Книги из школьной программы «только для взрослых». Как в России работает закон о маркировке литературы

18 сентября, 20:49 Екатерина Селиванова
576

После того как в Екатеринбурге 17-летней школьнице отказались продавать сборники стихов Владимира Маяковского, Сергея Есенина и Иосифа Бродского, депутаты Госдумы обсудили исключение школьной классики из перечня информации, запрещенной для распространения среди детей. Дождь узнал о других случаях, когда книги продавали только по паспорту.

В начале сентября стало известно, что школьнице из Екатеринбурга отказались продавать сборники стихов Владимира Маяковского, Сергея Есенина и Иосифа Бродского в трех книжных магазинах города. Книги были с пометкой «18+». По словам девушки, продавцы объясняли отказ законом, запрещающим продавать такие издания несовершеннолетним.

На следующий день зампред комитета Госдумы по культуре Александр Шолохов (внук писателя Михаила Шолохова, произведения которого маркируются «16+») предложил обсудить вопрос о критериях. Шолохов назвал ситуацию с екатеринбургской школьницей неправильно: «Я совершенно согласен с людьми, которые говорят, что необходимы определенные разумные критерии для введения (маркировки), а не делать это автоматически».

Глава комитета по соцполитике Ярослав Нилов в свою очередь попросил главу Роскомнадзора Александра Жарова проверить организации, рекомендовавшие маркировать классику. 

А саму школьницу, которой не продали книгу, Театр Луны и музей Маяковского пригласили в Москву.

Были ли другие случаи?

В 2016 году литературный критик Анна Наринская написала в фейсбуке, что ее пятнадцатилетнему сыну не продали роман Виктора Гюго «Человек, который смеется» («16+»). «Гришка молил, говорил, что она в списке летнего чтения, продавщица сказала, что там маркировка и ее не волнует», — рассказывала Наринская.

В магазине «Библио-Глобус», где не продали книгу, тогда объяснили, что все понимают про требования школьной программы, но «издательские проекты и проекты министерства образования и здравоохранения никак не согласованы».

В августе 2018 года в том же магазине 15-летней школьнице отказались продавать книгу «Чемодан» Сергея Довлатова. Об этом Дождю рассказала мама школьницы Елена Иванова. «Дочь дала продавцу социальную карту, на что ей сказали: „Ну, тебе еще далеко до 18“. Она книгу оставила на кассе, взяла такую же и пошла на другую кассу. Там социалку не стала давать и ей пробили», — сказала Иванова.

Не продали Довлатова без паспорта и 26-летней Але Кедреновской в магазине «Буквоед» в Санкт-Петербурге. «„Заповедник“ я хотела подарить приятелю. Продавец попросил документы со словами „Это книга для взрослых“. И это не единственный случай: в маленьком книжном в Москве не продали без паспорта сборник стихов Маяковского. Просто попросили документы, так как на книге маркировка „18+“. Оба раза было ощущение параллельной реальности и абсурдности происходящего, конечно», — рассказала Кедреновская Дождю.

56-летний житель Санкт-Петербурга Анатолий Шперх сказал, что ему в «Буквоеде» отказались продавать книгу «Шантарам» Дэвида Робертса. «У неё и вправду маркировка „18+“. Прикол лишь в том, что мне уже четыре раза по восемнадцать и на тинейджера я никак не похож. Но паспорт потребовали», — говорит он.

Наталья Кувшинова из Новосибирска в местном «Читай-городе» не смогла купить книгу «Любовь живет три года». «Продавец сказал, что книга „18+“ и без предъявления паспорта [она] мне ее не продаст. Меня это очень удивило, потому что неделей раньше подруга покупала эту же книгу и подобного требования от продавца не последовало», — сказала Кувшинова.

В «Читай-городе» Дождю сказали, что к маркировке возрастных ограничений они не имеют отношения — ее устанавливает издательство. «Книготорговая сеть получает книги от издательства уже с маркировкой, которую мы обязаны соблюдать. В противном случае нам как распространителю грозит ответственность за продажу товара с нарушением требований закона», — говорит руководитель PR-службы сети Елена Абрамова. По ее словам, «Есенин, Бродский, Маяковский написали значительное количество произведений, и, безусловно, не все из них предназначены для школьной программы». В «Буквоеде» сказали, что не могут дать комментарий по этой теме.

