Расстрел или ремонт? Как выжить в тюрьме «ДНР».

Монолог бывшего заключённого
Новости
21 июля 2015
7 180
0
Поделиться

Корреспондент «Медиазоны» записал монолог заключенного, освободившегося в марте 2015 года из колонии, расположенной на территории самопровозглашенной «Донецкой народной республики». Украинская ИК-27 строго режима находится неподалеку от Горловки, то есть в непосредственной к местам, где идут бои. Собеседник издания рассказал о жизни зэков под обстрелами и под властью сепаратистов.

Иллюстрация: Медиазона

Во время обстрелов несколько снарядов залетело в лагерь. Один упал между локалок, слава Богу, что никто в столовую не шел, и плац был пустой. Второй упал между гаражами — баня сгорела, «длительная свиданка» сгорела, в бараках стекла повылетали. Но когда были обстрелы, никто не погиб, и даже никого не ранило. Именно когда они (сепаратисты — Дождь) зашли в лагерь — были жертвы.

Я сидел в это время на 10-м отделении, пятый сектор. Одного убили, двоих ранили. Одному отрезали руку, потому что с автомата сильно прошило, только отрезать надо было. На шестом секторе у «тубиков» (больных туберкулезом) тоже и бочины простреливали, и плечи. Ставили к забору и забивали прикладами, выпытывали, где наши телефоны или еще что-то. Потому что сами половина сидевшие. Потому что те, которые нормальные, они подъехали к зоне, посмотрели, что нема никакого бунта, и не стали даже в лагерь заходить. А зашла нечисть, которой ***** [все равно], кого убивать — ребенка или еще кого. Если они бабушек 70-летних грабят, что им мы.

Это делал Дима Ляшенко. Не Саша Ляшенко — это хозяин (начальник колонии — МЗ), а Дима — первый зам сейчас. Те, кто ему не подчинились, поуезжали в Украину, а так все полностью под них легли. Пользуясь тем, что в зону в любой момент могут зайти дээнэровцы, и зеки напуганы, продается гуманитарка. Чтобы иметь телефон, нужно платить, хотя это уже даже их законом разрешено. За все надо платить, просто вымораживаются бабки.

На отработки должны выгонять на два часа, и то не каждый день, а сейчас выгоняют каждый день на сколько захотят. Если где-то снес забор, закусился, ******* [надоело] все и ***** [ударил] мусора, потому что позволяет много себе лишака, сводят в штаб, надевают каску на голову и битами забивают по голове. Или надевают на тебя бронежилет, они бухают, а ты стоишь возле стены, и они в тебя стреляют не холостыми.

Или как пацанов глушили, не буду имена называть: заламывают руки, один держит, а второй спицу, которой автомат чистят, в ключицу загоняет. Током бьет так, что второй не может сдержать. Вот такое обращение. Никто с тобой не разговаривает.

После того, что произошло, никому даже в голову не идет бунтовать. Все видели лица и знают, чем это закончилось. Тогда дээнэровцы половину оружия, что получше, себе забрали, а остальное мусорам оставили.

Полностью статью «Мы не зеки там, мы — военнопленные» читайте на «Медиазоне»

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.