«Худший кризис в истории»: как поссорился Минск с Москвой и чем все закончится?

Объясняют Глеб Павловский, Валерий Соловей, Михаил Крутихин и Евгений Минченко
3 февраля, 19:25 Даниил Сотников
85 543 7

В пятницу конфликт из-за восстановления пограничного контроля между Россией и Белоруссией перешел в острую фазу. Александр Лукашенко выступил с разгромной речью, посвященной отношениям с Москвой, которая, по его мнению, нарушает договоренности между странами и использует нефтегазовый спор как инструмент давления. Давний торг о «цене дружбы» перерос в худший кризис за всю историю, говорят политологи. 

Защита границ

О том, что Россия решила восстановить пограничный контроль на границе с Белоруссией, стало известно в среду, 1 февраля. С 1995 года, чтобы въехать в страну, не нужно было проходить таможню, теперь пересечь границу без предъявления паспорта будет нельзя. Соответствующий приказ подписал глава ФСБ Александр Бортников. По данным собеседника Дождя в Кремле, погранконтроль стал ответом на подписанный еще в январе указ Лукашенко о безвизовом въезде в страну на срок не более пяти суток для граждан 80 государств, в том числе ЕС и США. 

Первый официальный комментарий со стороны Минска пришел день спустя: оказалось, что восстановление границы между странами не было согласовано с Белоруссией. А в пятницу Лукашенко назвал этот шаг нарушением межгосударственных договоров и «чисто политическим выпадом», призвав отменить приказ.

«Один какой-то министр, пусть даже сильный, фээсбэшник и прочее, одним росчерком пера поставил крест на всех договоренностях, издав свой приказ», — возмутился Лукашенко.

«Обострение происходит потому, что у России появилась настороженность, что Беларусь уйдет на Запад», — заявил Лукашенко. «Мы не Украина, мы не антироссийские, мы в НАТО не стремимся», — заверил он.

Кроме пограничного контроля, Лукашенко возмутили высказывания главы Россельхознадзора Сергея Данкверта, который неоднократно комментировал поставки из Белоруссии санкционных товаров, и даже называл их «контрабандой». «Нам надо изучить вопрос и возбудить уголовное дело по Данкверту за нанесение ущерба государству. Когда он у вас побудет в следственном изоляторе, тогда он будет отдавать себе отчет, что он творит», — заявил Лукашенко. В Россельхознадзоре сказали, что пока не получили официальной информации об уголовном деле.

Пресс-конфереция Александра Лукашенко. Главное.

Нефть и газ

Значительную часть выступления Лукашенко посвятил газовому конфликту Москвы и Минска. К январю 2017 года долг Белоруссии за поставленный Россией газ составил 550 миллионов долларов, рассказывал вице-премьер Аркадий Дворкович. Прогресса по переговорам пока нет, добавил он. Белоруссия считает, что еще в 2015 году в рамках межправительственных соглашений страны договорились о снижении цены на  газ с 132 до 73 долларов за тысячу кубометров. В Москве отвечают, что это были не соглашения, а лишь намерения, а платить меньше Белоруссия решила в одностороннем порядке. Лукашенко назвал нефтегазовый конфликт издевательством и добавил, что именно его эскалация привела к решению по границе.

«Никакой войны не будет, мы просто будем защищать себя и свою независимость», — сказал Лукашенко. «Это несопоставимо, если на одной чаше независимость, а на другой — российская, иранская, азербайджанская или американская нефть. Мы все равно найдем выход. Этого в России, к сожалению, не понимают», — добавил он, признав, что без российской нефти страна обойдется, хотя и «будет очень трудно». Лукашенко также сообщил, что поручил отозвать представителей страны из таможенных органов Евразийского экономического союза (ЕврАзЭС).

Задолго до того, как Лукашенко завершил свою 7-часовую речь, ее прокомментировали в Кремле. Как следует из заявления пресс-службы президента России, в Москве отказываются считать нарушением международных договоров создание пограничных зон с Белоруссией. В Кремле также не согласились со словами, которыми Лукашенко описал происходящее. «Никакого пограничного режима не вводилось. Речь идет о введении пограничных зон в прилегающих к границе районах», — говорится в сообщении пресс-службы. Москва также пообещала продолжить интеграционные процессы и оказание политической, экономической и другой помощи республике. С 2011 года Россия ежегодно поставляла в Белоруссию 18-23 миллионов тонн нефти без пошлины, из-за чего бюджет недополучил 22,3 миллиарда долларов, ответили в пресс-службе президента. Желание белорусских властей открыть уголовное дело в отношении главы Роспотребнадоза Сергея Данкверта в Кремле восприняли «с недоумением». 

Последствия конфликтов

Белоруссия не сможет быстро отказаться от российской нефти, считает партнер RusEnergy Михаил Крутихин. По его словам, двум белорусским нефтеперерабатывающим заводам, чтобы удовлетворить спрос страны на топливо, нужно 18 миллионов тонн нефти в год. Минску будет сложно найти альтернативного поставщика такого объема сырья, считает эксперт. «Как разрешится ситуация с Белоруссией, сказать сложно, это чистая политика. Решать спор надо в арбитраже», — считает Крутихин. 

Это продолжение давнего торга о «цене дружбы», уверен директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко. Единственное отличие — в слегка изменившемся имидже белорусского президента, который уходит от образа «последнего диктатора Европы», считает Минченко.

Манера Лукашенко — обострять кризис до крайности, добиваясь уступок в тарифах, но теперь на эту манеру наложилась новая реальность, говорит политолог Глеб Павловский: «В одиозном мире Лукашенко перестал быть одиозным, мир стал странным, а поле игры (для белорусского президента. - Дождь) расширилось», — считает Павловский. «Россия настолько заигралась в украинскую модель сдерживания Запада, что теперь нам может дерзить в лицо Лукашенко, — считает Павловский, — Мы превратились в идеальное пугало, мишень для изолирующей политики, Лукашенко на этом и играет». 

Это обострение отношений между странами — самое сильное за всю историю, считает политолог Валерий Соловей. «Россия долгое время сквозь пальцы смотрела на флирт Лукашенко с Западом, но сейчас цель — показать ему, что есть флажки, за которые заступать не стоит, иначе последует жесткая реакция», — считает политолог.

Реакцией может быть даже смена белорусского руководства, говорит Соловей. Российские связи в КГБ и военных ведомствах Белоруссии позволяют рассуждать о «дворцовом перевороте». Лукашенко это понимает и сейчас отступает — конфликт, скорее всего, завершится обоюдным компромиссом, но осадок останется, заключает Соловей.

Разгромная речь Лукашенко о России: о границе, «издевательских» контрактах и спорах с Путиным

Купить подписку
Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера