«Какие взгляды? Я просто прогуляться пришла». Зачем и как выходили на «Антимайдан»

Новости
21 февраля 2015
51 940
8
Поделиться

Корреспондент Дождя сходил на акцию против повторения событий Майдана в Москве и поучаствовал в массовке за обещанные триста рублей.

Фото: Алексей Абанин / Дождь

В одном из объявлений о наборе массовки для участия в «Антимайдане» местом сбора значился вестибюль станции метро «Театральная». В назначенное время — 11:30 — в центре зала стояли несколько подростков.

Одна из них держала табличку «Светлана», она заносила фамилии собравшихся в список. К «Светлане», девушке лет восемнадцати, периодически подходил проверить обстановку тучный мужчина, внимательно изучавший каждого, кто попадался ему на глаза. Рядом стояла еще более тучная женщина с табличкой «Елена ТВ» — она-то и была мне нужна. Когда молодые люди в спортивной одежде, перешучивавшиеся с полицейскими, скомандовали по мегафону выход и построение, я догнал Елену, но было поздно. «Никого я никуда не записываю», — отрезала она, встав на эскалаторе ступенькой выше и оглядев меня с ног до головы.

На выходе из метро мне все-таки удалось вклиниться в очередь за талонами, дававшими возможность участвовать в шествии за 300 рублей. Я принялся выяснять у соседей, только ли деньги заставили их стоять два часа в метро, а потом неизвестно сколько — на морозе. Так я познакомился с Катей из Люберец, работницей таможни в аэропорту «Домодедово», приехавшей на «Антимайдан» после ночной смены.

Катя призналась, что не пропускает ни одной политической акции, где платят (а они нередки — последней было ноябрьское шествие в День народного единства), и «Елену ТВ» с тучным мужчиной встречала не раз.

«Вон, смотри, сколько автозаков», — указал я в сторону площади Революции и спросил шутливо, готова ли Катя в случае чего отстаивать свои взгляды до конца. «Да какие взгляды? Просто прогуляться пришла», — рассмеялась она в ответ и взяла меня за руку: в голове очереди, на Театральной площади, началось какое-то движение.

«Мне все равно, что вы тут с девяти!», — кричал на собравшихся спутник «Елены ТВ».

Широким жестом, каким пастух cгоняет скот, он призвал массовку разворачиваться и строиться заново: «Нормально стояли бы, все бы нормально было бы!»

Получив наконец свои талоны — бумажки с зеленой галочкой — мы с Катей, подгоняемые бригадирами, двинулись на Петровку, к флагам и барабанному бою. У Большого театра, где с большого экрана всех приветствовал Григорий Лепс, нам перерезала дорогу девушка. Она была встревожена — ей не досталось талона. Пришлось вернуться и доверительно сообщить бригадиру, что она с нами. Девушка была очень благодарна и разговорилась: Анжела, тридцать три года, приехала из Киевской области, но еще до Майдана, который не поддерживала, но и не осуждала. «Но вот это вот, — Анжела указала на плакат “Майдан = фашизм”, — точно перебор».

По пути я допытывался у всех встречных, почему они пришли на митинг, но вскоре бросил это дело. На вопрос «вы по политическим взглядам тут или просто» самым оригинальным был ответ «одно другому не мешает». «А вы тоже за деньги? Я что, один тут такой?», — улыбнулся я наконец очередной старушке из очереди, имея в виду, что явился сюда по зову сердца. «Какой — такой?» — посмотрела она на меня с подозрением.

На Петровке собрались тысяч пять участников акции. Тех, кто явно готовился к «Антимайдану» заранее, было большинство. Это не только люди в казачьих костюмах или с самодельными, судя по виду, плакатами, но и, например, компания бородатых парней в кожаных куртках. Георгиевских лент, в отличие от остальных, у них не было, зато были флаги с портретом первого президента Чечни Ахмата Кадырова. Подходить к ним никто не решался.

Вновь послышался голос Григория Лепса. «Здорово, ребята!», — ролик с видеообращением музыканта повторили несколько раз.

Писатель Николай Стариков, который вел митинг на пару с певицей Викой Цыгановой, рассказал, что Майдан — это химера, которая материализовалась в таких людях, как участницы Pussy Riot. Главное сейчас для патриотов — бороться с «пятой колонной», которая хочет повторения киевских событий в российской столице, подчеркнул публицист. Старикова в числе прочих внимательно слушал мужчина в военной форме с шевроном «Новороссия» и нашивкой «аэропорт Донецк».

После одесских матерей выступали лидер «Ночных волков» Александр «Хирург» Залдостанов и певица Чичерина, напомнившая о своем преследовании на территории Украины за выступление в Луганске. Она исполнила песню «Мой рок-н-ролл». Больше звезд не было — зато была крымская студентка, такая очаровательная, что единственная за весь митинг сорвала громкие аплодисменты довольно пассивной в целом толпы.

Выступления со сцены продолжались меньше часа.

В подземном переходе трое крепких молодых людей с красными флагами о чем-то громко смеялись. «Васян, у тебя же эта ***** [фигня] черная была?» — сказал догнавший их приятель. «А мы перекрасили!», — разразились заливистым хохотом друзья после некоторой паузы.

Найти «Елену ТВ», как и другого бригадира, на месте сбора массовки не удалось. На звонок она не ответила.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.