Как устроена керамическая мастерская, сотрудники которой никогда не видели своих работ. Лепка из глины как новый смысл жизни слепоглухих

Заметки
22 июля
1 465
0

В светлой керамической мастерской возле станции метро «Дмитровская» — обычный рабочий день. На стеллажах в центре большой комнаты расставлены недавно обожженные глиняные кружки, суповницы, керамические колокольчики и бело-голубые фигурки ангелов. На полках у противоположной стены выставлены уже готовые, расписанные под арбузы и цветы маков пиалы и тарелки, покрытые цветной глазурью.

За длинными белыми столами, склонившись, работают сотрудники мастерской. Когда кто-то входит, они, не поднимая глаз, продолжают старательно раскатывать красную глину.

Они не догадываются, что кто-то вошел. Не слышат шагов и приветствий.

В этой мастерской работают подопечные благотворительного фонда ТОК, который занимается реабилитацией слепоглухих. Именно работают, а не участвуют в арт-терапии: приходят по определенным дням, в течение нескольких часов с перерывом на обед лепят посуду из глины и каждый месяц получают зарплату.

Всего в творческом объединении «Круг» (так расшифровывается ТОК) примерно 15 работников, у всех разные нарушения слуха и зрения. За последние год-полтора все они освоили новую профессию и получили то, чего им не хватало много лет, — ощущение собственной значимости.

В России несколько центров реабилитации слепоглухих, но люди с врожденной или приобретенной слепоглухотой часто либо остаются на попечении соцзащиты, либо по собственной воле почти не выходят из дома и живут на пенсию по инвалидности. Для людей с первой группой инвалидности в Москве максимальная пенсия для людей не больше 14 тысяч рублей.

Каждый день собирать кипятильники — не всегда то, о чем мечтают люди с инвалидностью

Раньше люди с нарушениями слуха и зрения могли найти работу только на предприятиях, связанных со Всероссийским обществом слепых. Там они занимались однотипным ручным трудом: делали шнурки, щетки, удочки, пуговицы, удлинители, светильники и тому подобное. Но таких предприятий все меньше и меньше, а те, что есть почти не получают госзаказов.

По словам Марины Мень, сооснователя творческого объединения «Круг», один из чиновников ВОС так видит жизненный идеал людей с инвалидностью: «Проснуться утром, по перилам дойти до своего предприятия, проделать там знакомую работу, пообедать в столовой, где обед за половину себестоимости, и потом там же заняться специально организованным для него досугом».

Но опыт мастерской показывает, что каждый день собирать кипятильники — не всегда то, о чем мечтают люди с инвалидностью. «Мы делаем вещи, которые должны нравиться покупателям, а для этого нашим керамистам нужно ощущать красоту творческой деятельности, а не просто отсиживать часы», — говорит Марина.

Два года назад предприниматель Марина Мень бросила работу в консалтинге и вместе с Сергеем Флейтиным, генеральным секретарем Европейского союза слепоглухих, основала фонд, чтобы люди с нарушениями слуха и зрения могли бы хоть как-то социализироваться и у них был повод выйти из дома. Сначала это были капустники, чаепития и прогулки несколько раз в месяц, но потом основатели фонда решили дать слепоглухим не только развлечения, но и работу. 

«Запертые много лет дома и не имея возможности ничем заниматься, они нашли для себя занятие, — говорит сотрудница фонда Мария Бояркина, — Это не просто работа или досуг, это ощущение собственной значимости и нужности. Они видят, что вот они сделали пиалу, ее покрыли глазурью и она нравится людям: ее покупают. Мы ведь рассказываем им все. И инвалидность отступает на второй план».

***

За столом, усердно выкладывая глину в форму, сидит Михаил, — мужчина в темных очках, с бородой и хвостиком. «Вы, наверное, про Мишу читали, он у нас звезда», — представляет его Мария. Она объясняет, что про него уже писали журналисты. Это объяснимо: его история говорит о фонде лучше, чем могут рассказать сами основатели.

Миша с детства живет без слуха, но зрение окончательно потерял уже после спецшколы. «Я потом после школы работал. Помощником автослесаря. Потом занимался радиоаппаратурой. На одном УПП», — он дробит предложение на отрывки и говорит немного заикаясь, не отрываясь от глины.

Миша остался один со своей собакой-поводырем, без работы. Замкнулся в четырех стенах, впал в депрессию

Еще в советское время предприятие, где работал Миша, закрылось, он поехал по путевке в дом отдыха для слепоглухих и там познакомился с будущей женой Татьяной. Вместе они переехали в ее родной город, в Йошкар-Олу. Два года назад Татьяна умерла от рака, и он вернулся в свою комнату в поселке под Сергиевом Посадом. Миша остался один со своей собакой-поводырем, без работы. Замкнулся в четырех стенах, впал в депрессию, и, как он сам рассказывает, запил.

В ноябре 2014 года Миша впервые приехал в мастерскую и слепил из глины свою первую чашку. Той же зимой он сделал сразу 500 колокольчиков — тогда крупная компания сделала корпоративный заказ к Новому году. В день Миша обычно делает по 10-15 кружек, суповниц или пиал.

«Миша — самый главный наш трудоголик, — продолжает хвалить подопечного Бояркина, — Работает не три раза в неделю — со вторника по четверг — как большинство, а почти каждый день. Если бы здесь было открыто по воскресеньям, приходил бы и по воскресеньям».

Миша, смущенно улыбаясь, продолжает раскатывает глиняные колбаски.

