Как российские политэмигранты живут в Европе.

И почему не могут вернуться обратно
Новости
10 мая 2015
19 312
1
Поделиться

The Village поговорил с несколькими политическими эмигрантами, которые укрываются в Европе от преследований, связанных с Болотным делом. Они рассказали, как устроились за границей, и о том, вернутся ли они обратно в Россию.

Павел Елизаров, который сейчас находится в Лиссабоне, Португалии, рассказал, что 6 мая 2012 года он оказался в самом начале Болотной площади. После окончания потасовок он шел мимо Третьяковской галереи. Его выхватили полицейские и грубо протащили по асфальту. Без протокола о задержании его доставили на «скорой» в травмпункт.

Через месяц, когда я был за границей, ко мне в квартиру пришли с обыском. Вернувшись, я стал скрываться, но меня всё равно задержали — на улице, якобы по подозрению в краже. В разговоре полицейские намекали, что в оппозиции быть небезопасно. Потом прислали повестку к следователю по «болотному делу», приходили к родственникам. По адресу прописки стала дежурить полиция. Я понимал, что меня может ждать тюрьма, но это особенно не смущало. Задумался о будущем серьёзнее, только когда узнал, что ребятам по «болотному делу» светит до восьми лет.

Друзья посоветовали Павлу уехать в Украину, чтобы посмотреть, что будет происходить в дальнейшем. Позитивных новостей из России не было, и он принял решение уехать в Мозамбик, где прожил год. Из страны он уехал спустя год: за вид на жительство в Мозамбике начали просить взятку, а связываться с коррупцией Павел не хотел. В Португалии он ждал пять месяцев перед вызовом на интервью о предоставлении политического убежища. Одобрения ему пришлось ждать еще полгода.

Когда получил политическое убежище, мне дали пособие в 150 евро на время поиска работы и документ для путешествий вместо паспорта. Я лишился возможности поехать в Россию или даже зайти в российское посольство.

Павел остался в политсовете «РПР-ПАРНАС». Он рассказал, что помогал в издании доклада «Путин. Война», который будет представлен 12 мая. После украинских событий Павел перестал строить планы на возвращение. 

А когда убили Немцова, окончательно понял, что вернусь не скоро и надо налаживать жизнь в Португалии. По России скучаю, особенно по любимой Москве. Вернусь назад при первой возможности — когда пойму, что в тюрьму меня не посадят.

 Остальные истории политических эмигрантов, которые покинули Россию из-за опасений реальных сроков по «Болотному делу», читайте в материале The Village.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.