Как регулируется маркировка

Нормы, которые обязывают издательства ставить возрастные маркировки, содержатся в законе «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Он действует с 2012 года, но при этом еще в 2015 году премьер-министр РФ Дмитрий Медведев назвал возрастную маркировку «странноватой», а министр культуры Владимир Мединский выступил за доработку закона.

Есть пять видов маркировки информационной продукции (в том числе и книг): для детей до шести лет, для детей старше шести лет, старше 12 лет, старше 16 лет и для тех, кому больше 18 лет. До шести лет детям разрешена информация, «не причиняющая вреда здоровью». В ней разрешено «ненатуралистическое изображение или описание физического или психического насилия за исключением сексуального насилия при условии торжества добра над злом и выражения сострадания к жертве насилия или осуждения насилия».

Для детей старше шести разрешено «кратковременное и ненатуралистическое» описание заболеваний человека (но не тяжелых) и несчастных случаев, если они не унижают человеческого достоинства и не вызывают у детей страх, ужас или панику. Разрешаются также описания преступлений, если они не одобряются.

С 12 лет разрешается описание употребления алкоголя, азартных игр, бродяжничества и попрошайничества, эпизодическое упоминание наркотиков и ненатуралистические описания половых отношений между мужчиной и женщиной.

После 16 лет разрешаются отдельные бранные слова и выражения, не относящиеся к нецензурной брани.

Для детей до 18 лет запрещена информация, побуждающая к насилию над людьми или животными, причинению вреда здоровью и самоубийству, приему наркотиков, употреблению алкоголя, занятиям проституцией, азартным играм. Запрещена также литература, «отрицающая семейные ценности и формирующая неуважение к родителям и (или) другим членам семьи», оправдывающая противоправное поведение, содержащая мат и порнографию.

Главный редактор издательства Individuum Феликс Сандалов говорит, что решение о маркировке принимает главный редактор по согласованию с юристами. По его словам, в жанре нон-фикшн, на котором специализируется издательство, ограничений «6+» или «12+» почти не встречается. «Чаще всего мы указываем ограничение „18+“ и продаем книгу в запечатанной упаковке, если в ней встречается упоминание алкоголя, курения или в тексте есть какое-то бранное слово», — отмечает главный редактор издательства «Альпина Паблишер» Сергей Турко.

Из-за того что ответственность за маркировку возлагается на издательство (по закону они могут определять возраст сами или привлекать экспертов), у одного и того же произведения, вышедшего в разных издательствах, она может отличаться. При этом правила маркировки не распространяются на продукцию, «имеющую значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества». Критерии в законе не прописаны, поэтому по факту классическую литературу тоже маркируют. У «Войны и мира», изданной «Эксмо», возрастное ограничение «16+», а у той же книги издательства «Азбука» возрастного ограничения нет.

Диана Акриан из Москвы рассказала, что только по паспорту смогла купить книгу «Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери в «Читай-городе». «Сказали, что не могут продать без паспорта, потому что ограничение на обложке „18+“», — пояснила она. В то же время на сайте издательства «Эксмо» указано, что возрастное ограничение — «16+», а Акриан 30 лет. «Получается, что светить своими документами надо перед каждым встречным? Это бред какой-то», — сетует она.

Директор издательства «Росмэн» Борис Кузнецов также подчеркнул, что решение о выставлении знака информационной безопасности принимает редактор издательства, при этом из-за отсутствия единого списка маркировки даже классика, в том числе «Война и мир», может маркироваться по-разному. «Этот анекдотический закон вызывает множество нестыковок и превращается для издателя в большую проблему. Он очень плохо проработан, поэтому позволяет появляться всяким идиотическим случаям, когда 17-летней девушке отказываются продать книгу по формальным признакам. В законе не описывается, требовать у человека паспорт или нет, то есть нет правоприменительной практики. Так начинается самодеятельность: в магазинах решают, что возраст на алкоголь по паспорту проверяют, и начинают так же проверять возраст на покупку книг», — говорит Кузнецов. По оценке издателя, на половину книг, которые сейчас выходят, можно поставить ограничение «18+», а закон изначально настолько неудачный, что проще отказаться от него и принять новый.

Фото: агентство «Москва»

Популярное у подписчиков Дождя за неделю