— Что это будет?

— Это суповница. Но я больше люблю пузатые. В виде бочонка.

—  Мишаня, как тебе твоя работа? — один из волонтеров фонда показывает Мише уже обожженную кружку.

—  Ну ничего, но не очень доволен. Там вот вмятина на дне.

— У нас обычно играет джаз из Мишиного приемника, — рассказывает Мария.

— Да, я люблю классику. Фрэнка Синатру. Люблю Луи, Дюка, Бутмана, Лундгрена.

Нас с Марией, Френка, Луи, Бутмена и Дюка Миша слышит через два слуховых аппарата, которые ему помог получить фонд.

Не так давно для подопечных ТОКа закончился проект творческой реабилитации, они могли записаться в дополнительные кружки. Миша ходил на танго — после пяти месяцев занятий они с его партнершей Миланой заняли первое место на конкурсе талантов для слепоглухих. Танец поставили под песню из фильма «Запах женщины». Сейчас Миша, правда, больше не ходит на танцы, проект остался без финансирования.

«Не было смысла жизни, а тут появился. Есть круг людей, с которыми можно нормально общаться. Я не один такой. Появились друзья»

В последнее время Миша и сам стал выступать в роли наставника на мастер-классах для детей с особенностями развития, которые проводятся в ТОКе. «У нас есть несколько людей, чья жизнь изменилась, потому, что то, чего они хотели, наконец реализовалось. Миша хотел быть служащим, вот сейчас он служит. Сейчас он один из „столпов“ мастерской», — говорит Марина Мень.

Сам Миша говорит про это так: «Не было смысла жизни, а тут появился. Есть круг людей, с которыми можно нормально общаться. Я не один такой. Появились друзья».

Во многом благодаря Мише у подопечных фонда появился гостевой дом в 15 минутах ходьбы от мастерской. Раньше, чтобы добраться из его поселка под Сергиевым Посадом до мастерской, он тратил по четыре часа на дорогу в одну сторону: автобус, электричка и метро. То еще испытание — тем более для человека без зрения, пусть даже и с собакой-поводырем. Для тех, кто как и Миша, живет в области, фонд начал снимать квартиру.

В трешке на Дмитровской, оборудованной всем необходимым для слепоглухих — компьютерами с брайлевским дисплеем, специальной мультиваркой и вообще всем нужным — иногда ночуют до семи-восьми человек. Сотрудники мастерской приезжают в понедельник, а в четверг уезжают в свои дома. Время от времени к ним приходят волонтеры и устраивают в квартире кулинарные курсы.

***

Напротив Миши, за столом у окна — Ираида. Она отделяет кружевную салфетку от необожженной пиалы так, что на поверхности остается красивое тиснение.

Ираида глухая от рождения, но видит; правда очень плохо — у нее «туннельное зрение». «Это как если свернуть лист бумаги в узкую трубочку и при этом держать его вот на таком расстоянии», — Мария отводит руку от лица на полметра.

Чтобы Ираида обратила внимание на нас с фотографом, Бояркина машет рукой прямо перед ее лицом, это срабатывает. Увидев камеру, шестидесятилетняя Ираида по-детски улыбается.

«До ТОКа она сидела дома, — рассказывает Мария, — в коммунальной квартире и ничего не делала, муж умер, но соседи о ней заботятся. Когда только мы начали заниматься с глиной, у Ираиды открылся талант скульптора», — Мария убегает за стеллаж и возвращается, держа в руках глиняную овцу и фигурку ангела. Увидев ангелов, Ираида скрещивает руки и машет кистями, пытаясь изобразить взмахи крыльев.

У Миши падает ложка. Машинально поднимаю ее.

— Кто поднял?

— Журналист, по незнанию.

— Это Кэти должна была поднять.

Услышав свое имя, лабрадор со светлой шерстью — Мишина собака-поводырь Кэти тут же подбегает к хозяину.

***

Обожженные изделия расписывают художники-керамисты. 

Художница Маша потеряла слух в 30 лет, в первый раз она взяла в руки кисти в ТОКе.

Маша выводит на кружке, стилизованной под кирпичную стену слова All you need is love и «Цой жив».

— Ты слышала эти песни? — Мария Бояркина задает вопрос с помощью дактильной азбуки, жестикулируя кистью.

— Русский рок у меня в голове. Его сложно забыть, — улыбается художница.

— У тебя есть любимые изделия?

— Они все проданы.

Фонд частично научился зарабатывать реализацией своей продукции: посудой, сделанной в мастерской, заинтересовались магазины при Еврейском музее и «Гараже», но, чтобы пережить лето, центру нужны деньги.

«Благотворительное производство редко может выйти на самоокупаемость. Мы постоянно находимся в состоянии финансового стресса», — объясняет Мария.

— Пусть зарплаты сначала выплатят, перебивает ее Миша.

— Осталось только за май!

— Это только нам, а еще помощникам и художникам не всем за март даже заплатили.

Деньги нужны не только на зарплаты, но и на покупку материалов, аренду керамической мастерской и реабилитационной квартиры. С марта 2014 года ТОКу помогает фонд поддержки слепоглухих «Со-единение», но сейчас гранты покрывают только десятую часть всех расходов. Летом мастерская работает в волонтерском режиме, но даже при этом, чтобы дожить до сентября, ТОКу требуется 1,3 млн рублей. Помочь фонду и купить изделия можно здесь.

Текст: Софья Гройсман

Фото: Алексей Абанин 

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.