Спор Олега Кашина и Мустафы Найема о Крыме и российской оппозиции.

«Кто вам сказал, что мы в России должны разделять ваши ценности?»
Новости
11 июня 2015
64 789
41
Поделиться

Журналист и писатель Олег Кашин после возвращения в Россию дал большое интервью Антону Желнову, где, в том числе, объяснил свою позицию по Крыму. Его выступление процитировали несколько украинских изданий, например, Gordon.ua. Кашин скопировал эту новость без пояснений в свой фейсбук. В комментарии к посту пришел украинский журналист, депутат Верховной Рады Мустафа Найем. Дождь приводит этот диалог.

Оригинальный пост: Российский журналист Олег Кашин заявил, что считает присоединение Крыма к России восстановлением исторической справедливости. Об этом в среду, 10 июня, он сказал в эфире российского телеканала Дождь.

Журналист уточнил, что из-за такой позиций он рассорился с некоторыми своими знакомыми.

«Со многими рассорила Украина. Я не скрывал, что я к аннексии Крыма отношусь, да, как к аннексии, но при этом как к восстановлению исторической справедливости. Крым, конечно же, наш», — сказал Кашин.

Он отметил, что его поколение «все эти годы» мечтало о присоединении Крыма к России.

«Крым всегда был несправедливой потерей, и многие мои многолетние знакомые с этим несогласны. Вплоть до того, чтобы перестать со мной здороваться», — сказал Кашин.

****

Мустафа Найем: А черта этой исторической справедливости имеет конкретную дату? Или она проходит по грани «наши так считают»? Потому что некоторые наши считают, что в принципе Москва — это наша очень развитая провинция, и даже указывают на могилу князя Долгорукого в Киеве. В общем, маразм крепчал.

Олег Кашин: Ну вот представьте — пришли сто российских солдат в Ивано-Франковск. Им там будут рады? А в Крыму были.

Мустафа Найем: Я думаю, если в Москву прибудет сотня чеченских солдат, то радующихся сторонников они там точно найдут. Причем много и разных национальностей. Я думаю, это отличный повод для референдума. Остальное — дело техники.

Олег Кашин: В Москве и так есть не одна сотня чеченских солдат))

Мустафа Найем: Ну, да. Так и у нас были русские солдаты. А потом превратились в вежливых человечков. По приказу, естественно, а не из чувства исторической справедливости.

Олег Кашин: По приказу, конечно. Я же говорю — в этом нет противоречия. Крым захвачен крайне нагло, референдум фиктивный, международное право попрано и так далее. И при этом он наш.

То есть если хотите отвоевывать — на здоровье, но вам это зачем?

Мустафа Найем: По этой логике, жертва изнасилования тоже не имеет никакого права на справедливый суд, поскольку насильник был уверен, что «она — наша». В этом тоже никакого ведь противоречия: «изнасилована крайне нагло, честь и закон попраны и т.п. И при этом она наша. То есть, хотите справедливости — на здоровье, но вам это зачем?»

Это такой тонкий троллинг или че?

Олег Кашин: Ну какой троллинг, троллинг это лоховство. Международное право в известном смысле тоже лоховство, мир с этим живет и как-то справляется. Забрали некрасиво, если Путина за это повесят, его жалко не будет, но даже в этом случае украинским Крым не станет, извините.

Мустафа Найем: «В известном смысле» — это кому известном? Гитлер тоже так считал, а закончил тем, что умер вместе с тысячами тех, кто считал, что он прав, а его страну на сорок лет поделили союзники. Видимо, по этой аналогии, лоховством было позволить им потом объединиться )

Олег Кашин: Лоховством не лоховством, но, по крайней мере, нарушением Хельсинкского соглашения, которое Хонеккер (Эрих Хонеккер, глава ГДР — Дождь) подписывал. Это я к тому, что международное право — штука не вполне абсолютная. Тут еще должна быть ссылка на Косово, но ее наша пропаганда заездила (

Мустафа Найем: В этом и разница наших и ваших. Мы считаем, что все же есть какие-то «абсолютные штуки», мы их тут, у нас называем ценностями. А у вас они относительны. Причем, как правило, мера относительности диктуется тем, у кого сила. По сути, с Крымом совершили ровно то, что со всем российским народом совершают регулярно и под шумные аплодисменты тех самых наших. Но только в Москве ты с этим считаешь нужным бороться, а в Крыму — нет. А так не бывает) Вы или крестик снимите или трусы наденьте.

Олег Кашин: Это все прекрасно, только кто сказал, что мы в России должны разделять ваши ценности? Не должны, я считаю)

Мустафа Найем: Нет, конечно, не должны. Но это ведь вы там требуете честных выборов, прав для оппозиции и всякие другие «штуки». А ведь если подумать, многие ваши «наши» уверены, что нафиг это все надо, и что историческая справедливость требует духовных скреп, а не свободных выборов. Так что терпите, крепчайте. То есть, хотите бороться — на здоровье, но только не будет этого всего, оно вам надо?)

Олег Кашин: Может, будет, может, не будет, может, вообще гражданская война будет, я не знаю. Что прав для оппозиции у Путина требовать не надо, я с вами согласен — он не даст.

Мустафа Найем: Так зачем же тогда требовать, просить, жаловаться? Не надо суетиться под клиентом — историческая справедливость ваших «наших» требует диктатуры.

Олег Кашин: Ну что за жаргон про клиентов, вы же депутат.

А так вы правы совершенно. Не надо требовать, не надо просить и жаловаться. Есть такая русская песня — «Всего два выхода у честных ребят».

Мустафа Найем: Это не жаргон, это тоже поговорка. И в данном случае она ближе к реальности. Потому что два выхода действительно есть только у честных ребят. А те, для кого право силы — это историческая справедливость, а международные законы — лоховство, еще долго будут мелко суетиться.

Олег Кашин: Будут, конечно. И даже если кто не будет, всегда найдется украинский депутат, который скажет, что они на самом деле нечестные. Это тоже нормально)

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.