«Я никогда не видел людей, которые бы настолько выпячивали свою гомосексуальность». Рассекречены показания о жизни советско-британского агента в Москве. Конспект Дождя

Заметки
30 мая
15 354
0

Национальный архив Великобритании рассекретил данные английского МИДа и Ми-5, посвященные Гаю Берджессу, одному из агентов «кембриджской пятерки» — советской шпионской сети в Лондоне. The Guardian опубликовала показания репортера газеты The Observer Эдварда Крэнкшоу, который подружился с Берджессом в Москве, а также фрагменты их перехваченных разговоров. Дождь выбрал главное из материала The Guardian. 

Выпускники Кембриджа Гай Берджесс и Дональд Маклин были двойными агентами — в английской Ми-5 и советском НКВД. В мае 1951 года они оказались под угрозой ареста и были нелегально вывезены в СССР. Как пишет The Guardian, Маклин с энтузиазмом стал обживаться в коммунистической Москве и вскоре завоевал репутацию эксперта по европейским службам безопасности. Берджесс же, хоть и работал консультантом внешней разведки, оставался собой — «очаровательным, эксцентричным гомосексуалом», который продолжал жить в свое удовольствие, рассказывается в статье. Ему так и не удалось приспособиться к новым условиям.

Впервые Берджесс и Крэнкшоу из The Observer встретились еще в Лондоне, когда двойной агент, работавший сотрудником британского МИДа, вызвал репортера, чтобы сделать ему выговор за «слишком мягкую» позицию по отношению к СССР. Несмотря на это, на второй встрече, которая состоялась в 1958 году уже в Москве, журналист, по его собственному признанию, поддался «экстраординарному магнетизму» и харизме Берджесса. По словам репортера, они много разговаривали, обсуждали книги и оперу. Но в том, что касается СССР и политики, их взгляды кардинально расходились. 

В беседах с журналистом Берджесс с удовольствием говорил о своих друзьях-мужчинах. «Я никогда не видел людей, которые бы так выпячивали свою гомосексуальность», — рассказывал репортер о бывшем агенте британской разведке. 

Берджесс познакомил Крэнкшоу со своим сожителем — молодым заводским механиком, который, по словам экс-шпиона, «прекрасно играл на гармошке». «Умный, опрятный и приятный в том смысле, в котором приятны анютины глазки», — свидетельствовал Крэнкшоу.

На одной из встреч Берджесс представил журналисту другого своего любовника — священника Новодевичьего монастыря (Берджесс как раз жил недалеко от обители). Крэнкшоу описал его как «молодого парня с отталкивающей внешностью — смазливой, но вместе с тем гадкой — и испорченного до кончиков пальцев». «Берджесс, очевидно, был по уши влюблен в этого монстра», — заключил Крэнкшоу. 

В СССР Берджесса курировало Второе главное управление КГБ. При этом власти закрывали глаза на его многочисленные связи, хотя в СССР мужеложство было уголовно наказуемым. 

По словам Крэнкшоу, Берджесс говорил ему и всем знакомым британцам, что хотел бы увидеть мать, но боялся возвращаться на родину, опасаясь ареста и шумихи.

Газета напоминает, что Крэнкшоу посвятил множество публикаций Советскому Союзу, но ни разу не упоминал в них встречи с Берджессом. 

«В 1950-е годы читателей британских газет из всех новостей из Москвы интересовали не столько Сталин или Хрущев, сколько Берджес и Маклин, ставшие своеобразным подобием национального бренда», — пишет The Guardian.

Берджесс стал агентом советской разведки в 1935 году и занимался вербовкой кандидатов на службу в Ми-5. Во время Второй мировой войны служил личным помощником министра иностранных дел и передавал СССР переписку МИД Великобритании, протоколы заседаний кабинета министров, а также сведения о стратегии западных стран в послевоенной Европе. В 1963 году умер от последствий алкоголизма в Боткинской больнице. Урна с его прахом была передана родственникам в Великобританию.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.