антону Петрову и Наилю Малютину — бывшему главе «Финансовой лизинговой компании» (входит в Объединенную авиастроительную корпорацию), сейчас он арестован по обвинению в хищениях.

«У нас есть запись разговоров Петрова с рядом лиц, из которых следует, что Петров был фактическим владельцем значительной части акций ФЛК. В частности, был сговор между Петровым и директором Финансовой лизинговой компании Наилем Малютиным. Они сделали две вещи: получили прибыль, спекулируя на акциях, а затем вывели ее, переведя деньги ФЛК в люксембургскую компанию, что привело к банкротству верфей», — рассказывал The Insider испанский прокурор Хосе Гринда, который вел дело «русской мафии».

Успешный проект, начатый Петровым — лофт-апартаменты на Васильевском острове Docklands. Но сейчас компанией владеет Татьяна Нилова, которая фигурирует в прессе как «выходец из “Балтийского монолита„», однако, согласно материалам испанского дела, это жена партнера Петрова Аркадия Буравого.

Есть и другие свидетельства, что Антон Петров мог выступать в бизнесе не от своего имени. В 2016 году Антон Петров передал долю в своей компании «Нева», владеющей бизнес-центром в Петербурге, старому товарищу своего отца — бывшему лидеру «малышевских» Александру Малышеву. В «Неве» есть еще один акционер — жена Малышева Ольга Соловьева, по данным испанской прокуратуры, она была «активным членом организованной преступной группы». Еще один акционер «Невы» — Ксения Кабаева, по данным испанских документов, жена Ильдара Мустафина. Тот был «интегрирован в преступную организацию, возглавляемую Малышевым», а директор компании — Василиса Буднякова, которая фигурировала в телефонных переговорах «малышевских» в Испании. По соседству с бизнес-центром находится УМВД по Невскому району, которое закупает у «Невы» электричество.

С Мустафиным у Антона Петрова тоже был бизнес — компания «Продлайн», которая владела долей в птицефабрике «Новая Невская». У Антона Петрова была общая компания и с Леонидом Христофоровым, который, по данным российской Генпрокуратуры, мог быть причастен к нескольким заказным убийствам. Вместе они были совладельцами «Мальцевского рынка» в Петербурге, вместе с Христофоровым и его предполагаемой матерью Татьяной Антон Петров владел компанией «Гатчинская усадьба», которая арендовала  у гатчинской администрации участок земли в поселке Терволово (на этом участке находился пищевой комбинат). Еще одна совместная компания Петрова и Христофоровой — «Илвес Компани». Она владеет правами на товарные знаки «Пель Нянь», «Ням Ням Ням», «Ам Ам» и «Кухоня».

Вместе с Андреем Ваничевым, как писала «Версия на Неве», водителем своего отца Геннадия, Антон Петров владел компанией «Северный альянс», занимающейся сдачей в аренду недвижимости.

Наконец, в 2013 году Антон Петров создал компанию «Компрекс», которая поставляет продукты в школы Санкт-Петербурга. Там у него были еще три партнера, двое из них фигурировали в деле Елены Баснер — искусствоведа, которую обвинили в том, что она продала поддельный рисунок художника Бориса Григорьева. Четвертый соучредитель Алексей Юрьевич Перец в испанском уголовном деле указан как совладелец компании Inversiones Gudimar, через которую депутат Госдумы Владислав Резник приобрел у Геннадия Петрова катер. Человек с такими же фамилией, именем и отчеством был советником бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова — также, по версии испанских правоохранителей, знакомого Петровых.

Ювелирная сеть

Торговля ювелирными изделиями и микрокредитование приносят Петровым больше всего выручки.

Антон Петров купил долю в ювелирной сети «585» у Александра Смирнова в 2006 году — тому понадобились деньги на развитие бизнеса. Он привлек в совладельцы Петрова и его партнера по «Балтийскому монолиту» Алексея Феликсова. Потом их точка зрения на развитие компании не совпала, и они поделили бизнес. Петров и Феликсов теперь управляют компанией под брендом «585 Золотой», а Смирнов — «585 Gold». Сейчас у Петрова, согласно сайтам магазина, около 700 точек.

Хотя Петров и называет себя владельцем сети «585 Золотой», единственный акционер «Золотой-магазин.ру» — это юрлицо, указанное на сайте магазина, — Алексей Кормило, наемный менеджер Петрова. Непосредственно на Петрова записана компания «Регент Голд», правообладатель товарного знака «Золотой», она заработала в 2016 году 2,3 млрд руб.

В 2012 Петров и Феликсов инвестировали в создание ювелирного завода под брендом «Талант», но юрлицо «Таланта» принадлежит некому Александру Литвину. Компания заработала в 2016 году 81 млн рублей. Тогда же в ювелирных салонах Петрова начали выдавать микрозаймы — под брендом Fast Money. Но МКК «Фастмани.ру», с которым предлагается заключить договор, записано на некоего Игоря Смирнова. На Петрова, Феликсова и Кормило зарегистрирована и другая микрофинансовая организация — ООО МФК «ЦЭК» — она заработала в 2016 году почти 936 млн рублей.

В состав ювелирной сети «585» также входят ломбарды — договор займа предлагается заключить с ООО «Золотой ломбард» и ООО «Ломбарды ЮС-585», но «Золотым ломбардом» владеет некто Иван Тарасов, ее выручка — 66,3 млн рублей в 2016 году. А за «Ломбардами ЮС-585» с выручкой 2,5 мрлд руб. стоит компания с британских Виргинских островов, ее владелец неизвестен.

У Геннадия Петрова есть еще один сын, Алексей. Сейчас Алексей Петров указан как генеральный директор ЗАО «Линия связи» — телекоммуникационной компании, предоставляющей услуги в том числе различным структурам Управделами президента. Он также владеет компанией, которая сдает в аренду недвижимость, и представительством «585» в Новосибирске (выручка — 463 млн руб. в 2016 году).

Александр Малышев сейчас не такой серьезный бизнесмен, как его бывший соратник Петров — бизнес-центр «76» с выручкой в 33 млн руб. в 2016 году, в котором Антон Петров передал ему долю, самый крупный его бизнес. Ему и его жене принадлежат пара автостоянок и компания, которая занимается автомобильными перевозками.

У Малышева, возможно, тоже был свой семейный ресторан, как и у Петровых. Его компания «Мегаполис», которой он владел вместе с еще двумя Соловьевыми — Иваном и Михаилом — совладелец компании «Невес». Согласно материалам арбитражных дел, «Невес» — владелец здания на берегу возле Ольгинского пруда на Светлановском проспекте. Раньше там располагался ресторан «Серебряный век», оформленный в классическом стиле, с двумя вип-кабинетами и террасой. Им управляла компания «Русь» некого Вахида Сафарова. Как писали местные СМИ, «Серебряный век» — «заведение с весьма неоднозначной репутацией». Дважды в 2016 году ресторан горел, а в марте прошлого года здание снесли.

Комментарии (0)
Другие новости
Популярное у подписчиков дождя за неделю